Василий Британ: Калининград находится в распущенном состоянии

20 Апреля 2016
Василий Британ: Калининград находится в распущенном состоянии
Экс-главный архитектор Калининграда в рамках проекта «Город и его люди» рассказал Афише RUGRAD.EU о том, как в городе сложилась традиция игнорировать итоги архитектурных конкурсов, почему горожан трудно заставить поверить в генплан и какие «ноу-хау» по причине собственного невежества придумали калининградские чиновники, чтобы оправдать точечную застройку.


«Главный архитектор города не должен быть ангажирован и субъективен»

Хотя я и не родился в Калининграде, но уважение к городу у меня не как на тех плакатах, которые гласят о любви к Калининграду. Для меня очевидны те ошибки, которые были сделаны как в градостроительном, так и в архитектурном подходе в Калининграде, и я старался публично о них говорить. Город находится в распущенном состоянии, будь то застройка или озеленение. Причин тому множество.

Когда я только стал главным архитектором, меня на одном семинаре спросили о перспективах... С изумлением услышали мой ответ, что необходимо стремиться к тому, чтобы работала система, а не должность, где  субъективность, ангажированность должны быть исключены. Но в 90-е годы была особая ответственность, так как начался новый этап в стране с его минусами и плюсами. Взять хотя бы застройку фактического центра города вокруг площади Победы. Тогда, как и сейчас, я выступал публично с точкой зрения о неуместности строительства собора Христа Спасителя в сквере за памятником Ленина.

В 1994 году мне удалось провести первый международный архитектурный конкурс, чтобы показать, что для этого сооружения в городе есть другие места. Хотел убедить депутатов, что вне площади собор будет более уместен. Это потом я уже понял, что всё было бесполезно и предрешено. Решение о строительстве было принято заранее, и депутаты пошли на проведение конкурса просто так: «Ну пусть главный архитектор успокоится». Тем временем откуда-то «из-под стола» был вытащен проект собора с «гранеными стаканами». Удручающего вида здание, которое стоит вне контекста сложившейся городской среды.

Я понимаю, что Русская православная церковь очень консервативна в плане архитектуры. Но я тогда показывал на примере Казанского  собора в Санкт-Петербурге возможные подходы к уместности и формированию среды. Такое сооружение может смотреться на фоне пейзажа, но когда речь идёт о специфической  урбанизированной среде, о центре города, подходить надо по-другому.

В 1990-е годы у мэрии не было денег на проекты, денег вообще не было. До сих пор удивляюсь, как тогда удалось провести такой конкурс. Всё делалось несколькими сотрудниками мэрии. Для участия в жюри приехали профессора архитектуры из России, Украины, Польши, Германии. В рамках этого конкурса рассматривались идеи создания пешеходной зоны по улице Баранова. Поэтому необходимо было удержать в резерве территории, чтобы, когда придёт время, сформировать там пешеходную улицу, по которой беспрепятственно можно пройти от площади до Верхнего озера... До строительства «Акрополя» это ещё было возможно — я уже не работал в мэрии, но проект видел и общался с его авторами. Я объяснял им, что нельзя пандус парковки, который ведёт на второй этаж, выводить прямо на тротуар на улицу Баранова. Мало того что это просто опасно, там большой угол уклона, но раз вы сюда выносите заезд транспорта, то улица уже не может стать пешеходной. Ведь достаточно было сделать этот пандус «зеркальным», вывести его на другую сторону здания, со стороны ручья и всё было бы по-другому. Но не послушались: никому не нужно. Несмотря на то что архитектуру «Акрополя» я считаю удачной, город потерял пешеходную улицу.

Сейчас вновь поднята тема о создании такой пешеходной улицы. Я, к сожалению, проекта не видел, но полагаю, что речь, конечно, не может идти о пешеходной улице, так как транспорт из этой зоны не убирается. В лучшем случае это будет просто тротуар пошире.


«Происходит обман, а люди на это ведутся, веря, что в генплане что-то поправят»

Когда в 2005 году принимался  генеральный план и правила землепользования и застройки, тогда на обсуждения приходило больше тысячи человек. Тогда ещё можно было проявлять свою позицию, и люди были готовы её проявить. Я со своей стороны предупреждал, что нельзя принимать эти правила, что они ориентированы под отводы, которые были сделаны в нарушение генплана. Нас послушали, послушали, а потом взяли на городском совете всё утвердили и приняли. Суть не в том, зачем это сделали. Суть в том, что происходит обман и самообман, а люди на это ведутся, верят, что что-то в генплане поправят. Ничего никто не поправит. Горожане в праве считать, что люди, которые принимают какие-то решения, должны быть ответственными, но на самом деле в градостроительстве царит полная безответственность. Тогда депутаты приняли генплан только потому, что иначе они опасались не получить федеральное финансирование. Но за этим обманом стоят десятки миллионов рублей, потраченных на разработку.

Мало того, не взирая на генеральный план, участки в городе раздавались под застройку. Взять Литовский Вал, там, где были  немецкие кладбища. По генплану он изначально был зеленой зоной, там памятники истории  сконцентрированы второго оборонительного кольца. Ценнейшая зона, если разобраться, — единственная, где можно было весь туристический путь пройти от Королевских ворот до Музея янтаря. Но нет. Несмотря на все охранные зоны, он застроен. И никто не ответил за это.  Приняли градостроительный кодекс, вроде бы направлен на усовершенствование градостроительных процессов. Но какие там используются формулировки. «Информирование населения». Вот они пришли, проинформировали, что собираются строить здесь 18 этажей. Люди пришли, сказали: «Вы что, за кого вы нас держите, за быдло?» А это так и есть, за него и держат. А дальше что? Ничего. Есть ещё кодекс градостроительный Калининградской области. Почему нельзя принять какой-то подзаконный акт: что наступает после этой «информированности». Люди пришли, выразили одно мнение, другое, третье, и разве кто-то этим занимается? Никто.

Вот чиновники и застройщики вовсю пользуются этим пробелом. Меняют назначения зон, регламенты по этажности. Калининградские чиновники даже придумали формулировку для определения этажности — «метод интерполяции». Это «ноу-хау» является отражением невежества.

Я считаю, что одним из основных критериев в градостроительстве является создание комфортных условий для вновь создаваемого и улучшение качества существующего. Это целеполагание должно быть аксиомой, своего рода законом для всех субъектов градоустройства: жителей, проектировщиков, чиновников.


«Бутафорская архитектура сегодня — это просто обман»

Бутафория — штука весьма опасная не только в архитектуре, но и в социальном аспекте, в состоянии общества. Все эти оглядки в прошлое — не что иное, как боязнь нового, так как проявится неумение и неспособность его спроецировать в жизни. Оно говорит о несвободе человека

Я понимаю, из российской глубинки человек может приехать и смотреть на так называемую «Рыбную деревню» и «впечатляться». Но калининградцы уже были в Европе, видели настоящие старинные здания. Само название «Рыбная деревня» — обман. Архитектура намерено бутафорская. Заниматься такой бутафорией сегодня — непозволительно для властей и архитекторов-профессионалов. В 1990-е на ностальгической волне это было бы ещё как-то объяснимо . У «Рыбной деревни» проблема не только в архитектурном плане. Такой подход не оправдан и с точки зрения объёмно-планировочного решения.

Этот самообман происходит потому, что это самое лёгкое, что можно сделать, не задумываясь, что очень упрощает задачу. Поехать в Европу, взять картинки, перерисовать какие-то домики и привнести сюда, потому что люди привыкли: если перед ними какое-то здание прошлой архитектуры, то оно обязательно красивое. Хотя я могу сказать, что и в архитектуре Кёнигсберга были недостатки.

Придумать что-то новое, современное, чтобы оно было в контексте городской среды, намного сложнее, но вот в этом и заключается профессионализм, а его, к сожалению, нет. Кстати, когда был конкурс на вторую очередь, то я обратил внимание на 2–3  интересные идеи. Но, к сожалению, в победителях оказалось не самое лучшее решение.

И ещё. Ведь сегодня никому в голову не приходит мысль одеваться в одежды XVIII века. Радетели бутафорий наверняка предпочитают современную  стильную одежду и обувь, новые автомобили. Но нынешнее состояние таково, что в какие бы стильные костюмы не одевались, а всё равно из-под них проявляются «треники с выпученными коленками».

Сейчас продолжается эпопея с восстановлением Королевского замка — глупость же, сколько можно это продолжать?! Как говорил один известный сатирик: «Не надо лохматить бабушку». Надо успокоиться и двигаться вперед с новыми идеями. Даже немецкие специалисты уже говорят: успокойтесь с замком, если его восстановить, то ценности никакой не будет. Это затраты, это искажение городской среды. Но есть апологеты, которые пишут в интернете: кто голосует за Путина — тот голосует за Королевский замок. Ну что тут можно сказать? Кто-то занимается очередной бутафорией. Может быть, за этим стоят огромные деньги. Не надо, как флагом, прикрываться Королевским замком, какой-то любовью к Кёнигсбергу. Да и Королевский замок, не скажу, что это шедевр. Символ — да. Центральную площадь, территорию вокруг Дома Советов нужно формировать объектами современной архитектуры с сохранением подвальной части. У меня сомнений никаких нет на этот счёт.


«Нужно просто ценить и беречь то, что мы имеем»

Участок, на котором ведётся строительство стадиона для чемпионата мира, в генплане был обозначен как «хрупкая экологическая среда». Всякое строительство там недопустимо, потому что это будет преступление. Я даже удивился, когда увидел эту формулировку. Она скорее из области правовой литературы, а не градостроительства, но она была. Но чиновники принимают такое решение вопреки здравому смыслу и без экологической экспертизы. Кто здесь прав?  Кому верить? Проектировщикам генплана или чиновникам. Кто же совершил это преступление? Делают одно, думают о другом. Это, знаете ли, приводит к когнитивному диссонансу. Я уже высказывался по этой проблеме года три назад.

Я не знаю, что стоит за этим выбором. Деньги? Жлобство? Другого объяснения нет. Но строят. Вспомните, какие проекты показывали, когда всё начиналось: разводная крыша, многофункциональность. Говорили: будет в центре города новая жемчужина, туристы будут приезжать смотреть «уникальное сооружение». Я думал: ну кто кого пытается обмануть?  Власти рассчитывали, что золотой дождь на них прольётся? Иногда я думаю: чем это всё закончится? Причём раньше думал, что ничего не доведут до конца и оставят эту территорию в покое. Но нет. И чем всё заканчивается? Заявлениями о том, что стадион будет из металлоконструкций, сборно-разборное сооружение типа Lego. Я себе представляю внешний вид этого сооружения через несколько лет: оно просто начнет разрушаться, никому не нужное. Люди не думают, что это затраты наши с вами.

Иногда обвиняют архитекторов, градостроителей в том, что происходит. В этом есть доля истины. Конформизм никто не отменил. Но основные интересанты здесь — власть и застройщики. Это они меняют регламенты застройки как хотят.

Почему получилось так, что архитекторов в России не то что не уважают — они были просто исключены из цепочки на следующих за проектом этапах возведения объекта. Произошло это в середине 50-х годов. До этого архитектор был главным на стройке, и все согласования шли через него. Затем началась индустриализация жилья. На этой стадии массового строительства архитектор был как бы отделён от строительства: он разработал  проект, а строителю было уже наплевать на территорию, на то, как проводится отделка.

Постепенно строители и заказчики почувствовали: раз здесь его нет, так и мы в других местах обойдёмся. Шаг за шагом начали строить дома культуры типовые, детские сады типовые, школы. Архитектор перестал понимать строительный процесс, сидел себе и производил «бумажную архитектуру».

А когда в 1990-е пришли новые возможности, основная масса архитекторов не была готова изменить ситуацию, и лишь единицы начали работать с новыми технологиями, со строителями вплотную. Сейчас всё это сложно изменить, вернуть назад, и никто не пытается это изменить, хотя такие возможности есть. К сожалению, на молодых специалистов надежды нет. Есть необходимость выходить с законодательной инициативой, чтобы шаг за шагом вернуть участие архитектора в процесс, а уважение к нему должно быть по делам.

Сейчас активно обсуждаются свежие примеры вандальной застройки в Светлогорске (раздутый «стакан») и проект так называемого апарт-отеля по Гвардейскому проспекту в Калининграде. У меня нет слов — одни эмоции.

Студенчество, дилетанство, невежество, жлобство. Ни самоуважения, ни достоинства. Как говорил один персонаж из «Собачьего сердца»: « ...Это какой-то позор!» А если без эмоций, то нет проблемы доказать ошибочность таких решений.

Отсюда необходимо не допустить застройки сквера между Московским проспектом и Преголей, напротив Дома Советов. По генеральному плану это была зелёная зона. Потом собрались депутаты — помните, когда они массово перевели зелёные зоны в зоны под застройку? Сейчас они вроде бы приостановились, но я чувствую, что это временно, и всё равно туда залезут. Любой уважающий себя город за счастье бы счёл иметь такую зелёную зону в самом центре. Её нужно привести в порядок на высокопрофессиональном уровне, а не как у нас бывает — обойтись установкой скамейки.

Всё просто — нужно начать ценить те вещи, которые уже есть, беречь их.



Текст: Мария Пустовая




Комментарии