RuGrad.eu

22 , 01:52
$76,69
+ 0,25
86,91
+ 0,08
19,23
+ 0,01
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Яхты в шоколаде

21 июня 2017


Маркетинговая история

Промышленный туризм в последние годы точно не входил в особую зону внимания регионального министерства туризма. Такое ощущение, что для ведомства Андрея Ермака этот вид деятельности вовсе не существовал. Во всяком случае, врио министра культуры и туризма охотнее общался на тему событийного или сельского туризма, чем промышленного. На этом фоне практически любое турагентство, которое рискнуло бы включить в список предоставляемых услуг экскурсии на большие производства, автоматически могло бы получить статус «лидера рынка».

Сейчас развитием промышленного туризма в области занимается компания «Профи-тур». «Мы считаем себя основателями развития промышленного туризма в Калининграде», — рассказывает руководитель агентства Наталья Казакова. До того, как заняться этим видом бизнеса, она работала в полиции. После завершения службы Казакова стала искать другую работу. Внезапно она открыла в себе интерес к профориентированию и даже получила соответствующий диплом гида в БФУ.



Поначалу ее компания занималась профориентационными мероприятиями. По сути, это возможность для подростков совершить экскурсию на различные предприятия с целью выбрать новую профессию. Промышленный туризм, как рассказывает Казакова, больше ориентирован на демонстрацию маркетинговой составляющей. «Когда мы приходим в магазин, то покупаем молоко, цветы, машину. Но, как это производится, мы не знаем. А когда мы приходим на предприятие и видим, как это делается, то у нас вырабатывается доверие к продукту. Мы покупаем, потому что знаем, как это сделано», — поясняет руководитель «Профи-тур».

Сейчас у агентства Натальи Казаковой сформировано несколько предложений для любителей промышленного туризма. В разговорах представители «Профи-тур» отмечают, что этот вид туризма может быть интересен как гостям города, так и потенциальным инвесторам. В компании даже полагают, что такие туры могут заинтересовать безработных, которые пытаются найти новое место занятости.

Для того, чтобы продемонстрировать СМИ и представителям туриндустрии возможности промышленного туризма, «Профи-тур» выбирает экскурсию с говорящим названием «Яхты и кирпичи» (тур был организован при поддержке регионального министерства культуры и туризма). В программе тура — визиты на два предприятия: «Ушаковские верфи» и завод «Балткерамика» в поселке Прибрежный. Замок Бранденбург, расположенный между этими двумя локациями, предоставит возможность передохнуть от постоянного грохота механизмов.


Роскошь посреди депрессии

Золотистый автобус въезжает в поселок Ушаково. На первый взгляд кажется, что это место для туристического бизнеса совершенно непригодное: сквозь старые крыши немецких домов зияют дыры, на серых кирпичных стенах кривые, размашисто выведенные краской объявления о ремонте лодок. Если смотреть из окна автобуса, то возникает ощущение, что ты оказался где-то далеко в области, в каком-нибудь полузабытом поселке (даром, что Ушаково — это Гурьевский городской округ и путь туда занимает примерно полчаса на автобусе). На высыпавших из автобуса туристов, захлебываясь от злости, лает большой пес. Несколько раз собака пытается сделать вид, что хочет прыгнуть на незваных гостей, но правила игры всем предельно понятны: на шее у внушительного пса цепь, поэтому никакой опасности он не представляет.

В этом вполне «депрессивном уголке», тем не менее, находится производство, которое ориентировано на потребителей, чей доход намного выше среднего. Компания «Ушаковские верфи» занимается производством яхт. На официальном сайте компании делается особый акцент на том, что яхты эти класса «люкс».


Пока туристы ехали в автобусе, гиды несколько раз произносили маркетинговый слоган «Ушаковских верфей». Что-то в духе «строим настоящие корабли для настоящих мужчин». Впрочем, собственник предприятия Виктор Лидер, лично встречающий группу, эту сомнительную с точки зрения эстетики рекламную находку комментирует без особого удовольствия. «Стараемся», — отмахивается он от назойливых вопросов с просьбой прокомментировать лозунг про «настоящих мужчин». Зато с куда большей охотой рассказывает про модель женской яхты «Мадемуазель». В модельном ряду компании такое судно присутствует, но заказов на него еще не было. «В каюте, естественно, зеркала. Там совсем другая концепция ванных комнат», — рассказывает Лидер.

Несколько лет назад он перевез свой бизнес из Саратова в Калининградскую область. Первое производство Виктор Лидер открыл на Волге, но потом «быстренько закрыл» и организовал верфи на речке Прохладной в Гурьевском районе. В нашем регионе его в первую очередь привлекал режим Особой экономической зоны. В Саратове бизнесмена не устраивало отсутствие специалистов в области судостроения. Предприниматель говорит, что им там просто не откуда взяться. В Калининградской области его потребности в рабочих руках более-менее закрывает КГТУ. «Здесь рядом Голландия, Литва, Польша — рынок технологий: мы там можем купить какие-то услуги, если у самих рук не хватает», — рассказывает он. Основной рынок сбыта яхт «Ушаковских верфей» — это «большая» Россия. Но Лидер всё равно уверен, что удачно выбрал локацию для своего предприятия.



«Мы не изобрели велосипед. Я 10 лет занимался брокиражем в Голландии. А потом начал строить эту верфь и построил именно так, как она должна быть построена. Взял под 100 % трансферт технологии. Мы строим точно так же, как на любой голландской верфи», — рассказывает собственник компании о производстве. Средняя цена яхты, которая выпускается «Ушаковскими верфями», колеблется между 15 и 25 млн руб. Впрочем, Лидер уверяет, что финальный ценник будет зависеть от «начинки» судна. «В нашем модельном ряду есть яхты от 120 тыс. евро и до миллиона», — не без гордости замечает он.

До года 2014-го дела у «Ушаковских верфей» шли неплохо. Во всяком случае, предприятие зарабатывало исключительно на заказах яхт. Когда началась чехарда с курсом валют и история с санкциями ажиотаж на покупку яхт спал. «Очень серьезный был ажиотаж в свое время. Люди приходили с деньгами: «Надо яхту!» А когда им объясняли, что яхта строится 9 месяцев, они говорили: «Не, надо завтра!» Брали журнал, искали, находили дистрибьютора какой-нибудь английской компании, платили деньги и через 2 месяца получали яхту», — вспоминает «золотые» годы владелец «Верфей».

Чтобы сохранить производство, персонал и не заниматься сокращениями, Виктор Лидер решил заняться строительством небольших рыболовецких судов. Владелец отмечает, что после того, как цена на нефть стала падать, им пришлось делать «всё подряд». Основные потребители рыболовецких ботов — это как раз калининградские покупатели. Сейчас соотношение заказов у «Ушаковских верфей» на частные яхты и прочие суда примерно 50 на 50. Но Виктор Лидер говорит, что ему хотелось бы заниматься только яхтами. «Компания для этого и создавалась. Если строить рыболовецкие суда, то не надо было строить такой цех», — поясняет он.



Впрочем, потихоньку спрос на яхты начинает возвращаться. Сейчас поступил первый заказ на строительство яхты от человека, относящегося к калининградской бизнес-элите. «Это самая большая яхта, которую мы строили до сих пор», — рассказывает владелец. Длина судна — 15,5 метров. Стоимость корабля достигает 30 млн руб.


Призраки РПЦ

Замок Бранденбург находится в поселке Ушаково буквально в нескольких минутах от судостроительных верфей. Как уже отмечалось, замковые развалины в маршруте «Яхты и кирпичи» скорее выполняют роль связующего звена, нежели полноценного объекта показа. Промышленный туризм — все-таки история достаточно специфическая. Видимо, среднестатистическому туристу нужна какая-то психологическая разгрузка после посещения производств, где без всякого предупреждения на него вываливают цифры и разнообразную статистику предприятия.

Кирхи, замки и прочие памятники архитектуры орденского периода, доставшиеся региону в наследство, могли бы стать главными козырями муниципалитетов в борьбе за туристический трафик с областным центром и раскрученным побережьем. Но порой эти исторические памятники находятся в удручающем состоянии. С Бранденбургом похожая история. От некогда грозной крепости остались только дырявые стены. Помнится, в конце «нулевых» российские СМИ включали замок в список достопримечательностей, которые находятся под угрозой исчезновения.

Реконструкторы, которые сейчас обосновались на развалинах замка и устраивают тут свои мероприятия практически каждый уик-энд, рассказывают, что стены массово растаскивались на кирпичи местными жителями. Реконструкторы в рыцарских доспехах и плащах с черными крестами до сих ворчат по поводу того, что в соседних домах используется подозрительно много старого кирпича. «Тракторами вывозили», — замечает кто-то презрительно.


Впрочем, с того момента многое изменилось. Бранденбург был передан в собственность РПЦ. На площадке появился охранник, а вход теперь стал платным — 50 рублей. Впрочем, реконструкторы объясняют это тем, что потратили много сил и времени на уборку территории: с площадки вывезли около 15 тыс. кубометров мусора. Также пришлось потратить около 2 млн руб.

«Бранденбург» сейчас не может сделать такое туристическое предложение, которое бы принципиально отличалось от всех прочих на рынке. Занимаются замком реконструкторы. Они же «продают» туристам примерно то же, что и другие клубы: рыцарские бои, экскурсии и всё в этом духе.

На поле у развалин рыцари и пруссы-язычники разыгрывают получасовой спектакль, где есть место коварству, чести, предательству и тому, что вызывает наибольший зрительский интерес, — насилию. Причем насилия этого предостаточно. Коварные тевтоны заманивают обманом прусских вождей к себе в замок и сжигают их заживо. Племена в ответ поднимают восстание и убивают рыцарей везде, где это возможно. Достается даже монаху: он вроде бы и без оружия, но слишком активно крестил местное население (против их воли). Впрочем, всё окончится танцами. Оставшиеся в живых пруссы, рыцари и примкнувшие к ним туристы скачут по полянке, стараясь не сбиться с ритма.



В самих развалинах один из рыцарей рассказывает туристам о призраке, который якобы поселился у них в подвале. Во время спуска в подвал молодой человек даже нацарапал крест на вилах. Но сакральный символ не помог. Рыцарь испугался так, что забыл собственное имя.
 
Мужчина постарше, который беседует с гидами «Профи-тура», жалуется, что раньше в призрака не верил. Но теперь, когда о страшной встрече ему рассказали человек 10, стал сомневаться. «Надо освятить, что ли...», — боязливо ежится он, поглядывая на развалины. «Ну а она не вредная?» — спрашивает о призраке гид (все уверены, что привидение — женщина). «А кто ее знает...», — философски замечает мужчина.


Шоколадные перспективы

Промышленный туризм, как кажется, достаточно сложен для туристических агентств в плане организации. Если с обычными турами всё более-менее понятно: что надо показывать клиенту и какие эмоции должны вызывать объекты показа, — то здесь уже сложнее. Если с яхтами от «Ушаковских верфей» реакцию потребителя можно, в принципе, просчитать, то с кирпичами от завода «Балткерамика» угадать гораздо сложнее.

Экскурсию для туристов проводит исполнительный директор предприятия Александр Власов. Для туристических групп «Балткерамика» пытается позиционировать себя как высокотехнологичное производство, где не так много живого персонала, а основную работу делают роботы. «Что такое робот? Робот дает нам возможность изготавливать любой вид кирпича», — рассказывает исполнительный директор.


У «Балткерамики» есть технические возможности, чтобы выпускать около 35 видов кирпича. Но предприятие ориентируется на рыночные потребности: так что производится всё равно только 7–8 видов.

Власов вскользь упоминает о том, что на их завод выходили с предложением производства кирпича для восстановления замка Бранденбург. Кто конкретно это был, исполнительный директор не говорит. Правда из его разговора быстро становится понятно, что это даже не предварительные договоренности. Если «Балткерамика» ввяжется в этот проект, то им еще необходимо будет показать пробные кирпичи заказчику, чтобы он одобрил получившийся продукт. По подсчетам Власова, на Бранденбург может потребоваться до 200 тыс. штук кирпичей. Такой заказ может парализовать мощности «Балткерамики» где-то на полгода.

Несмотря на то, что промышленный туризм — это пока еще новая история для местного рынка, уже понятно, что бизнес готов в ней активно участвовать. Об этом можно судить хотя бы по тому, что на обратном пути автобус со СМИ и представителями туриндустрии делает внеплановую остановку для очередной экскурсии на фабрике шоколада «Белгостар» в поселке Поддубное. У «Профи-тура» с этим предприятием тоже партнерские отношения. Экскурсия туда, правда, входит в другой тур — «Страна шоколада».



На фабрике становится понятно, что промышленный туризм для бизнеса — это, к примеру, еще и способ наладить диалог с потенциальными покупателями. Директор предприятия Андрей Мациевский рассказывает о конфликте с торговыми сетями, которые с подозрением относятся к шоколаду отечественного производства. «Белгостар» специализируется на выпуске продукции, которая используется в кондитерском производстве (шоколадная глазурь). Сейчас потихоньку запускается линия и для розничного покупателя: директор предоставляет на дегустацию коробки с шоколадными трюфелями. Купить их можно пока только во время экскурсий. Сети не взяли трюфели в оборот.

Помимо шоколадной фабрики и маршрута «Яхты и кирпичи», «Профи-тур» сотрудничает и с другими крупными предприятиями. В их рекламном проспекте указан, к примеру, «Янтарный комбинат» и мебельная фабрика «Максик». О комбинате гиды «Профи-тур» на обратном пути рассказывают, что предприятие потратило несколько десятков миллионов рублей, а значит, видит перспективы в этой сфере.

Руководитель «Профи-тура» Наталья Казакова рассказывает также о сотрудничестве с питомником декоративных растений «Калинково» и «Автотором». С последним речь идет пока только о профориентационных мероприятиях. «Мы работаем над этим», — замечает Казакова в ответ на вопрос о возможностях втянуть крупнейшее предприятие региона в сферу промышленного туризма. «Те предприятия, которые открыли двери, уже большие молодцы», — отмечает она.

Владелец компании «Ушаковские верфи» Виктор Лидер отмечает, что времена поменялись и сегодня быть закрытой от общества компанией уже не так интересно. «Закрываться, прятаться... Наоборот, если люди будут видеть и рассказывать, то это хорошо. Плюс это дисциплинирует. Когда к вам домой приходят гости, то нужно прибраться», — объясняет бизнесмен.

Впрочем, Лидер не может объяснить, какую выгоду может получить его компания от промышленного туризма. «Еще не знаю», — отвечает он на вопрос о возможных бонусах, которые может получить его производство от промышленного туризма.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова