Все украдено до нас

6 Июня 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Во вторник, 5 июня, губернатор Антон Алиханов посетил с рабочим визитом один из самых неблагополучных муниципалитетов области — Неманский городской округ. После «заморозки» проекта Балтийской АЭС местные власти больше не могут рассчитывать на появление крупного предприятия, которое разом решит проблемы с рабочими местами В результате у Немана типичные проблемы провинции, удаленной от центра: в котельной износилось оборудование, денег нет, в больнице и поликлинике не всё хорошо со специалистами. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как губернатор собирается вытаскивать целый муниципалитет с социального дна.


Гадание на коричневой жиже

В резервуаре неманских очистных сооружений пузырилась коричневая жижа. «Готовятся разнообразные коктейли...», —словно заправский бармен рассуждал технолог местной «Теплосети» Евгений Козлов, пока коричневые пузыри пухнут, становясь всё больше и больше. На самом деле технолог просто рассказывал, как работают очистные. Их построили в 2016 году в рамках реализации программы приграничного сотрудничества Литва – Польша – Россия. Неман — один из беднейших муниципалитетов области. Представить, что здесь смогут когда-нибудь построить хоть что-то крупное за собственные деньги, пока достаточно сложно. Запускали очистные год назад не без помощи прокуратуры. 



«Потом она самотеком выходит вот сюда... А так, как-то водоем первой категории...», — продолжал объяснять принцип работы конструкции Козлов. Примерно через минут 30 на объект приехал Антон Алиханов со свитой. Ему пришлось еще раз повторить свою лекцию. «Мы даже кишечную палочку убиваем», — хвастался он чиновникам. Вице-премьер Максим Федосеев и министр здравоохранения Александр Кравченко долго изучали взглядами хлюпающую жижу. Судя по выражениям лиц чиновников, им явно не нравилось то, что они увидели. Но отвернуться никто из них не решался. То ли неудобно было показывать перед Алихановым свою брезгливость, то ли коричневые пузыри обладали какими-то неизвестными науке гипнотическими свойствами. За спинами чиновников время от времени мелькал новый глава администрации Неманского городского округа Андрей Нейман, который недавно пришел на муниципальную службу из бизнеса. Говорил он мало и очень тихо.




Алиханов, насмотревшись на пузырики, заявил журналистам, что «очистные работают достаточно хорошо». Но есть существенная оговорка: областной бюджет должен помочь муниципалитету. «Мы такую помощь окажем, потому что муниципалитет затратил деньги. Оказывает населению услугу (всё это делается качественно). Но до сих пор не получил возможность установить соответствующий тариф. Получается, что муниципальный бюджет полностью оплачивает разницу между настоящим тарифом и тем, который действует по факту. Мы муниципалитету поможем. Скорее всего...», — рассуждал Антон Алиханов. В этой оговорке про «скорее всего», возможно, скрывается секрет молчания Андрея Неймана: очистные не единственный объект, где Неману будет нужна помощь областного правительства. Уже понятно, что политическая карьера нового сити-менеджера будет сильно зависеть от настроения Антона Алиханова, который в какой-то роковой для новой власти момент может решить, что муниципалитет должен научиться справляться со своими проблемами сам.

Впрочем, Алиханов — это все-таки не тот губернатор, из которого можно «выкачать» деньги по первому щелчку пальцев. От деятельности очистных сооружений накапливается ил. Глава региона считает, что можно найти для него вариант коммерческого использования. К примеру, в том же сельском хозяйстве. «Имея ил для удобрения, я никогда не дам денег на концессию по его утилизации!» — сходу заявил глава региона, как только его подвели к хранилищу. Федосеев пытался возражать: в правительстве связывались с игроками на рынке сельского хозяйства, но ил никого не заинтересовал. «Зачем нам тратить деньги на концессию, если это удобрение реально? Вот эти истории: давайте купим за вот столько оборудование...», — не хотел уступать своему подчиненному Алиханов. Стороны остановились на том, что надо «решать вопрос срочно». Алиханов даже вскользь бросил, что «решать надо сегодня».



Евгению Козлову явно удалось впечатлить губернатора: журналистам Алиханов повторил, что лучше попытаться найти способ использовать ил как удобрение и общаться по этому поводу с сельхозпроизводителями, чем «заниматься сложными концессиями». «Они [удобрения] неплохо подходят для того, чтобы трава была зеленой!» — со знанием дела заявил губернатор.


Как Максим Федосеев познакомился с сатуратором

Денег в Немане не хватает порой на самые элементарные вещи, включая объекты социальной инфраструктуры. «Неман — достаточно сложный муниципалитет с точки зрения долговой нагрузки. Здесь были не очень хорошие истории по программам приграничного сотрудничества с Евросоюзом. Сейчас результаты этих просчетов в управлении нам придется разбирать уже с новым руководством», — хмурил брови Алиханов во время выезда.

У неманской котельной прохудилась кровля. На ремонтные работы требуется порядка 400 тыс. руб. Но даже эта сумма неподъемная для муниципальных властей. Котельная была введена в эксплуатацию еще в 1978 году. Она располагается на территории «Неманского ЦБК». Видимо, раньше эти предприятия работали в синергии между собой. Потом с ЦБК произошла история в духе настоящего плутовского романа, благодаря которой о существовании небольшого городка в Калининградской области узнали даже в Гватемале.



Теперь котельная, обслуживающая около 149 жилых домов, — лучшая иллюстрация запустения, которое без труда можно найти в Немане. В 2005 году здесь была произведена реконструкция паровых котлов (предприятие переводили на природный газ). Но, кажется, это последние большие деньги, которые видела котельная.

«С 2008 года вложений не производилось. В 2010 году эта котельная передавалась администрации. Но в связи с тем, что расходы на ресурсы были непомерные, ее передали назад. Только в 2014 году как социально-значимое имущество оно было передано в администрацию», — рассказывала губернатору и чиновникам сотрудница местной «Теплосети». На котельной вышел срок эксплуатации подогревателей. «Это проблемное место. Самое проблемное», — причитала сотрудница. Денег на замену нет: на эту нехитрую операцию надо найти где-то около 1,5 млн руб. Плюс доставка. 

«Первый ПСВ у нас остановлен на капитальный ремонт. Второй ПСВ и четвертый не выдерживают ни нагрузки, ничего. Там загружено уже больше 12 % трубок. А завод-изготовитель рекомендует эксплуатировать только до 10 %... В этом году я не могла поднять температуру в сети до 60 градусов. Трубки начинает рвать... И дальше рвутся эти трубки», — продолжала она. На вопрос, какие сейчас долги у предприятия, сотрудница ответить не смогла. После этого рассказа возникло ощущение, что сверху сейчас посыпется крыша, а котлы взорвутся.



«Мы вчера собирались с Батановым и Порембским... У минфина есть понимание, что, может быть, лучше разово вложиться. У нас расчеты есть. Мы сейчас готовим конкретику. Надо решение принять и всё», — шептал Антону Алиханову Максим Федосеев. Губернатора явно смущали цифры, в которые обойдется это решение. «Просто 250 — это, конечно...», — в голосе главы региона слышалась неуверенность. «Может, и больше, — беззаботно махнул рукой его вице-премьер. — Сейчас еще сети посмотрим...».

Вице-премьер, курирующий сектор ЖКХ, несмотря на мрачные рассказы о старом оборудовании, пытался сохранять оптимизм. «Вкладывать серьезные деньги сюда для поддержания... Некорректно. Каждый год мы будем по 30-40 миллионов...», — Федосееву явно уже наскучила эта котельная и общая разруха. Какое-то решение он для себя принял. Хотя в «Теплосети» заверяли, что, если вложиться в трубную систему, котельная сможет проработать еще лет 10.

«А рядом сатуратор. В данный момент мы используем как бак-накопитель», — тараторила сотрудница из «Теплосети», видимо, еще на что-то надеясь. «Это слово что-то означает?» — окончательно потерял интерес к происходящему Федосеев. «Э-э-э, да», — удивилась женщина. После чего вице-премьера ждал краткий технический ликбез о том, как всё работает.

Алиханов в конце выезда сообщил журналистам, что его команда собирается еще раз попытать счастья с проектами концессии в сфере ЖКХ. «Объем субсидий, на которые постоянно вынуждена идти муниципальная власть, — очень большой. Слишком большой для бюджета муниципалитета», — пояснил глава региона.



Речь идет о том, что частный бизнес построит в городе 2-3 котельные, которые закроют нужды потребителей (вкладываться в трещащую по швам старую котельную, судя по всему, нерентабельно). Новая концессионная схема, по расчетам губернатора, должна быть прибыльной. Он даже вспомнил, что подобная проблема была и в Советске (весной этого года жители остались без горячей воды до момента выделения средств из регионального бюджета на покрытие долгов, а администрация муниципалитета выдвинула публичные обвинения концессионеру ООО «Спецгазавтоматика»). Но почему-то Алиханов не упомянул в этот момент историю в Балтийске, где похожая схема провалилась.


Посмертная судьба Рагнита

У небольшого городка на востоке области все-таки есть шансы выползти со дна той ямы, куда он последние годы падал. Одним из выходов из этого тупика мог бы стать туризм. Но пока главный гипотетический драйвер этого процесса лежит в руинах. После войны замок Рагнит был цел. Но потом его взорвали во время съемок фильма «Двадцать дней без войны». Теперь во дворе жилого дома натуральные архитектурные развалины. В 2010 году наряду со многими другими объектами архитектуры он достался РПЦ.



«Посмертная» судьба замка в каком-то смысле похожа на судьбу всего Немана. В 2004 году на стене замка установили памятный знак в честь Петра I. Через 5 лет его украли. В прошлом году правительство установило забор по периметру: областным властям нужно было обезопасить потенциально опасный объект. В противном случае в дело могла вмешаться прокуратура. Ограждение тоже украли. Стоило оно около 150 тыс. руб.

Всего на противоаварийные работы на объекте было выделено более 1 млн руб. Руководитель региональной службы охраны памятников Евгений Маслов рассказывал, что Рагнит стал первым объектом, на котором опробовали новую схему выделения финансов: именно тогда областные и муниципальные власти получили право тратить бюджетные деньги на имущество, которое находится в пользовании у религиозных организаций. 

«Сделали стяжки. Чтобы на голову не сыпался кирпич», — объяснял губернатору чиновник. Впрочем, Маслову пришлось признаться, что полноценные работы по консервации объекта стоят куда дороже — около 30-35 млн руб. 

«А если говорить о музеефикации, то это другие суммы...», — вздохнул чиновник. Побродив с Масловым по периметру разрушенного Рагнита, Антон Алиханов решил озвучить свою новую схему восстановления памятников культуры в регионе. Речь идет о краудфандинге. При этом Алиханов говорил о том, что предложит скинуться всем жителям области, а не крупному бизнесу, который лояльно относится к действующему главе региона.


«Всё хорошее делается медленно»

Предприниматель Иван Артюх, кажется, один из немногих людей, кто видит для Немана какое-то позитивное будущее. Бизнесмену принадлежит местный ресторан Deutsches Haus. В 2016 году он открыл в Немане крафтовую сыроварню, которая позиционировалась как первое подобное предприятие в области. Цены, впрочем, рассчитаны явно не на рядовых жителей Немана (1 кг сыра может обойтись в тысячу рублей и дороже).



Как и все сыровары, Артюх был сильно зависим от поставщиков молока. «Если, не дай бог, они [мои поставщики] закроются, то я реально не знаю, что мы будем делать», — жаловался он в прошлом году. Сейчас бизнесмен потихоньку начинает снимать свой бизнес с «сырьевой иглы». Сейчас Артюх купил 35 коров примерно за 2 млн руб. Если всё пойдет хорошо, то он готов приобрести еще столько же. В планах за несколько лет собрать у себя стадо в 150 голов. Если это произойдет, Артюх сможет самостоятельно закрывать потребности своего предприятия по молоку. «Мы изначально не хотели с поставщиками работать. Они всё равно дают молоко качество которого прыгает», — комментировал свою бизнес-стратегию Иван Артюх.

Бизнес Артюха — это все-таки не совсем частная история. Более того, это единственная «позитивная картинка» из жизни города, которую новые власти Немана смогли предъявить Алиханову.

Сыроварня и ресторан — это пока одни из немногих объектов, которые работают на туристический потенциал Немана. В частности, на сыроварне проводятся мастер-классы. В дальнейшем Артюх хочет развивать именно туристическое направление своего бизнеса. Предпринимателя интересует проект восстановления тропы «Даубас» с организацией там пеших и велопрогулок. «Мы — первые интересанты, кому стало интересно превращать лес в рекреационную зону. А не пилить...», — рассказывал о своих планах предприниматель, рассадив чиновников в своем ресторане и угощая их сыром.

В идеале у Ивана Артюха должно получиться что-то вроде небольшого туристического кластера для семейного отдыха, где была бы выстроена синергия между прогулками по лесным тропам, хутором, где можно остановиться, сыроварней и рестораном. «Сыроварня — хорошо. Но поели, попробовали и ушли... А тут еще прокат велосипедов», — рассказывал бизнесмен, добавив, что «всё хорошее делается медленно». Вице-премьер по внутренней политике Александр Торба слушал и макал сыр в разлитый по тарелке мед. После окончания небольшого банкета он с решительным видом устремился к кассе, где продавали сыры.



Оздоровительный лагерь «Спутник» — еще один объект, который в перспективе мог бы заработать на туристический потенциал Немана. Лагерь отапливается, но пока завлечь к себе детей на зимнюю смену у руководства не получается. «Хорошо, а не детей?» — поинтересовался у директора Антон Алиханов. Со взрослыми, как выяснилось, эта история тоже работает: в «Спутнике» есть прокат лыж. Как рассказал Алиханову директор, едут сюда даже из Краснознаменска. Здесь есть свой бассейн, но там отопления нет.

На вопрос Алиханова, в чем нужна помощь, директор, не раздумывая, заявил, что нужна «рекламная кампания». «По большому счету, мы охватываем только близлежащие районы», — пожаловался он.



Впрочем, когда-то «Спутник» попадал в центр небольшого регионального скандала: якобы здесь отмечал свой день рождения бывший начальник неманской полиции (проверка никаких нарушений не нашла). При этом среди гостей видели экс-главу администрации муниципалитета Сергея Восковщука. Но вряд ли под «рекламной кампанией» директор «Спутника» имел в виду что-то подобное.

Алиханов и директор, прогуливаясь по территории лагеря, уперлись в забор. Губернатор надеялся, что там находится тот самый хутор, о котором ему рассказывал Артюх. Но это оказалась просто частная турбаза.

Насмотревшись на один из самых бедных муниципалитетов в области, Алиханов заявил, что Неману надо развивать сельское хозяйство, переработку и экологический туризм. Дополнительные рабочие места ждут от нового пункта пропуска. Кроме того, «молодые технократы» надеются решить вопрос с «Неманским ЦБК». «У нас есть мысль относительно развития агломерации с Советском и дополнения двух экономик этих муниципалитетов друг другом», — отметил Алиханов. Где-то за спинами чиновников переминался с ног на ногу Андрей Нейман. Он по-прежнему молчал.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии