«Ваши гости разломали стулья, порезали диваны», - история музыкального агентства DiscoVery Style

20 Июня 2014
«Ваши гости разломали стулья, порезали диваны», - история музыкального агентства DiscoVery Style
Музыкальное агентство DiscoVery Style (название было придумано, благодаря магазину одежды, совладельцем которого был один из участников), по сути, стала той отправной точкой из которой клубная культура в Калининграде стала развиваться семимильными шагами. DiscoVery оказались первопроходцами во многих вещах: начиная от того, что коммьюнити во многом задало формат для промо-кампаний вечеринок в регионе и заканчивая использованием социальных сетей, хотя калининградский сегмент того же «Вконтакте» на тот момент выглядел куда скромнее, чем сейчас. Нельзя, конечно, сказать, что клубная культура началась в городе именно DiscoVery, но именно во многом благодаря музыкальному агентству она вышла из андеграунда, а коммерческий потенциал всей этой истории обозначился достаточно четко. Сейчас сложно вспомнить, кто сделал для популяризации клубной хаус-музыки в Калининграде больше, чем эта формация (хотя в определенный момент DiscoVery и потяжелела, сделав определенный крен в сторону breaks-культуры). Благодаря DiscoVery в город стали привозить диджеев, некоторые из которых до сих пор ездят в Калининград с завидной регулярностью, а их опен-эйры на «Серебряных родниках» до сих пор являются одними из самых массовых мероприятий в клубной истории города. Неговоря уже о том, что Koenig DJ Parade тоже появился с легкой руки DiscoVery. Несмотря на фактический распад, вечеринки под патронажем DiscoVery все равно продолжали проходить в городе еще несколько лет, а празднование дня рождения коммьюнити — обязательный повод, чтобы устроить крупномасштабный ивент. Сколько всего резидентов прошло через DiscoVery сейчас сосчитать уже сложно, но костяк агентства составляли 4 человека: Андрей Прокофьев, Андрей Исаков и Евгений и Александр Шияны. Афиша RUGRAD.EU попросила вспомнить основателей коммьюнити как в городе зарождалась клубная культура и почему DiscoVery Style прекратило свое существование.


Андрей Прокофьев, DJ Andrey

прокофьев111.jpgМожно сказать, что я первый профессиональный диджей в Калининграде. У меня первого в те времена в Калининграде появилась спутниковая тарелка. Соответственно, я имел вход на  все дискотеки города. Потому что, практически, все они питались у меня музыкальным материалом. Музыка, конечно, приходила и с польских радиостанций, и моряки пластинки привозили, но MTV Dance Zone , был только у меня. Тогда же в моде были видеотеки. На дискотеках крутились видеоклипы, а их мог записывать только я один.

На начало девяностых в фаворе было итало-диско. Но был и особый круг слушателей, которым нравилось евро-техно: Technotronic, 2 Unlimited и прочая плеяда евро-техно, как коммерческого, так и нет. Первая, по сути, хаус-музыка. Но хаус чуть позже начался. Тогда еще никто не знал, что это хаус-музыка. В принципе, никто даже не знал, что это такое - евро-техно.


«У хип-хоперов - широкая одежда, у драм-энд-бейсеров – дреды, у рейверов – яркие футболки. Нам тоже нужно было совмещение моды и музыки»


Формирование DiscoVery Style пришлось на 1997 год. Меня пригласили на открытие ночного клуба «Универсал», где мы работали командой. Но нам тогда запретили выступать вне клуба под их именем. Поэтому сделали такую организацию – GoDJiro Bureau. Тогда вышел культовый фильм «Годзилла». В начале фильма у умирающего японца спрашивают: «Что ты видел? Что ты видел?». Он открывает глаза, весь такой в поту и говорит: «Годжира!» и умирает. Когда мы этот фрагмент увидели, то поняли, что наше коммьюнити должно называться GoDJiro Bureau. Потому что, если у любого молодого человека спросят, что он увидел, что он от этой жизни получил, то он на смертном одре должен сказать: «GoDJiro!» и умереть.

В GoDJiro Bureau входил я, Валерий Коновалов (один и диджеев «Универсала», а в последствии – его администратор), DJ Small и еще ряд приглашенных диджеев. Это был основной костяк. С Андреем Исаковым мы были знакомы с давних времен. Он был тогда независимым диджеем и входил в немножко другое коммьюнити. Мы стали приглашать его на свои вечеринки. В 2000 году нам из «Универсала» пришлось уйти, так как там сменилось руководство и требования к музыкальному формату. Мы же сказали, что формат менять не будем. Все уже на тот момент были людьми самодостаточными. Я, как раз, тогда привлек Евгения Шияна, он стал одним из членов GoDJiro Bureau. И надо было искать площадку для самореализации. А поскольку «Универсал» перешел на более попсовый формат, то аудитория любителей хаус-музыки никуда от нас не делась.


«Я даже не знаю, кто сейчас мог бы такое количество народу собрать. Группа Scooter даже меньше собрала»


Андрею Исакову мы предложили войти в состав GoDJiro Bureau, и он согласился. Но в то время он как раз открыл магазин, который назывался Discovery Style. И мы решили совместить два бренда. Мы прекрасно понимали, что у любого стиля должны быть свои атрибуты. У хип-хоперов - широкая одежда, у драм-энд-бейсеров – дреды, у рейверов – яркие футболки и штанишки с кедами… И нам тоже нужно было некое объединение моды и музыки.

Первое на чем мы стали собирать аудиторию – это опен-эйры. Такие мероприятия и до нас существовали, но они не были столь массовыми и коммерчески успешными. Можно сказать, что до этого там была андеграунд-тусовка, мы же превратили ее в более массовую. Успех наших опен-эйров гремел на всю область. Где мы их только не делали: и на Куршской косе, и в Зеленоградске, и в Светлогорске, и на «Серебряных родниках», и на «Форто-Ранта». Ездили с опен-эйрами на вертолетные площадки в Советск. То есть, фактически по всей области их проводили. Я, кстати, до сих пор считаюсь талисманом. Всегда, когда я участвовал в каком-то мероприятии, была хорошая погода. Дождь мог идти до мероприятия, мог идти после, но во время опен-эйра, на протяжении всех этих лет, дождя не было. Собирали мы от 500 до 3,5 тысячи человек. По нынешним меркам, я даже не знаю, кто мог бы такое количество человек собрать. Даже группа Scooter меньше собрала.

Потом мы договорились с «Вагонкой». Клуб стал нашим домом на протяжении 8 или 9 лет. Но помимо этого мы сотрудничали и с другими клубами. Могу сказать, что «Ольштын» переформатировали только благодаря нам. Мы там в 2004 году сделали проект «Хаус-четверг». Мы заказали некую деловую игру. И одно из задний было – определить площадку, с которой невозможно договориться. Все в один голос сказали: «Это «Ольштын»!». Нам дали один месяц, чтобы мы провели там свое первое мероприятие. И мы договорились и провели там серию ивентов. Приезжали топовые диджеи из России. Руководство клуба увидело, что это приносит деньги, что людей ходит больше, чем на обычные дискотеки. И они поменяли формат: там появились диджеи – DJ Lexus, DJ Saney. Можно даже сказать, что мы были катализаторами того, чтобы в «Ольштыне» появилась эти первые диджеи, которые стали играть хаус-музыку и сделали из «Ольштына» один из самых культовых клубов.

Мы экономить никогда не пытались. У нас были мероприятия на которых мы вообще не зарабатывали. Это был творческий порыв. И, слава Богу, если мы их окупали. Помню, как мы с Исаковым радовались, когда на двоих 100 долларов заработали. Это было неким супер-достижением, потому что мы понимали, что на эти деньги мы можем себе завтра 10 пластинок купить, которые сыграем на следующем мероприятии.

Коммерция у нас в приоритете не стояла. Мы хотели провести мероприятие, дать людям нечто новое. Но это стало работать. Когда мы первые 100 долларов заработали, то мы поняли, что можем еще и зарабатывать. Аудитория постоянно увеличивалась и увеличивалась. Мы поняли, что можем привозить европейских звезд, поняли, что перерастаем барьер… Да, мы зарабатывали, чтобы обеспечить свою жизнь, чтобы покупать новое оборудование, чтобы обновляться. Но такой мысли, что, вот, сейчас срубить бабла, а дальше – трава не расти, не было. Нам давали с баров деньги, давали бизнесмены, которые хотели потусоваться…

Молодежи свойственно тусоваться. И мы ее не гнушались. В любом молодом человеке есть эта струнка веселья… Главное – в какое русло ее направить. Если он будет слушать «О, Боже, какой мужчина», то скорее всего он под такую музыку и будет колбаситься. Но если ему дать возможность и показать, что можно танцевать под другую музыку. Показать, что в такой музыке есть смысл, то, наверное, он станет приверженцем другого стиля.


«Однозначно, вся клубная культура росла из DiscoVery Style»


Один из моих знакомых организовал в Калининграде магазин House. Мы пришли к нему и сказали, что давай ты нас поддержишь. На то время люди в клуб носили «левисы» и вообще пытались одеваться подороже. А торговая марка House была более народной. Некоторые даже стеснялись в их одежде ходить в ночные клубы. Но когда мы стали сотрудничать, стали выставлять их бренд, то люди поняли, что тусоваться можно и в одежде подешевле. Торговая марка стала развиваться, благодаря нашим мероприятиям. В этот момент мы перестали обращать внимание на некую богему. Мы стали «народным объединением», которое стало работать для людей. Именно по этой причине мы стали делать коммерческие ответвления.

Диджеев, на самом деле, было мало. И все мы, на то время, были друзьями и хорошо общались. У меня из друзей: Олег Сухов, Компас-Врубель, Саша Smile, Володя Фонарев… Мы ездили в Москву за пластинками и все познакомились. И просто стали друг друга приглашать. Цены были тогда очень лояльные. У Олега Сухова (это, может быть, первый наш привоз был), когда его первый раз в Калининград привезли, гонорар был в районе 100 долларов. На самолетах никто не летал, все ездили на поездах. Это был больше dj-туризм, нежели способ заработать деньги. Это был дружеский пикник, что ли…

Закат DiscoVery Style пришелся на 2008 год. С чем это связано? Быть может, мы переросли себя… Ночные клубы стали заниматься тем же самым, появилась диджей-культура. То есть, можно было взять готовую модель, а не изобретать велосипед и сделать ее более коммерческой. Затраты на ивенты перестали оправдываться. И лучше было закрыться на пике, чем гаснуть. Мы поняли, что каждый из нас самодостаточная единица, что каждый из нас может заниматься тем же самым, но в меньших объемах.

Однозначно, вся клубная культура росла из DiscoVery Style. Мы из закрытой, андеграундной культуры сделали массовую, показали людям, что в музыке есть красота. Когда ты слушаешь песню на русском языке, то в ней есть есть некий заложенный смысл: «18 мне уже – поцелуй меня везде!». Всем все понятно. А когда ты слушаешь танцевальную музыку, закрываешь глаза, а перед тобой проходят некие образы, картинки и ассоциации и ты получаешь некое удовольствие… Такое нельзя получить от коммерческой музыки. Это, все-таки, музыка другая. И мы сделали такую культуру общественно-доступной. Многие потом просто поняли, что на этом нужно зарабатывать деньги, стали играть эту музыку в клубах. Музыка такая распространилась везде, про Калининград тогда стали говорить, что это одна из столиц - маленький Санкт-Петербург - что breaks любят и в Питере, и в Калининграде. Мы первые, кто придумал использовать заборные ограждения в городе в виде рекламных площадей. Сейчас мы видим, что все заборы в центре завешены рекламой. А были первые, кто повесил тканевую растяжку .


Евгений Шиян, DJ Shi-Yann

женя шиян1111.jpgДиджеингом я начал заниматься в 1997. Я просто поспорил с Андреем Прокофьевым. Мы были на дне рождении, и он поставил кассету со своими миксами и говорит: «Это вот я играю». Я говорю: «Я тебе через неделю точно так же сыграю, только дай вертушки!». Через две недели я не сыграл, но увлекся.

Основной площадкой DiscoVery Style была «Вагонка». Но мы делали вечеринки и в «Матрице», и в «Ольштыне», играли по всяким разным кафе. Играли в кафе «Гавана» долго. В «Ольштын» нас пригласили, потому что там формат решили поменять. Мы были очень удивлены… Договорились об определенном количестве денег и начали работать. Мы привозили туда известных диджеев – Сухова, Компас-Врубель, DJ Фонарь и кого там только не было.

Первая вечеринка на «Форто-Ранта» собрала где-то 900 человек. Сейчас на опен-эйры если придет 200 человек, то это уже хорошо, а тогда собиралось по 800-900. Трудно сейчас судить, насколько у нас тогда прогрессивная публика была. Культура была неизвестная. Приходили те, кто знали, а потом рассказывали другим. И все это росло как на дрожжах. Публики с каждым моментом становилось все больше и больше.


«Все диджеи тогда были на компах. Посмотришь – DJ Kolya. О, давайте Колю привезем!»


Хаус-музыка – это была новая культура. Народ в нее не врубался. Когда мы приходили на какие-то площадки и говорили, что будем играть музыку не такую, как на дискотеках, то там всегда удивлялись. Но, в принципе, все оставались довольны.

Можно сказать, что на DiscoVery Style ходила тогдашняя богема. Это было что-то новое: не кабак, не евро-дэнс. Все хотели себя продвинутыми почувствовать. Я сталкивался, с людьми, которые ходили на наши вечеринки, а сейчас высокое положение занимают. Не буду говорить кто это, но есть люди даже из правительства.

Мы собирались и искали каких-то диджеев, кого можно привезти. Все диджеи тогда были на компах. Посмотришь – DJ Kolya. О, давайте Колю привезем! Но народ был не такой, как сейчас: Коля будет играть, а на вечеринке никого не будет. Публика велась. Нет, какую-то ерунду мы им не предлагали. По тем временам это были именитые диджеи. До нас DJ Kolya только «Ольштын» привозил. Как он там оказался при том формате, который был до нас, я не знаю. Но он там был.


«Бывало, что я за вечер в 3-4 местах играл»


Еще мы делали «Кинодэнс». Была такая передача на «Радио Модерн». Передачу эту вели Нагиев с Ростом, что-то трандели и ставили прикольную музыку. А мы, как раз, познакомились с хозяевами кинотеатров «Россия» и «Родина». И придумали такую фишку, что почему бы не совместить фильмы и танцы. Позвонили на «Радио Модерн», попросили у них разрешения. Они были не против. И мы замутили такую вещь: ночью транслируются фильмы, а мы делаем вечеринки. Собралось больше 800 человек народу, боялись, что крыша проломится. Организаторы даже испугались. Но мы еще 3-4 «Кинодэнса» сделали. Это был один из первых клевых проектов. Люди не могли попасть, потому что билетов не было, хотя они уже дорого стоили.

Прогресс был большой. Начинали мы из ничего: скупали с Прокофьевым в каких-то палатках музыкальные ремиксы, а потом буквально за год культура начала развиваться. То есть, все очень быстро произошло. Сейчас. вроде бы все уже наплаву. В интернете достаточно музыки, только деньги плати. А тогда, даже за деньги не всегда можно было достать. Но когда ты что-то находил – это было клево. Я до сих пор вспоминаю, как я нашел ремикс на Desert Rose Стинга. Оригинал был минуты 3, а у меня был ремикс на 12 минут.


«Начинающие диджеи молились: «О, неужели, я с тобой знаком!»


Пик DiscoVery Style был в 2005-06 году. Тогда были и «Серебряные родники», «Форто-Ранта», «Вагонка», «Матрица» и во всех кафе «Фест» мы играли. Плюс были вечеринки, на которые нас за отдельную плату приглашали. Бывало, что я за вечер в 3-4 местах играл.

«Казантипы» у на тоже были. На «Казантип» нас пригласила Лена Попова, мы даже не ожидали. Она отыграла у нас, обещала пригласить. Потом прошло полгода, и она позвонила. Было очень много танцполов, везде народ потихонечку собирался. Больше всего, конечно, главный собирал, но и на нашем были люди. Помимо «Казантипа», еще в Литву были выезды, в Смоленск, в Москву. С Андреем в Уфу ездили играть, в Оренбурге играли, в Казани. Андрей  в Баку ездил. Каждый из нас нормально покатался. Принимали нас хорошо. Литва – вообще отдельный персонаж. Там люди вообще подо все колбасятся.

На одно время мы превратились в культовых персонажей. Люди просили у нас автографы, а мне было очень неловко. Есть даже фотография, где я на руке у кого-то расписываюсь. Тогда уже только на одно имя DiscoVery люди ходили. Устраивали те же диджей-парады… Начинающие диджеи молились: «О, неужели, я с тобой знаком!». Было такое.


«Был, конечно, полный бардак, но было клево»


Почему закончили? Каждый из нас стал самодостаточным, надо было придумывать какие-то новые ходы, потому что развелось очень много разных коммьюнити и диджеев. И мы решили, что либо надо придумывать что-то новое, либо расстаться. И мы расстались. Каждый пошел своей дорогой.

Все стали очень прагматичными. Энтузиазм закончился, хотелось бы еще и денег заработать. И мы начали просчитывать: выгодно –не выгодно, много-не много. Мысли что-то делать всегда есть. Но когда доходит до дела…

В прошлом году мы в клубе «Платинум» внезапно устроили день рождение DiscoVery Style. Раньше мы постоянно под эту дату делали вечеринки, а в прошлом году просто возникла идея: давайте соберемся в каком-нибудь клубе и поиграем. Было очень клево, и я давно такого не видел. Lexus читал рэп, Андрей играл, Saney говорил что-то в микрофон… Был, конечно, полный бардак, но было клево.


Александр Шиян, менеджер

александр шиян1111.jpgЯ работал в парикмахерском салоне, но очень тесно общался с братом, отслеживал чем он занимается. Он меня пригласил на несколько мероприятий, и у меня в голове появились какие-то мысли. Я понял, что там совершенно все несистемно. Я видел, что они хотят зарабатывать деньги, но все это выглядело примитивно. В результате, мне доверили, чтобы я такую систему организовал. До этого коммерция не была первична. Вся эта культура только появилась. Интерес к ней возник достаточно сильный. Из андерграунда это вышло, но поп-культурой еще не стало.

Мы провели с компанией «Балтийский кит» два успешных мероприятия (вечеринки «Кинодэнс» - прим.ред). И я получил предложение от их руководства, возглавить рекламно-маркетинговый отдел. Я согласился, но не в ущерб DiscoVery. То есть, у нас появилась офис-база, где мы собирались, что-то проговаривали, изготавливали промо-продукцию. А потом я попал на бизнес-тренинг. И моя голова структурировалась. И у меня появилась мысль, почему бы такой же тренинг не провести для моих компаньонов? Мы потратили немаленькие деньги, провели 5 дней в заточении, с нами занимались 2 бизнес-коуча, но с этого тренинга мы вышли с реальным документом, где было предложение для разных площадок. Тут же мы стали получать положительные отзывы на все предложения, от некоторых даже отказаться пришлось. Дела пошли гораздо круче.


«Ты приходишь в «Ольштын», хозяином которого является всем известный человек, а тебе говорят: «Ты готов рискнуть и за базар ответить?»


После этого тренинга у нас появилась абсолютная уверенность в себе. Было страшновато, конечно… Когда ты приходишь в «Ольштын», хозяином которого является всем известный человек, и с тобой начинают достаточно конкретно разговаривать: «Ты хочешь от нас вот это, а мы хотим этого. Ты готов рискнуть и за базар ответить?». Мы сказали «да». Но мероприятия прошли с большим успехом и с нами уже начали разговаривать: «А, братан!».

Практически всегда, мы доход получали только от входа. Мы общепитом и алкогольными продажами не занимались. Тогда еще по закону было возможно привлекать на наши мероприятия спонсоров – алкогольные и табачные компании. Они платили нам за промо и за инсталляцию своих рекламных продуктов. Балтийская алкогольная компания нас сильно спонсировала, которая тогда коктейли «Топлес» делала. Были заключены годовые контракты, и не только с алкогольными компаниями. С той же маркой одежды House, Camelot. Мы были интересны многим.

Зачастую нам касса была даже не особо интересна, потому что денег от спонсоров было достаточно. Мы из зоны риска выходили уже благодаря тому, что получили спонсора на данное мероприятие. А касса входа уже была приятным дополнением.

Количество людей, которые приходили на тусовки, увеличивалось с арифметической прогрессией. Мы стали пробовать разные площадки, но базой все равно осталась «Вагонка». Все самые крутые и финансово сильные ивенты прошли в этом клубе. Андрей Левченко давал нам определенный карт-бланш. Допустим, мы планируем мероприятия на «Форто-Ранта». Но понимаем, что оно не будет успешным, потому что льет дождь и дует ветер. Куда деваться? Затрачены силы, средства, объявлены хедлайнеры. А Левченко говорит: «Давайте ко мне!». Понятно, что на каких-то определенных условиях, но мы всегда имели его поддержку.


«Проработав 2-3 месяца над мероприятием, я получал за него 100 долларов. О чем здесь может быть речь?»


Каких-то дурацких требований от клубов я вспомнить не могу. Все детально проговаривалось еще до начала мероприятий. Зачастую нам вешали убытки, связанные с поломкой клубного оборудования или чем-то еще: ваши гости разломали нам стулья, порезали диваны. Ну, как-то разруливали эти моменты. По-разному эти вопросы решались: где-то мы эти убытки компенсировали, а где-то удавалось договориться. Находили общий язык: город маленький, мы все друг друга знаем и везде работают адекватные люди. Проходимцы, как правило, не управляют солидными заведениями.

Сложности были. Но они носили не системный характер, а скорее это что-то внезапное было. Допустим, приезжает артист, мы его пиарим, рекламная кампания выходит недешевая, а когда он появляется на границе, оказывается, что в паспорте вырвана страница. Он - человек европейский, перемещался до этого в пределах шенгенской зоны, где ему паспорт, по сути, не нужен, но у нас то другая система…И что делать? Шли даже на подмену: взяли человека, объявили, что это он и поставили за вертушки. Ну, а что еще было делать? Если бы мы еще могли перенести это выступление… Но мы и понимания со стороны артиста не нашли, потому что он сказал: «Это ваши проблемы». Хотя и получил предоплату.


«Я предложил перерасти в какое-то ивент-агентство, которое будет заниматься организацией корпоративов. Но меня никто не поддержал»


Агентство, где мы работали, стало неинтересным, с финансовой точки зрения. Мы лопатили кучу бабла: затраты на райдер артиста, огромная рекламная кампания. Эти деньги мы, слава Богу возвращали (у нас был только один ивент за все время, где был «минус» - 100 долларов, все остальные выходили в «нули»), но все больше стало появляться мероприятий, близких к «нулю». Грубо говоря, проработав 2-3 месяца над мероприятием, я получал за него 100 долларов. О чем здесь может быть речь?

Перспективы у DiscoVery Style были бы только в том случае, если бы мы не работали на арендованных площадках. Если бы у нас была площадка в собственности, если бы у нас на этих мероприятиях был еще собственный бар, то тогда бы было интересно. Я моим компаньонам предложил перерасти в какое-то ивент-агентство, которое будет заниматься организацией корпоративов и частных мерпориятий. Но меня особо никто не поддержал: Андрей Исаков уже управлял клубом, мой брат работал у него директором по рекламе, Прокофьев и до сих пор очень востребованный диджей. Им это было не очень интересно, и я это сделал своими силами.


Андрей Исаков, DJ Isakoff


Исаков.jpgДиджеить я начал в 1994-95-м году. Точно сейчас уже не могу сказать. У клубного направления тогда было несколько параллельных путей развития. В городе было несколько компаний друзей (не было еще такого понятия «коммьюнити»). Мои друзья слушали тяжелую электронную музыку, скажем так, индустриальную. Параллельно появилялись клубные проекты. Спустя год я купил вместе с Костиком-Мостиком (был такой диджей в Калининграде из Питера сюда приехал) первый в Калининграде комплект виниловых проигрывателей. Я съездил в Амстердам на матч «Спартак-Аякс» и затусил в магазине midtown records в центре Амстердама. 2 дня тусовался, купил 100 виниловых пластинок, а мне подарили 3 диджейских сумки, чтобы я смог все это хозяйство унести. С этого момента началась моя история, как диджея.

GoDJiro Bureau — это шоу на радиостанции, которое вел DJ Andrey. Как таковых мероприятий оно не делало. Основная работа пошла уже после того, как мы объединились. Это где-то в 1998 году было. У меня был очень хороший источник, через который я покупал пластинки. Прокофьев и с Женей Шияном работали в «Универсале». И получалось так, что я им продавал в «Универсал» большое количество винила. Понятно, что я что-то себе отбирал, но у всех людей разные вкусы. У меня был более альтернативный вкус, а у Андрея с Женей более попсовые, потому что они в поп-клубе работали. У меня уже был полностью свой комплект оборудования. Мы с Женей и Андреем дружили: у меня было куча «пластмассы», у них было куча компактов. И как раз тогда, мы начали вместе организовывать мероприятия, но это еще не было DiscoVery. Андрей называл эти вечеринки GoDJiro Bureau, я этому вообще никакого внимания не уделял. Мне было без разницы, как это называется. Главное, что мы делали совместные мероприятия. DiscoVery Style, фактически, появилось из-за того, что все эти люди были знакомы.


«Я могу столкнуться с людьми, которые раньше на наши вечеринки ходили. А сейчас в правительстве области работают»


Название DiscoVery я взял с виниловой пластинки, которую я купил опять же в Амстердаме. Это был голландский лэйбл, который назывался Very Disco Records. Там была такая планета нарисована... И этот логотип мы взяли за основу, название только перевернули. И я предложил парням, что надо перестраиваться, на мероприятия все больше и больше людей ходило, а названия как такового не было. Название GoDJiro Bureau уже не соответствовало статусу, потому что передача на радио закончилась. И я предложил взять за основу название магазина. Никто не был против.

Первая наша совместная работа, которую я помню, это была вечеринка в «КиберДе». Это был первый раз, когда мы брали с людей деньги за вход, ставили свое оборудование, делали рекламную кампанию и делили прибыль. Но она была небольшая. Долларов 100 или 200, если не ошибаюсь. Но по тем временам для нас это были колоссальные деньги. Мы на них пластинки покупали.

Первые 5 вечеринок у нас вообще все было шикарно. Директор «КиберДы» шел нам на встречу. Бар был их, вход был наш. Для людей это было в новинку. Все мы играли хаус. Я играл отфильтрованный хаус и диско-хаус, а Андрей и Женя Шиян играли что-то типа progressive trance. И так продолжалось где-то 1,5 года. После этого пошли летние площадки на «Форто-Ранта». Это были наши опен-эйры и проходили они с мега-аншлагом. На открытом воздухе до нас никто ничего подобного не делал.

На вечеринки тогда ходили клевые люди. Не сравнить с той публикой, которая ходит сейчас. Тогда все люди быть модными. Это как раз был такой переходный период, когда все хотели красиво одеваться, как за границей, хотели слушать музыку, как за границей. Но доступа к такой культуре практически не было. Не было радиостанций, не было модных магазинов (а если были, то дорогие) и в совокупности это породило ту культуру, которую сейчас называют клубной. На «Вагонку» и в «Универсал» ходили люди более простые, а когда мы приходили на «Вагонку» тусоваться, то нас считали некими «рэйверами» или «кислотниками». Но когда образовалась DiscoVery Style мы объединили всех людей, которые хотели быть модными и прогрессивными. Главный критерии — музыка и одежда. По ним люди хотели делиться на «хороших» и «нехороших». Ну и плюс все знакомые и друзья, которые были в теме, читали модные журналы. Все это объединялось, а мы этому процессу способствовали.


«Никто до сих пор ничего похожего на DiscoVery в Калининграде не сделал»

Основная масса публики была от 25 до 30 лет. Какое социальное положение было у этих людей? Тогда еще не было такого деления. Люди не различались. Ну приезжали люди постарше на дорогих тачках, а кто-то на автобусах. Но все дружили с друг другом. Мне кажется, что тогда с этим попроще было, чем сейчас. Конечно, я могу столкнуться с людьми, которые раньше на наши вечеринки ходили, а сейчас в правительстве области работают. В правительстве области даже есть люди, которые слушали индустриальную музыку и ходили на первые тусовки. Время идет, мы все взрослеем. Так что не надо думать, что люди, которые ходили на тусовки, глупыми были. Кто-то пиво на улице пил, кто-то в карты или домино играл, а кто-то слушал музыку.

Драк на DiscoVery Style практически не было. Мы этим и отличались. Мы объединили тех людей, которых интересовала только музыка. Люди приходили на вечеринки, чтобы потанцевать, а не для того, чтобы, как сейчас говорят, затусить. Что такое «затусить»? Это встретиться, пообщаться, выпить, а дальше что будет, то и будет. Тогда же люди шли конкретно на музыку, конкретно на диджея.

Самые шумные тусовки были на «Серебряных родниках». Мы года 3 делали мероприятия. Самая первая вечеринка была в стиле бандж джампинг. Люди во время ивента просто прыгали с вышки. Было очень круто. Такого до нас еще никто не предлагал. И было тысяча с лишним человек.

Каждый год мы придумывали какие-то истории, чтобы людей увлекать. И стали делать вечеринки супергероев. Каждый привоз артиста мы ассоциировали с какими-то персонажами. В частности, вечеринка с Lady Waks у нас называлась «Суперсемейка» в честь одноименного мультфильма.

Первых диджеев мы привозили еще в «КиберДу». Это были наши литовские друзья. Нам просто хотелось увидеть людей, которые играют другую музыку. Выбора тогда, конечно, особого не было. Забукировать кого-то было очень сложно. Нельзя было набрать в интернете имя диджея, нажать на ссылку контакты, а тебе высвечивается телефон и мэйл. Я как раз занимался букингом и предлагал разных артистов. У меня, может быть, с английским просто было чуть получше.


«Мы просто оказались в нужном месте и с нужным материалом»


Заканчивать свое творчество мы начали после того, как нам уже стало всем за 30. Надо было уже в жизни определяться, потому что невозможно было тусоваться каждые выходные. У всех были дети и нужно было с ними свободное время проводить. Плюс у всех стали появляться параллельные проекты и каждый выбирал, что у него в приоритете: заниматься своим делом или вести общий проект. Никто DiscoVery покидать не хотел, мы им долго занимались и деньги на жизнь зарабатывали. Это было наше детище и никто до сих ничего похожего в Калининграде не сделал. Хотя, я понимаю, что мы просто оказались в нужном месте и с нужным материалом. Емкость рынка на тот момент была огромная. Все хотели современной музыки, а площадок не было. И тусовались все на тех мероприятиях, которые мы организовывали.

Но в один момент мы поняли, что пора все закрывать и заканчивать. В городе появилось много клубов, которые смотрели на нас и делали нечто похожее. Смотрят: «Нифига себе, а там проходят успешные мероприятия». Так и открылся клуб «Платинум». Культура стала становиться всеобщей. Хаус-музыка стала ротироваться на радиостанциях и телевидении. Сейчас даже про русских музыкантов можно сказать, что все они играют хаус. Культура стала доступной для всех. Мы понимали, что нам конкурировать уже сложно. Появились «Матрица» и «Платинум», «Ольштын» стал работать именно в таком формате, «Универсал» то открывался, то закрывался, но все равно работал в этом же формате. Культура превратилась в мэйнстрим. А в мэйстримовом направлении творческим людям не совсем приятно работать.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: vk.com, dymok.net



Комментарии