RuGrad.eu

01 , 13:35
$73,14
+ 0,00
86,99
+ 0,00
19,03
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КИНО КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

«Всё, что касается Восточной Пруссии, — в разы дороже»

21 июня 2021
«Всё, что касается Восточной Пруссии, — в разы дороже»

По просьбе Калининградского делового портала RUGRAD.EU бизнесмен Александр Быченко — создатель музеев Altes Haus и «Дом китобоя» рассказывает, как устроен рынок калининградского антиквариата.


«У антиквариата нет цены: вещь стоит ровно столько, сколько за нее готовы заплатить

Старыми вещами я увлекся году в 2003–2004. По рассказам старых антикваров я могу нарисовать примерно такую историю местного рынка: складываться он начал сразу после войны — [появились] трофеи, люди осознанно собирали какие-то старые вещи. С конца 1940-х годов стало развиваться копательство — это был такой национальный спорт калининградцев, который до сих пор в почете. Уже тогда появились люди, которые сознательно скупали антиквариат. Затем в Доме культуры рыбаков появился клуб коллекционеров (это времена, которые уже я помню). У многих в домах сохранялась немецкая мебель. Но привозного антиквариата в те времена не было: сложно представить, что из Европы что-то могло проникнуть за «железный занавес». В 2003 году по-прежнему существовал клуб коллекционеров. Сначала он базировался в ДК рыбаков, потом он перебрался в историко-художественный музей. В городе было некоторое количество антикваров. К тому времени в Калининград уже активно возили европейский антиквариат.

Моя история начинается с того, что я нашел осколок старой фарфоровой тарелки на развалинах одного из немецких имений. Мне вещь очень понравилась, я полез в интернет и понял, что это Мейсен (Meißen)— первая фарфоровая мануфактура в Европе. Мне захотелось такой сервиз. Залез на сайт Мейсена и увидел, сколько он стоит. Мне стало дурно. 2–3 тыс. евро. Я полез на eBay и нашел почти такой же, но сильно дешевле. Причем антикварный.

У антиквариата нет цены: вещь стоит ровно столько, сколько за нее готовы заплатить. Но в Калининграде антиквариат по определению дороже, чем во Франции и Германии. Разница между ценами в Калининграде и на eBay может различаться в разы (наценка на антиквариат обычно 100 %). В Европе эта многовековая прослойка сохранилась, и периодически происходит поступление товара (хотя про антиквариат и говорят, что это товар, у которого «не будет второго завоза»). В Европе сама антикварная жизнь и рыночная культура значительно старше. Бизнес уже налажен. В Бельгии и Голландии огромные оптовые склады с антиквариатом.

Антиквариатом формально считается вещь, которая старше 100 лет (в России — старше 50). Довоенные вещи уже могут считаться антиквариатом, всё, что после, — это винтаж. А спрос на какие-то конкретные старые вещи — это вопрос моды. Сейчас серьезная мода на вещи 50–60-х годов прошлого века. Если раньше они просто были никому не нужны, то сейчас их продают за дорого на антикварных сайтах, в антикварных группах в соцсетях и в магазинах. Людям свойственна любовь к старине, и часто, как только человек достигает определенного уровня достатка, который позволяет покупать то, что хочется, он обращается к старинным вещам. Многие хотят что-то эксклюзивное в интерьер, а подобные вещи хорошо сочетаются с любым дизайном.




«Если на тарелке написано «Königsberg», то цена будет отличаться на порядок»

В Калининграде весь антиквариат делится на две части: вещи, связанные с Восточной Пруссией, и «просто антиквариат». Всё, что касается Восточной Пруссии, стоит в разы дороже. Если на тарелке написано «Königsberg», то от точно такой же тарелки, точно такого же производителя цена будет отличаться просто на порядок (такие вещи редкие, их мало, и есть огромное количество людей, которые их собирают). 

К подобным вещам стоит относиться внимательно, зачастую они могут оказаться подделкой. Подделки везде часто встречаются: всё, что стоит денег, везде подделывается. В Китае работает целая индустрия, на Украине — целая индустрия. До Калининграда подобные вещи тоже доходят.

Помимо клуба коллекционеров и антикварных магазинов, в Калининграде есть несколько человек, которые профессионально занимаются привозом антиквариата: магазинов у них нет, закупалось всё где-то в Европе на блошиных рынках, а потом на квартире по условному сигналу всё это раскупалось и потом распространялось по магазинам. Сейчас есть несколько подобных мест в Калининграде, но если раньше можно было поехать в Германию на микроавтобусе или закупить что-то на тех же бельгийских оптовых складах, то сейчас данная опция недоступна. Но официальные перевозки разрешены, и ты можешь заключить контракт с антикварной фирмой в любой точке мира. 



Цены на антиквариат поменялись за последние 1,5 года: вещи, за которые раньше я платил 5 евро, сейчас могут стоить несколько тысяч рублей. Антиквариат — невосполнимый ресурс, его становится меньше. За последние 10–15 лет количество  антикварных вещей сильно снизилось, за счет Китая и Южной Кореи: уровень благосостояния там сильно вырос и появился большой запрос на европейский антиквариат, из Европы вещи стали вывозить в эти страны. Цены выросли на всё, включая транспорт, но внимательный человек на Avito может по-прежнему выхватить себе совершенно прелестные вещицы. Они будут в не очень хорошем состоянии, а рынка реставрации в Калининграде практически нет.


«Отсутствие реставраторов — большая проблема»

Профессиональных реставраторов в городе можно перечесть по пальцам. Я знаю четырех, и это люди, периодически перегруженные работой. Иной раз приходится стоять в очереди. Во-первых, на данную сферу услуг нет полноценного запроса, а во-вторых, это достаточно специфическая область деятельности. В Калининграде подобному не учат. В советское время было несколько самоучек, которые научились методом проб и ошибок. Сейчас в город приехали несколько человек, которые работали в реставрационных мастерских. Но у них не так много работы, чтобы такое переселение осуществлялось потоком.

Для музеев отсутствие реставраторов — это большая проблема. Если частный музей может позволить себе работать с кем угодно, то государственный обязан работать с сертифицированным реставратором. Таких у нас вообще ни одного нет. Очевидно, этот вопрос будет решен в ближайшие годы: на острове Октябрьском строится музейный комплекс, там будет некая обучающая институция. Когда шло обсуждение, что там необходимо, все музейщики заявили, что нужен реставрационный центр.



Сейчас намечается другой рынок: появилась программа введения в оборот объектов культурного наследия, в результате появился запрос и от государства, и от частных лиц на ремонт и реставрацию как старинных столярных изделий (окна, двери и т. д.), так и элементов фасадов и декора домов. Был капитальный ремонт объектов ОКН в Советске (необходимо было ремонтировать двери и окна), а практика показала, что людей, которые способны их отремонтировать, нет. Мы помогали Фонду капитального ремонта сделать 3 двери, остальные делали другие люди. И разница в качестве работы видна невооруженным взглядом: они сделали копии, а мы смогли сохранить старые. Но, к сожалению, запрос на высокое качество подобных работ еще только формируется. 


«Я вижу людей, которые даже не знают, что они продают»

Есть еще такая история — «поехать на адрес», когда люди специально выискивают объявления на Avito о продаже чего-то старого. На таких «адресах» я много что покупал. Это похоже на охоту: пошел и что-то нашел, но не то, что тебе нужно, а то, что там есть. Это не предложение, как в супермаркете: идешь в супермаркет и покупаешь грибы, к примеру. Люди продают пианино, а ты находишь старинный хрусталь или столик. 

На развале на ул. Баранова бывают интересные вещи. Недавно шел с одним знакомым по рынку, он говорит: «А что ты мимо проходишь?» Сидит обычный дядька, продает такой деревянный футлярчик. Мой приятель говорит: «Так это от немецких духов». Взяли и действительно: начало XX века, деревянная футляр, куда вставлялся флакон от духов. Тут же на рынке подыскали подходящий флакон (только без пробки).

В Altes Haus мы специализируемся на разных предметах быта, которые давно уже вышли из обихода. И часто, проходя по рынку, я вижу людей, которые даже не знают, что они продают. Часто это недооцененные вещи. Но история с хорошей ценой касается только каких-то странных вещей. В целом цены на рынке также высокие. Это связано с тем, что блошиный рынок стал туристической достопримечательностью, и туда приезжают люди, которые ничего в старине не понимают. Для москвича отдать за какой-нибудь пузырек тысячу рублей — это, по сути, небольшие деньги. Поэтому многие вещи стоят теперь достаточно дорого.



«Советский винтаж бывает трудно найти»

 Что касается советского винтажа, то какие-то конкретные вещи, которые нужны, к примеру, для музейной экспозиции, бывает трудно найти. Его попросту меньше, многие еще живут с этими вещами. Мне кажется, что эти вещи просто выбросили: если к каким-то старинным вещам пиетет сохранялся, то к советским вещам люди относились как к сегодняшним. Никто же не хранит упаковки от туалетной бумаги? Я б с удовольствием купил несколько старых упаковок советской туалетной бумаги. И я купил на Avito: 3 рулона бумаги, порошки, советский шампунь — отдал в районе 7 тыс. руб. вместе с доставкой.

В России уже есть понимание, что советский винтаж скоро обретет коммерческую стоимость. В Москве, где началась реновация «хрущевок«, есть целые фирмы, которые приезжают в эти дома, срезают батарею и газовые плиты, забирают старые розетки. Уже есть целые склады, где можно купить советский винтаж.



Но я не думаю, что такое будет возможно в Калининграде: у нас маленький рынок. Здесь до сих пор нет ни одной фирмы, которая бы специализировалась на исторических строительных материалах. В Германии люди собирают старую черепицу, балки или черепицу. У нас максимум, что можно купить, — это брусчатка и кирпич (и то, наверное, уже нет). Кто-то разобрал сарай и продает его.

Немецкий антиквариат на рынке не закончится. Эти вещи имеют круговорот. Антиквариат — это не только те вещи, которым 100 лет. А 110, а 120, а 500? Это тоже антиквариат, просто стоимость разнится. 

Но если вопрос стоит, стоит ли вкладываться в советские вещи, то отвечу, что во всё имеет смысл вкладываться. То, что было не нужно и стоило жалкие копейки 5 лет назад, — сейчас в разы дороже. Пивная кёнигсбергская бутылка 15 лет назад стоила 50–100 рублей, а сейчас — 500. Валюта настолько не выросла, так что антиквариат — это выгодное вложение средств. Другой вопрос, а была ли возможность купить 10 тысяч бутылок… И где их хранить 10–15 лет?





Поделиться в соцсетях