«В 90-е было в порядке вещей, что ОМОН с дубинами на трибуну лез», - фанаты «Балтики» вспоминают былые времена

8 Сентября 2014
«В 90-е было в порядке вещей, что ОМОН с дубинами на трибуну лез», - фанаты «Балтики» вспоминают былые времена
Футбольные фанаты – одна из самых закрытых субкультур, которая образовалась в России. В 90-е годы редкий спортивный репортаж обходился без описания беспорядков, учиненных футбольными хулиганами. Хоть Калининград, в каком-то смысле, и находился на периферии футбольного движения, местная «Балтика» тоже может похвастаться вполне себе мощным фан-движением. Про фанатскую фирму Konig Legion слышал, так или иначе, каждый горожанин, да и каждый знает, что ультрас давно облюбовали себе западную трибуну стадиона в качестве места дислокации. Движ свою историю взлетов и падений переживал бок о бок с командой: в конце девяностых, когда «балтийцы» выступали в Высшей лиге, фирма переживала свой расцвет, в середине «нулевых», когда «Балтика» вылетела сначала в Первую, а потом на время и во Вторую лигу , численность фан-движения начала спадать. Настоящий кризис, впрочем, грянул в 2011 году, когда фирме пришлось по-настоящему тяжело. Но все обошлось банальной сменой поколений. На западной трибуне, к остаткам старой основы, добавился новый фан-клуб «Балтийцы», так что баланс на трибуне снова выровнялся. Афиша RUGRAD.EU попросила фанатов (имена изменены) «Балтики», относящихся к разным поколениям, рассказать историю-фан-движения в Калининграде.


Александр: В 1996 году на Южной трибуне начала собираться организованно группа людей. Все там познакомились и решили на следующий год создать что-то типа фан-движения. 1997 год считается уже официальным годом рождения Konig Legion и всего фан-движения в Калининграде. Был пошит баннер Konig Legion, выбрано место на Западной трибуне. Начали ходить и более активно поддерживать команду. Придумали речевки. Конечно, мы еще смотрели английские фильмы. Британская культура – это идеальная фан-культура. Хотя кому-то, конечно, больше итальянцы нравились…

Иван:
В первую очередь влияло то, что приезжали ребята из других городов.

А.:
У них уже были организованные фирмы. У нас было самозарождение, а у них самый расцвет. Самый бум фанатизма в Калининграде пришелся на период, когда «Балтика» в Премьер-лиге была. Тогда и посещаемость стадиона в общем была приличная. Полный стадион, у нас – полная трибуна. 300-400 человек было, а на некоторых матчах может и больше.
У нас все получилось как-то само собой. Образовалась основная группа, где люди, может, более инициативные были. Подтягивались остальные. Все перезнакомились, заразились одной идеей и стали уже фанатеть. Первые баннера шили вообще на дому. Мамы помогали. Чуть ли не нитками пришивали буквы… Речевки сами выдумывали: что-то конечно «заимствовали», что-то сами придумали. Так все и начиналось. Но я думаю, что так и везде было. Речевки первые у нас до сих пор сохранились. Но цитировать не буду…

И.: Пусть люди приходят и сами услышат.

балтика-2.jpgА.: Я бы не сказал, что быть футбольный фанатом в те времена было модно. Это и сейчас, наверное, не очень модно. Я сказал бы, что это интересно было: молодость, ты в какую-то струю вошел…
Больше всего у нас было ребят из рабочих семей. Самому старшему тогда было лет 18. Все дети рабочих или военных, как и все в Калининграде. Мажоров тогда в принципе не было. Они, наверное, только рождались тогда.
Для людей тогда, это, конечно, больше как хобби было. Сейчас уже все серьезней.

И.: В те времена это был просто интерес, хобби и времяпрепровождение.

А.: В 1998 году у Konig Legion был самый расцвет, потому что Высшая лига. Когда вылетели – был упадок.

И.: Может, это немного пафосно будет звучать, но скажу так: «Балтика» – это мы. Неважно, какой у нас состав, где мы будем играть, в какой лиге – это мы. Это наш город, наша команда. Никакие там ни ЦСКА, ни «Спартаки»… Мы живем и родились в этом городе. Только «Балтика».

А.: Для меня самое большое поражение «Балтики» – это последний матч Высшей лиги на стадионе «Локомотив». Я присутствовал на этом матче, это был мой первый выезд. До слез было обидно, что вылетаем! До этого в Калининграде был такой расцвет. Всю ту команду, которая играла в Высшей лиге, она вся была хороша, ее все любили. Сейчас Дениса Спирина все очень уважают. Он 8 лет отыграл в «Балтике», сейчас молодежную команду тренирует и еще и в футбол с нами играет.

И.: Из легионеров – Марка Джаловича любят.

А.: Это первый человек, который к нам пришел на сектор. Поболел вместе с нами, когда у него дисквалификация была.

И.: Околофутбол (этим термином описывается все, что происходит за пределами футбольного поля, включая драки между фанатскими фирмами – прим.ред.) у нас не так развит. В России в некоторых городах футбол – это повод встретиться, найти себе оппонента… Географическое положение влияет.

А.:
Фирмы другие, может, и приезжают сюда… Но как-то так сложилось, что здесь такое не было развито. Конфликтовать смысла не было. Потому что приезжали серьезные фирмы, а у нас, в какой-то степени и состава не было… Но Konig Legion и сейчас вся страна знает. В первую очередь, знает за счет поддержки команды на выездах. Раньше с выездами, конечно, лучше было: автобус организовать проще было, потому что очень много желающих собиралось. Раньше 2-3 автобуса по 50 человек за сезон точно на выезд отправлялись. Сейчас, конечно, стараемся на выезды ездить как можно чаще, но у каждого свои проблемы. Но каждый выездной матч кто-то от нас присутствует.

И.: Понятно, что у кого-то семья, какие-то другие жизненные ситуации… На выезд надо, как минимум, 2-3 дня потратить.

А.: И минимум тысяч десять…

балтика-3.jpgИ.: Я могу вспомнить свой самый яркий выезд. Ярославль, 2010 год. Это был один из самых массовых выездов за всю историю движения. Около 70 человек было. Проиграли или в ничью сыграли, не помню уже?

А.: 1:1

И.: Не суть… Я стоял на вокзале в Ярославле. Надо уже покупать билет до Москвы, я открываю сумку, а у меня нет паспорта. Я потерял паспорт, пришлось немного побомжевать в Москве…

А.: Людей с «золотыми выездами» («золотой выезд» – фанат за сезон посещает все выездные матчи клуба, прим.ред.) у нас в фирме не было. К великому сожалению.

И.: Может быть, и к счастью, потому, что есть к чему стремится. Каждый из нас мечтает пробить «золото». Сколько я не общался с футболистами, они всегда говорят, что приятно играть, когда вы нас поддерживаете. Говорят, что приятно видеть нас на выездах.

Вадим: Артур Зюзинс пришел как-то на наш сектор, каждому пожал руку, поговорил.

А.: Никто его специально не звал. Пришел по собственной инициативе. Значит им это нужно.

И.: Но таких мало. Приходят то в основном в клуб деньги зарабатывать. Но кто задерживается на 2-3 сезона, они влюбляются в это город, в эту команду.

А.: Ввиду географического положения, нам очень сложно ездить. Если ты где-то около Москвы живешь, то можно на электричку сесть и поехать, а здесь проблематично. Авторитетные фирмы к нам тоже приезжали. Это больше к периоду Высшей лиги относится. И ЦСКА, и «Спартак» у нас были. С «Торпедо» у нас еще с незапамятных времен отличные отношения.

И.: А вот прошлогодний приезд «Зенита» – это больная тема…

А.: Конечно мы в штыки восприняли, когда фанатам «Зенита» попытались отдать нашу трибуну. Если бы руководство попыталось как-то с нами посоветоваться, объяснило бы ситуацию, то мы бы, может быть, и вошли в положение. А так получается, что нас выгоняют из нашего дома. Мы восприняли это как удар в спину. Тем более, что мы об этом узнали только через СМИ. Мы были просто поставлены перед фактом.

И.: Когда началась продажа билетов, мы увидели, что наши места на гостевом секторе находятся. То есть, мы у себя дома будем как гости.

В.: Плюс у нас еще неприязнь с этим клубом…

балтика-5.jpgА.: У нас в одно были одинаковые цвета у движа и были претензии по этому поводу. На этой почве развился конфликт. Цвета мы потом сменили, но какая-то неприязнь осталась. Понятно, что тягаться с ними мы не можем… С ними и некоторые московские клубы не могут тягаться, а о нас я промолчу. Да нет, не воспринимался их марш как агрессия. Они в каждом городе так идут. По хрен вообще было. У нас задача была отвоевать трибуну и поддержать команду. Трибуну мы отвоевали, нас чуть ли не к губернатору вызывали. Руководство пошло нам на уступки, пришлось и нам пойти на уступки, чтобы остаться на этой трибуне. С правоохранительными органами конфликта тогда не случилось. Они стояли и снимали нас всех на камеру. У нас бы потом очень большие проблемы могли быть.

И.: Им то что? Они приехали и уехали. А нам здесь жить потом. И так нам с этими товарищами тяжело приходится.

А.: А так: «бомжи» (пренебрежительное прозвище фанатов «Зенита» – прим.ред.) – они и есть «бомжи».

И.: Политическая направленность фирмы? Скажем так, какая в России была тенденция (большинство фанатов придерживаются правых взглядов – прим.ред.), так и мы шли в этом русле.

А.: Попытки использовать нас в политических целях были, но на провокации мы не велись. Уточнять не буду, но предлагали разное. Но участвовать в таких акциях… Зачем нам портить нашу репутацию? Фанатская репутация зарабатывается очень тяжело, а потерять ее легко.

И.: Хочется сказать еще об одной причине, почему люди из движа ушли. Наши правоохранительные органы… Мало того, что когда ты на стадион заходишь, тебя шмонают, ты через металлоискатель проходишь, так еще, когда ты заходишь на нашу трибуну, тебя снимают в упор на камеру, обыскивают и чуть ли не до трусов тебя раздевают. Какому солидному человеку захочется такое лишнее внимание? 2-3 раза люди на сектор сходят, но постоянно такое терпеть не хочется.

А.: Отношения с правоохранительными органами было разное… Как и по всей стране. У нас и драки с правоохранительными органами были прям на трибуне. Неприятие с их стороны было. Для них это было что-то новое, и они вели себя так, как будто мы преступники. Сейчас все уже по-другому. Общество развивается. Сейчас уже больше кабинетные отношения… Они уже нас все знают, а тогда было, конечно, поинтересней. Один раз было, что пошли на сектор дубинами лупить. Один человек у нас «условочку» получил за эту драку прям на нашей трибуне. На самом деле, у них и сейчас понимания не наступило. Просто методы поменялись. В принципе, такого в стране уже не увидишь, чтобы ОМОН на трибуну полез. В 90-е годы – это было в порядке вещей.

И.: Пытались ли мы с ними разговаривать? Они говорят: «Эта наша работа. Нам приказали – мы делаем».

А.: Чем мы занимаемся, когда приезжаем на выезд? Все зависит от финансов и друзей.

И.: Если есть знакомые, то они проводят тебе экскурсию по злачным местам.

А.: Были ли у нас жесткие выезды? Не то чтобы жесткие… Убегать нам, конечно, никогда не приходилось. Но было пару замесов.

И.: В 2011 году, стыдно сказать, к нам приезжало больше народу, чем нас на секторе собиралось. Очень жесткий спад был. Прям отчаяние какое-то… Казалось, что это конец всего.

балтика-4.jpgВ.: Казалось, что ниже уже некуда.

И.: Стариков уже не было. И не было никакого прилива со стороны молодежи. И никто не знал, как это разрулить.

В.: Сейчас новые люди на сектор приходят, говорят, что давно прийти хотели. Ты спрашиваешь: «А чего не приходили?». Говорят: «Не знали, что вообще можно».

И.: Причем никакой закрытости у нас нет. На трибуну любой человек может прийти.

В.: Любой русский человек (смеется).

И.: Я сейчас даже не представляю, чем бы я жил, если бы не «Балтика». Конечно, ты чувствуешь, что твоя жизнь изменилась. Ты чувствуешь, что ты стал частью чего-то…Ты за свой город, за свой клуб, за своих друзей, которые стоят рядом с тобой. Ты готов за них биться или еще что-то делать. Прославлять это все.

В.: Каждый должен заниматься своим. Если ты не можешь за клуб драться, то ты можешь рисовать за него. Речевки придумывать.

И.: Смотря, конечно, кто как в движ приходит. Для кого-то – это больше увлечение, выброс адреналина, кто-то отходит, а кто-то остается. Вот, Александр он остался. Живет этим, дышит этим, продолжает дело. В самые трудные минуты он один держал знамя.

А.: Konig Legion, на самом деле, своего существования не прекращал. Есть группа людей, которых я отношу к Konig Legion. Конечно, они уже в возрасте, им около 40 лет. Сейчас появились «Балтийцы» – молодежь, правопреемники. Они продолжают дело фанатизма. Традиции продолжаются.

И.:
Я и Вадим – промежуточное звено, мы основали «Балтийцев», чтобы все с чистого листа начать.

В.: Почему мы это сделали? Сменилось поколение. Из тех людей, кто раньше прославлял клуб, остались единицы. Мы уже не могли это делать так, как они раньше это делали.

И.: У людей сложилось впечатление, что движ – это что-то закрытое, что-то опасное, что туда тяжело вступить… Боялись ли нас обыватели? Если ты увидишь идущих 30 человек, то ты с опаской к ним будешь относиться. Не будешь им дорогу переходить или еще чего.

В.: Меня сейчас радует, что в движении появляются новые люди. Становится веселее, чем когда я пришел. Мы просто начали думать, как привлечь народ на трибуну. Сейчас все говорят, что у движа есть рост, и это радует. Я верю в то, что эта тема начнет город двигать. И без веры в это я не могу.

А.: Сейчас просто очень много футбола появилось. Раньше футбол нигде не показывали. Поэтому и были полные трибуны народу. Потому что людям нужно хлеба и зрелищ. А сейчас и Чемпионат мира смотрят, и чемпионат России и думают: «А чего мне на эту «Балтику» идти? Посижу дома и зачем поддерживать этих 11 калек, которые по полю бегают и деньги баснословные за это получают?». Мне кажется, что даже если бесплатный вход сделать, то людей на стадионе сильно не прибавится. Все, кто ходил, те ходить и будут. Может, конечно, будут сдвиги к Чемпионату мира, но над этим работать надо. Может, какую-то агитацию сделать, может скандалов, как в шоу-бизнесе, парочку надо устроить, чтобы имя по России прогремело. Если устраивать какие-то голосования в интернете, то, конечно, все за «Балтику». Может и 10 тысяч, и 20 тысяч человек проголосовать. А вот прийти и поддержать команду в трудное время, отдать 100-150 рублей и хотя бы так поддержать финансовое состояние клуба, то на это уже не каждый готов.


Фото: rugrad.eu, fc-baltika.ru



Комментарии