Звездное небо над головой и «котлета» денег в кармане

31 Декабря 2018
Звездное небо над головой и «котлета» денег в кармане

В конце декабря 2018 года редакция Калининградского делового портала RUGRAD.EU подвела итоги голосования по определению «Персоны года». Минимальный разрыв не дал определить однозначного победителя, первое место поделили философ Иммануил Кант (он в этом году оказался в центре очередного идеологического скандала) и бизнесмен Владимир Кацман (благодаря его усилиям открылась синагога). Афиша RUGRAD.EU рассказывает, почему и Кацман, и Кант в равной степени могут претендовать на звание «Персоны года», а также какие события запомнились редакции больше всего в 2018 году.


Триумф урбанистики и поражение реальности


«Урбанистика», «Стрелка», «благоустройство» - слова, которые прочно вошли в вокабуляр региональных медиа в 2018 году. Московское бюро «Стрелка» за федеральные деньги перекраивает российскую провинцию под урбанистические стандарты Москвы. В мае 2018 года Калининград стал домашней площадкой для большого урбанистического форума «Среда для жизни», где специалисты по городской среде обсуждали в частности какой должна быть коммерческая застройка в «прекрасной России будущего». Крупных региональных бизнесменов-строителей, которые и будут определять, как будет выглядеть типовая многоэтажка в Калининграде в ближайшие годы, среди выступающих замечено не было. Впрочем, бизнес расчетами себестоимости проектов наверняка бы испортил картины презентованного молодыми урбанистами будущего.

Обратная сторона форума - проект «Городские выходные» на Верхнем озере. Там «Стрелке» удалось на два дня построить идеальный город-галлюцинацию со стрит-фудом, плавучей сценой и разноцветным креслами-мешками. Как и от всякой другого фантома, через несколько дней следов от «Городских выходных» в городе уже не осталось. Но часть публики у выпадающей на эти же даты «Музейной ночи» урбанисты отбили.

Любой город — сложный организм, состоящий из самых разных социальных групп, чьи жизненные интересы порой противоречат друг другу. Так что у этих процессов были как выгодоприобретатели, так и явные жертвы. Предприниматели с Центрального рынка вполне могут подписаться под старым философским изречением «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Первый удар бизнес принял уже в феврале. В начале года ООО «Строительно-инвестиционная корпорация» получило разрешение на строительство торгового центра с многоярусной парковкой. Под будущую стройку необходимо было расчистить территорию, которую занимали ларьки промтоварного рынка. Небольшой секс-шоп, торговые лотки с китайскими очками и прочим нехитрым скарбом превратились в свалку пластиковых сэндвич-панелей.

Но это был только первый раунд. Главная битва бизнеса с городскими преобразованиями была еще впереди. Реконструкция улицы Баранова, проект которой разрабатывала  «Стрелка», «съела» у предпринимателей порядка 40 % человеческого трафика. Отсутствие такой банальности, как автомобильная парковка для посетителей, стало искрой, из которой разгорелось пусть и небольшое, но пламя.

Это было противостояние, где с одной стороны город-фантом, придуманный в опенспейсах московского КБ, с другой - реальный Калининград, где плохо выбритый мужчина в безразмерном пуховике торгует на холоде носками и трусами. Первый Калининград выглядит, как картинка из глянцевого журнала, где, благодаря умельцам из «Стрелки», на страницах формата A4 оживают велосипедисты и улыбающиеся люди с пластиковыми стаканчиками из под кофе. Второй платит налоги и создает рабочие места, но выглядит так, будто бы первоначальная эпоха накопления капитала еще не закончилась.

В борьбе неприглядной калининградской реальности и придуманных где-то там наверху галлюцинаций, победа пока досталась призракам. Но новая пешеходная зона пока не слишком удачно вписывается в городскую ткань Калининграда. Уходящая за горизонт прямая темно-красной плитки, бесконечный поток людей все в тех же пуховиках, лысые деревца и казаки в бушлатах защитного цвета и с черными нагайками. Губернатор Антон Алиханов же дает торговцам, пережившим 90-е, совет пересмотреть свою бизнес-схему. И открыть, к примеру, вместо палатки с нижним бельем из Китая, кафе.


Чемпионат мира и похмелье после него.


Главным событием, разделившим жизнь Калининграда на до и после, стал чемпионат мира по футболу. 35-тысячной арене Kaliningrad Stadium изначально не досталось топовых матчей из серии плей-офф. Впрочем, и матчей группового турнира вполне хватило, чтобы превратить город в эти дни в пестрый хаотичный карнавал. Калининград и его жители продемонстрировали отличную способность к мимикрии и эдакому прагматическому цинизму, которые как воздух необходимы всем городам, планирующим зарабатывать на туризме. Горожане дудели в дудки и плясали с хорватскими болельщиками, а уже через несколько дней хрипло орали «Косово - это Сербия», вскидывая в небо сжатые кулаки вместе с упитанными бородатыми мужчинами в красных майках. Вряд ли большинству жителей есть хоть какое-то дело до тяжелой истории отношений Загреба и Белграда. Большинство участвовало в этом спектакле исключительно, чтобы иностранный гость чувствовал себя в городе комфортно и оставил бы несколько лишних смятых купюр на барной стойке.

Впрочем, «золотого дождя» в тех объемах, которых ждал региональный бизнес, так и не случилось. Точкам общепита, которые располагались вблизи Площади Победы, где происходила основная тусовка фанатов, удалось увеличить выручку примерно на 30-40 %. Но рестораны, которые не попадали в зону этого праздничного сумасшествия, напротив демонстрировали снижение средней выручки.

Точка в огромном праздничном действии под названием «Чемпионат мира по футболу в России» поставлена. И как и после любого праздника наступает похмелье и головная боль. 35-тысячный стадион на острове Октябрьском - самый дорогой объект за всю историю калининградской стройки - по оценкам Антона Алиханова будет обходиться калининградским налогоплательщикам в сумму порядка 300 млн руб в год. Интерес к объекту, который в дни ЧМ-2018 забивался почти под завязку, местная публика уже практически потеряла. Средняя посещаемость матчей калининградской «Балтики» около 4 тысяч человек. И вряд ли команда, которая в текущем сезоне начала в очередной раз демонстрировать все признаки предсмертной агонии, имела право претендовать на нечто большее.

У региона есть 5 лет, чтобы поэкспериментировать с бизнес-моделями и придумать, чтобы громадный «саркофаг» начал отбивать хотя бы часть своего содержания (коммерческий директор Kaliningrad Stadium Геннадий Борисов считает, что не удастся вывести спортивное сооружение даже в ноль). Коммерческие планы Антона Алиханов на спортивную арену критиковал президент Владимир Путин. И теперь у калининградского губернатора одна надежда, что федеральные власти поведут себя либерально и разрешат торговать пивом на спортивных объектах.


Зачем нам этот Кант?


Скандал с памятником Иммануилу Канту - самая громкая медийная история последних месяцев 2018 года. Сейчас вся эта история кажется плохим конспирологическим романом: кто-то облил розовой краской памятник немецкому философу, либеральная общественность кивает на патриотов, вспоминая о борьбе с «германизацией», патриоты кричат о сознательной провокации, а полиция допрашивает каких-то студентов. Впрочем, за этим почти детективным сюжетом теряется главное: почему розовые пятна на монументе, которые достаточно быстро смыли, превратились чуть ли не в главный медиа-скандал года? Калининград - провинциальный город, которому всю свою постсоветскую историю нравилось кичиться своей «особенностью». Подтверждение этой «особенности» можно было при желании находить в чем угодно. Хоть в местной музыкальной сцене, которая даже в 90-е, когда вся страна была политизирована до предела,предпочитала натурально рассматривать «звездное небо над головой» (слово «звезды» чуть ли не самое часто встречающиеся в альбомах калининградской группы «ЛондонParis») и не замечать прочие мелочи. Эту «калининградскую идентичность» пытались склеить в единое целое из самых разных смысловых фрагментов: из шоп-туров на уикенд в соседнюю Польшу за продуктами, клуба «Вагонка» и даже из количества голосов, отданных за Владимира Путина на очередных выборах (были времена, когда эти показатели действительно отличались от статистики в других российских регионах). Но чтобы застолбить за собой статус «особенного» города, Калининграду нужен был некий интеллектуальный символ. И тут выбор был совершенно невелик: за всю свою постсоветскую историю город не создал ничего такого, что можно было бы «продавать» на всю Россию. За Канта пришлось хвататься хотя бы потому, что больше, по выражению журналиста Олега Кашина, схватиться было не за что. А возразить из своей могилы возле Кафедрального собора философ не может.

Философия Канта в жизни среднестатистического калининградского обывателя играет примерно такую же роль, как и философия Бердяева (то есть, примерно, никакую). Но даже официальная власть принимала эту игру в негласный сакральный символ: в 2013 году Владимир Путин заявил, что Кант должен быть символом области, бывший губернатор Николай Цуканов подчеркивал свое «трепетное» отношение к философу. Нынешний глава области - Антон Алиханов - решил лично возглавить рабочую группу по подготовке к празднованию 300-летия мыслителя. У бренда даже были свои охранители, готовые встать на защиту философа, если кто-то не слишком удачно начинал заигрывать с этим образом. Поплатился за это депутат Облдумы от «Единой России» Александр Мусевич: его инициативу с полутораметровой статуэткой Канта, выполненную в нарочито мультяшном стиле, в пух и прах разнесли на совете по культуре при губернаторе.

Став невольно для некоторых горожан символом «всего хорошего против всего плохого», Канту пришлось и пострадать за это. Странная инициатива по выбору для российских аэропортов имен выдающихся соотечественников, где исторические персонажи сталкивались на одном ринге словно боксеры, в Калининграде развязала небольшую гражданскую войну. Если в остальной части России воевали между собой в основном «советские патриоты» и «сторонники России, которую мы потеряли», то в Калининградской области к этому добавили еще и Канта, которого соотечественником считали далеко не все. В результате, когда общество оказалось наэлектризовано до предела, по памятнику философа и поползли розовые узоры. К счастью, как и большинство «гражданских войн» в современной России эта также не вышла за пределы социальных сетей.


Политика министерства культуры и туризма не работает


В этом вынужден был признаться министр культуры и туризма Андрей Ермак, когда пришло время подводить итоги конкурса по поддержки событийного туризма. Ежегодно структура областного правительства распределяла между организаторами различных развлекательных ивентов и фестивалей миллионы бюджетных рублей, чтобы в конце концов выяснить, что все это было зря и основная задача конкурса не выполнена. Весь смысл в распределении средств налогоплательщиков был в том, чтобы в области появились новые мероприятия (особенно нужны были ивенты в межсезонье). Но у новичков не получалось конкурировать с крупными событиями и фестивалями с историей. В результате часть списка победителей можно было угадать еще до подведения итогов: фестиваль «Короче», Мировой чемпионат фейерверков и даже «Праздник хлеба и молока», который по сути представляет собой пиар-мероприятие коммерческих брендов. Организаторы этих мероприятий получали субсидии и в 2017 году. В 2018 они также попали в итоговый список. Ермаку пришлось признать, что деньги по сути получали события, которые могли обойтись и без бюджетных субсидий. Даже губернатор Антон Алиханов назвал «унылым» новогоднюю стрит-фуд ярмарку, организаторам которой бюджет должен был выделить более миллиона рублей. Другим организаторам бюджетные деньги не слишком помогли: Мировой чемпионат фейерверков в этом году менял формат, переехал на остров Октябрьский, а организаторы пытались передвинуть свое мероприятие на коммерческие рельсы и продавать на ивент билеты. Однако ни спонсорская помощь, ни 2 млн руб., полученные в качестве субсидии из бюджета, не помогли «Центру фейерверков «Хан» окупить свое мероприятие: организаторы ушли в минус. В следующем году министерство культуры и туризма меняет формат конкурса: теперь министерство будет заниматься предварительной оценкой проектов, чтобы распределить субсидии.

Помимо конкурса, у министерства Андрея Ермака есть еще несколько инструментов, позволяющие распределять бюджетные средства между частным бизнесом. Это, к примеру, система рибейтов - возмещение части расходов кинопродюсерам, которые снимали картины на территории Калининградской области. В 2018 году лимит на эти цели был установлен на уровне 30 млн руб. Более 20 млн руб получила компания продюсера, бывшего участника китчевого поп-проекта «Кабаре-дуэт «Академия» Александра Цекало, которая снимала в регионе сериал «Порт» про коррумпированного таможенника.

Кроме того, министерство культуры и туризма в этом году продолжало свою так называемую «политику роликов»: ведомство Андрея Ермака заказывает у режиссеров видео-контент, а потом распространяет его по соцсетям (порой ролики про Калининградскую область можно обнаружить в пабликах по соседству с видео «Мисс Россия в бикини»). Сам Андрей Ермак видит в роликах альтернативную рекламу туристического потенциала региона, но эксперты считают, что пытаться продвигать Калининградскую область с помощью «просто красивого видео» - это все равно, что «вылить ведро воды в Балтийское море».


Владимир Кацман достроил синагогу и сыграл джаз с губернатором


Год бизнесмена Владимира Кацмана вполне можно было бы измерить в цифрах. Бюджет фестиваля «Калининград Сити Джаз» - 15-16 млн руб. (сам Кацман как частное лицо вкладывает в свое детище около 2 млн руб.). В строительство синагоги, которое окончилось в ноябре 2018 года, бизнесмен вложил 6 млн евро.

Кацман был не единственным спонсором, который финансировал строительство религиозного сооружения. Но учредителем соответствующего фонда был именно он. Региональные власти, еще до того как исчезли строительные леса, строили планы, чем религиозное сооружение может помочь городу. Его даже вписывали в качестве одного из составных элементов в проект «Музейный квартал».

В этот год Владимир Кацман вышел на развлекательный рынок города с новым проектом, закрыв сделку по покупке помещений бывшего клуба Nisha так как ему хотелось (экс-владельцы продавали свой продукт как готовый бизнес, Кацман просто хотел выкупить недвижимость).

Фестиваль «Калининград Сити Джаз», который вырос из корпоратива в клубе «Вагонка», сегодня одно из главных событий-долгожителей. История с фестивалем сильно сработала на пиар имени бизнесмена и сегодня это, наверное, единственное событие, где сцене пояляется губернатор Антон Алиханов с гитарой.

Кацман - один из тех бизнесменов, кто не сильно обращает внимание на политкорректность своих высказываний. Порой они оказываются где-то на грани между не самой доброй шуткой и чем-то очень похожим на социал-дарвинизм.

Закрыв с партнерами сделку по продаже сети «Виктория», Владимир Кацман стал искать себя в ресторанном бизнесе. «Может быть, я не имею от «Балтийских ресторанов» такого количества чистой прибыли, чтобы мне принесли «котлету» денег и на стол положили. Но прибыль есть, и денег я не докладываю», - рассказывал он, как устроен этот вид бизнеса.



Текст: Алексей Щеголев



Комментарии