«Умножение Кёнигсберга»: зачем городу второй музей Altes Haus

3 Октября 2016
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Музей-квартира Altes Haus работает в Калининграде уже около 2 лет. За это время проект, имитирующий быт жителей довоенного Кёнигсберга, прочно прописался на туристической карте современного Калининграда. Один из создателей Altes Haus Александр Быченко налаживает связи с музеями города и успешно выигрывает  гранты от фонда Владимира Потанина. Именно благодаря этим деньгам в Калининграде через какое-то время должен появиться ещё один проект. Это снова будет квартира-музей, но на этот раз речь идёт уже о реконструкции быта послевоенного советского Калининграда.
30 сентября в официальной группе проекта в Facebook появился  пост, в котором говорилось о том, что в городе фактически открывается вторая площадка Altes Haus с приставкой Hufen. Первый музей на ул. Пугачева работу не прекращает. Афиша RUGRAD.EU отправилась на открытие новой квартиры-музея и выяснила, чем различаются эти два проекта и зачем семье Быченко потребовался второй Altes Haus.

Подъезд дома, где расположился Altes Haus Hufen, удивляет какой-то неестественно белой штукатуркой, на которой нет ни пятнышка, ни трещинки (в других калининградских подъездах дела с этим, как правило, куда хуже). Кёнигсбергскую квартиру, как и в случае с музеем на ул. Пугачева, от внешнего мира отделяет деревянная дверь внушительных размеров, что называется, «под старину». Семья Александра и Натальи Быченко для своего второго проекта нашла в районе Хуфен бывший доходный дом, который был построен в начале прошлого века.
«Само помещение [музея на ул. Пугачева] не являлось нашей собственностью, — рассказывает Александр Быченко о причинах появления в городе Altes Haus Hufen. — Мы пытались его выкупить у владельца. Но наши переговоры ни к чему не привели, и мы решили, чтобы ни от кого не зависеть, сделать ещё один музей».

Свои проекты супружеская чета Быченко попыталась развести по тематике. Квартира на Пугачева превратилась в «приют для вдов торговцев». «Мы будем рассказывать более женскую историю о нелегкой доле вдов торговцев в Кёнигсберге», — говорит создатель музея-квартиры.

У Altes Haus Hufen — другая мифология. Быченко рассказывает, что здесь раньше проживал некий купец Гроссман, владелец продовольственного магазина, следовательно, для этого места будут уместны другие истории. Быченко называет их «мужскими». В том числе на тему торговли и бизнеса. Про бывшего владельца жилплощади Гроссмана говорят, что это был типичный представитель среднего класса. «Владелец продовольственного магазинчика. Ну кто это? Я думаю, что это вряд ли какой-то обеспеченный человек», — поясняет Александр.

Работы по подготовке нового помещения и реставрации заняли около года.
«Думали, что всё пойдёт быстрее, но, в общем, как всегда… Умножай сроки на два, а стоимость — не буду говорить на сколько», — с явной досадой в голосе говорит Александр Быченко. Правда, тут же добавляет, что в результате получилось «неплохо».

Свою деятельность Быченко называет «социальным предпринимательством», хотя и признаётся, что раньше он к подобным терминам относился скептически. «Предпринимательство — это есть предпринимательство. Извлечение прибыли. А социальная составляющая жизни — это в большей степени какая-то благотворительность, помощь ближнему… А в итоге мы пришли к тому, что являемся социальными предпринимателями. Мы пытаемся сохранить историческое наследие и делаем это с помощью предпринимательства. Мы не занимаемся благотворительностью. Не просим денег у государства. Купили на собственные деньги это помещение, отреставрировали его и теперь здесь проводим экскурсии, мероприятия. Взимаем за это справедливую плату и платим налоги», — рассказывает бизнесмен.

Для своего музейного проекта социальные предприниматели получили помещение площадью 80 кв. м с тремя комнатами, кухней и ванной. В большой комнате Altes Haus Hufen стены выкрашены в светло-зелёный свет. Повсюду висят картины. В углу расположилась массивная печь. Последнюю даже осматривала специальная комиссия, и печку даже можно затопить в холодные зимние вечера.

«Здесь сохранились оригинальные полы. Сосновые, — со знанием дела рассказывает предприниматель. — Сохранились оригинальные окна.

Нашли у друзей, которые занимаются металлоломом, вот эту замечательную батарею». Быченко показывает на неприметную батарею стального цвета: «Она кёнигсбергская», — уверяет он.
Важная часть процесса, с целью создания подобного музейного пространства, — это поиск предметов быта. «С миру по нитке…», — описывает этот процесс хозяин Altes Haus, попутно рассказывая, что некоторые артефакты им дарят «неравнодушные горожане». К примеру, полку для моющих средств им подарил известный калининградский архитектор Юрий Забуга. Что-то они покупают на интернет-аукционах, что-то выменивают или покупают у знакомых коллекционеров. Бизнесмен рассказывает, что во время путешествий обязательно посещает блошиные рынки и антикварные магазины. «Дружим с антикварами», — поясняет он.

Один такой знакомый антиквар и реставратор пришёл семье Быченко на помощь: для открытия второго Altes Haus он предоставил несколько ваз, так как предметов «не хватало». Большой деревянный стол кёнигсбергских времен, который теперь стоит в главной комнате, семье Быченко тоже достался в некотором смысле благодаря «счастливому случаю». Бизнесмен рассказывает, что ему просто позвонили с предложением его купить. Он поехал в район ул. Кутузова. На втором этаже старого немецкого дома когда-то жил доктор. Стол новые владельцы жилплощади держали на чердаке. Однако сохранился он в неплохом состоянии. Быченко только пришлось отремонтировать столешницу.

Про калининградские антикварные лавки Быченко говорит с плохо скрываемым скепсисом. «Я не покупаю в местных [антикварных] лавках и магазинах. Как правило, цены у них… Абсолютно нас не устраивающие. Не знаю, на кого они рассчитаны. Я сотрудничаю с коллекционерами. Мы либо обмениваемся, либо покупаем что-то друг у друга», — рассказывает он.

Порой в Altes Haus Hufen попадаются странные вещи. В спальне Александр Быченко показывает журналистам, на первый взгляд, обычный браслет. А потом, к общему удивлению, добавляет, что он сделан из человеческих волос. «То, что нам сегодня кажется странным, в то время считалось обычным. Дочери, к примеру, могли своему отцу сплести что-то на память», — говорит бизнесмен. Затем он показывает пузырек аспирина, который был когда-то продан в кёнигсбергской аптеке.

На кухне практически идеальный порядок, который очень бы хотелось назвать «немецким». На полках стеклянные банки с надписями Kaffee и Zucker. Но главный предмет гордости владельца квартиры — это печь-плита (правда, не кёнигсбергская). Но владелец всё равно называет её «душой дома». Одна из конфорок прикрыта какой-то стальной крышкой, из-под которой торчит ручка. «Как вы думаете, что это?» — спрашивает Быченко, хватаясь за этот рычаг. Он крутит ручку, видно, что в такт ей внутри крутятся лопасти. Отгадать предназначение таинственного механизма никто не может. «Раньше, чтобы попить кофе, недостаточно было пойти в «Круассан-кафе» и купить себе стаканчик. Нужно было пойти в магазин, купить зелёный кофе, растопить печь и вот на такого рода устройстве его обжаривать», — рассказывает Александр.
Бизнесмен берёт в руки небольшую коричневую бутылочку и говорит, что если принюхаться, то можно почувствовать, как пахнет «настоящий кофейный ликёр».

Планируется, что первое мероприятие пройдёт в новом Altes Haus Hufen уже в понедельник.


Текст: Алексей Щёголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии