Затратное воскрешение

4 Декабря 2017
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";


Развалины «Кройц-аптеки» в каком-то смысле можно назвать главной иллюстрацией отношения к историческим памятникам в нашем городе. Во всяком случае, именно «скелет» «Кройц-аптеки» породил многочисленные мемы и шуточки в социальных сетях: до сих пор обнаруживается предвыборный плакат с Владимиром Путиным и торжествующей подписью «Вместе к великой России» на фоне серых развалин. Надежда на то, что что-то изменится, появилась около года назад. После пяти проваленных тендеров у здания наконец-то появился собственник — генеральный директор компании ООО «Калининградское» по племенной работе» Сергей Сухомлин. Афиша RUGRAD.EU разбиралась, в каком состоянии находится памятник и что его ожидает.


Что сейчас происходит с «Кройц-аптекой» ?



Новый собственник «Кройц-аптеки» и участка под почти развалившимся памятником — гендиректор ООО «Калининградское» (специализируется на разведении молочного крупного рогатого скота) немногословен относительно своих планов на памятник. «Все идет в соответствии с графиком», — лаконично отвечает он. В начале декабря собственник готовится подать документы на государственную экспертизу. Экспертиза, по прогнозам Сухомлина, займет около 2,5 месяцев. Строительные работы начнутся только после получения разрешения от региональной службы охраны памятников. 

Главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне говорит, что его служба работы на «Кройц-аптеке» не контролирует, потому что объект частный, а каких-то дополнительных полномочий у него в этой истории нет.


Как выбирали проект «Кройц-аптеки»



В начале 2017 года стало известно о сайте, который появился у проекта. Там были опубликованы работы архитекторов, посвященные возможному будущему объекта. Собственник за личные средства организовал конкурс.

Все работы выносились на обсуждение на заседании градостроительного совета. Были традиционные версии решений: от заигрываний с симуляциями старины до попыток придумать для «Кройц-аптеки» современный стиль. В архитектурный лайн-ап попали даже совсем радикальные решения. «Архитектурная мастерская Вячеслава Ковальчука», к примеру, предлагала разобрать остатки памятника до фундамента. Был проект от архитектурной студии Александра Башина, который предлагал встроить отреставрированный «скелет» фасада «Кройц-аптеки» в стеклянный фундамент.

Но больше всех баллов набрал совместный проект Олега Купердяева, Алексея Архипенко и Сергея Сычева. Его как раз можно отнести к привычным в Калининграде попыткам «позаигрывать со стариной». В данном варианте проекта мы предполагаем реконструкцию существующего остатка здания. Оставляем всю фасадную стену (с восстановлением утраченного фасадного фронтона), часть стен тоже оставляем. А за ней идет новое строительство с мероприятиями по укреплению существующей конструкции стены», — рассказывал об этом проекте Олег Купердяев.

Впрочем, решение градсовета носило исключительно рекомендательный характер. Сергей Сухомлин остановился на совсем другом проекте. Его подготовила архитектор Анна Бельская (проект, согласно информации на сайте, дорабатывался). «У него было такое право. Наша задача — показать возможные сценарии с этим объектом. Мне они все были симпатичны: и [проект] Архипенко, и Бельской. Определился на Бельской — это его право. Мы не можем ему сказать: "Мы вот решили, собрались, а ты не смей отходить...". Наоборот, это позитивно, что выбирали из трех хороших, а не из трех плохих», — комментирует итоги градсовета Вячеслав Генне.


Что это за проект?


Если совместный проект архитекторов Архипенко, Купердяева и Сычева порой напоминал еще одну попытку позаигрывать со стариной, то работа Бельской на этом фоне выглядит этаким ультрамодерном. Фасад «скелета» «Кройц-аптеки», который сохранился до наших дней, отреставрируют. Но при этом остатки старого здания как бы топятся в корпусе из стекла. В итоговой концепции, опубликованной на сайте «Кройц-аптеки», этот подход называют «стилистическим контрастом» между исторической частью здания и вновь возводимыми объектами.

Автор проекта, который выбрал Сухомлин, Анна Бельская работает главным архитектором в калининградской мастерской «Квадр». Но к этой работе архитектурная мастерская не имеет никакого отношения. Автор проекта рассказывает, что при принятии решения встраивать «скелет» «Кройц-аптеки» в стеклянный корпус, руководствовались «эстетическими соображениями».

Архитектор считает, что было всего два пути решения вопроса с будущим «Кройц-аптеки»: либо копировать немецкий стиль, либо наоборот уходить в контраст. После проработки многих вариантов архитектор решила остановиться на втором. «Не все у немцев тоже было эстетично. Наряду с достаточно интересными архитектурными объектами буквально через стену были бытовые объекты. Поэтому мы и приняли решение не восстанавливать [«Кройц-аптеку»] в историческом виде полностью, а при максимальном сохранении наиболее ценных частей фасадов дополнять современными решениями», — комментирует проект Анна Бельская.

Автор, впрочем, возражает, когда проект называют «чисто модерновым решением» и настаивает, что это именно компиляция исторической манеры и современных архитектурных решений. Это позволит вписать новую «Кройц-аптеку» в район улицы Фрунзе, где сохранилась как историческая застройка, так и современные здания.

Стоит отметить, что в опубликованной на сайте концепции прописано максимальное сохранение исторических элементов. Кроме того, уточняется, что по фотографиям и сохранившимся элементам практически полностью можно восстановить элементы декора, а элементы лепнины можно восстановить по сохранившимся образцам. «Заказчик ревностно относится к историческому облику. По мере возможности это всё будет восстановлено максимально близко к оригиналу», — уверяет Анна Бельская.


Как собственник собирается окупать проект?



Сам Сухомлин не называет сумму вложений, которая потребуется от него при реставрации «Кройц-аптеки», ссылаясь на коммерческую тайну. Но главный архитектор областного центра Вячеслав Генне называет Сергея Сухомлина «человеком очень осторожным», «прагматичным», который умеет просчитывать шаги и инвестиции. «Он не с ножом у горла пошел на этот проект. Довольно сложный и рискованный, с требованием сохранения по объектам культурного наследия», — замечает он.

Анна Бельская считает, что вложения у собственника будут огромными. «Четкой цифры нет. Но она будет огромная. С точки зрения экономики строительства проект для заказчика будет очень дорогостоящим. То недорогое ценообразование, которое получилось при выигрыше тендера на приобретение объекта, померкнет перед затратами, которые заказчик понесет при восстановлении и строительстве всего комплекса», — говорит архитектор.

Архитектор по заданию заказчика закладывала в проект гостиницу (судя по размещенной на сайте информации, уровень объекта — «три звезды»), нежилые помещения — под аренду офисов (согласно концепции, они как раз будут размещаться в стеклянном корпусе) и точки общепита. «Этого сверхдостаточно. Уже слишком много функций заложено на такой небольшой объект», — комментирует работу Анна Бельская.

Сначала в проекте была предусмотрена гостиница примерно на 70 номеров. Но потом после переговоров с сетевыми брендами, у которых можно было бы выкупить франшизу отеля, эту концепцию пересмотрели. Сейчас нет четкого разграничения между площадями отеля и теми помещениями, которые можно было бы отдать под аренду офисов. С какими именно брендами велись переговоры, команда Сергея Сухомлина не раскрывает.

Что касается точек общепита, то их должно быть 3. Первая будет работать в непосредственной связке с гостиницей. Предполагается, что в здании будет собственная лифтовая шахта.

Логично, если бы проект был готов к ЧМ-2018, но архитектор считает, что успеть не получится. Дело не только в многочисленных согласованиях. «Работы много. С точки зрения строительства там всё очень сложно. Строительной площадки как таковой нет. Разместить, к примеру, кран с внешней стороны не представляется возможным. Одним из приемов будет размещение крана в предполагаемой лифтовой шахте внутри здания. С последующим демонтажем», — рассказывает архитектор.

Пока проект планируют сдать к середине 2019 года.  


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU, Kreuz.ru





Комментарии