«У нас нет мэра, который слушал Depeche Mode...», - основатель калининградского фан-клуба DM о корнях калининградской «депешмодомании»

28 Мая 2014
«У нас нет мэра, который слушал Depeche Mode...», - основатель калининградского фан-клуба DM о корнях калининградской «депешмодомании»
В Калининграде, в свое время, сложился настоящий культ группы Depeche Mode. При том, как показывает практика, «депешмодомания», в городе своих оборотов пока не сбавляет. калининградцы, даже независимо от качества последних альбомов, послушно кочуют за Depeche Mode по соседней Польше, а традиционные вечеринки Dave Gahan's Party на «Вагонке» собирают такое количество публики, что клубу приходится открывать большой зал. Все это движение появилось в городе во многом благодаря калининградскому фан-клубу Depeche Mode NewMode Island и его руководителю Константину Помигуеву. Сейчас фан-клуб к организации вечеринок на «Вагонке» уже отношения не имеет, а сам Константин Помигуев относится к ним несколько скептически, отмечая, что дух там уже не тот. Афиша RUGRAD.EU попросила одного из основателей фан-клуба вспомнить, как в Калининграде начиналась повальная «депешмодомания», как на «Вагонке» начались первые Dave Gahan's Birthday Party и является ли любовь к DM частью калининградской идентичности.


Константин Помигуев, основатель калининградского фан-клуба DM

аф11.jpgУ меня увлечение Depeche Mode началось в 1988 году с альбома Music for the Masses. Начал вслушиваться и мне понравилось. В 90-е годы Violator это увлечение окончательно добил. Потом были Songs of Faith and Devotion — мой любимый альбом. Это я сейчас уже изменил внешность, а тогда, как раз, был в этой стилистике: так же раскрашен, волосы длинные и все остальное. Сейчас только борода осталась.

Наше движение началось в 1996 году. До этого была еще движуха еще в 90-х годах, но но я этого к сожалению не застал. Движение фанатов Depeche Mode было мощное. У них было много идей, которые, в принципе, и мы к себе хотели перетащить. Но наши «благодарные» чиновники нас зарубили. Сказали: «Делайте все, что хотите, но сами». Забыл уже имя этого начальника, но он четко сказал: «Ребята, а оно вам вообще нужно? Занимаетесь ерундой». А идей было много. Вплоть до школы изучения английского языка с помощью музыки.


«Люди старались эту стилистику Depeche Mode копировать во внешнем виде: косуха, белые джинсы, «Мартинсы»»


В 80-е тут были «терки» между фанатами Depeche Mode и металлистами. Я сам этого не застал, но знаю, что люди дрались. Я это видел в Москве в 1993-м году. Я первый раз попал на площадь Маяковского, где собирались фаны. Мартинов и Дэйвов там было море. Для меня, 18-летнего парня, это был шок. Я побывал еще 2 раза на этих «депешмодовских» съездах и во мне это, наверное, отложилось. Почему Москве можно, а нам нельзя?

Фан-клуб Depeche Mode здесь начался в 1995 году. Началось все с объявления в газете «Новый наблюдатель». Люди списывались, а потом назначали друг другу встречи. Вот так и мы с одним человеком встретились и начали общаться. Так и родилась идея: ребята, 9 мая на носу (день рождение Дэйва Гэана — прим.ред.), пора бы уже и собраться. Так фан-клуб и начался. Людей было достаточно. По возрасту это были совершенно разные люди. Я бы не сказал, что их много было. Я бы сказал, что их было достаточно. Нам друг друга хватало. Конечно, это не 300 человек. Самых активных было 30 человек, а активистов, кто в основном этим и занимался, было четверо.

Люди старались стилистику Depeche Mode копировать во внешнем виде. Что в этот набор входило? Косуха, белые джинсы, «Мартинсы» - все классическое, а'ля 87-й год. Каждое воскресенье мы собирались на Острове. Мы обязаны были там быть и друг другу никогда не надоедали. Это, по сути, была модель общения. Ради этого все и затевалось. Дома же тоже скучно было сидеть. Все было, как на приличной «барахолке». Друг другу кассеты передавали, пластинки слушали... По крайней мере, тогда это было еще интересно. Это сейчас все уже доступно... У нас есть замечательный человек — Дима Андреев, который сейчас мобильными телефонами занимается. У него очень большая коллекция и этому человеку можно завидовать. Кто был популярен Дэйв или Мартин? Понятно, что все смотрят на Дэйва. Но девочки все были влюблены в Мартина. Ну, наверное, можно сказать, что потом все эти люди выросли и фан-клуб распался.


«У «Вагонки» была одна задача, у меня — абсолютно другая. И мы перестали понимать друг друга»


Первую вечеринку мы сделали в 1998 году. Еще на «Быках». Мы как-то собрались 9 мая, и это просто вышло в общую идею. В 1998 году мы все вместе поехали на концерт в Прагу. Там мы с Лебедевым (лидер группы LP — прим.ред.) нашли общий знаменатель и решили, что пора уже. Дискотека на первой вечеринке была только в конце, хотя музыка там и звучала все время. Были конкурсы, представления. Был конкурс, где была задача изобразить под песню или клип что-то, что было бы узнаваемо в стилистике Depeche Mode. В результате, люди выходили, корчили рожицы под Дэйва, движения его копировали. Потом мы уже пришли к «Вагонке» и были там достаточно долгое время.

Первая вечеринка на «Вагонке», конечно отличалась от того, что происходило на «Быках». Но стилистика была та же самая. Мы тогда не могли выработать свою линию. Это все с годами накапливалось, а не так, что мы пришли и за один год все сделали. Постепенно рождались идеи. Так что на первой вечеринке было все на тех же началах, что и на «Быках». Концерт был, но он не носил такого глобального характера. Все было скромно. Пришли спели и ушли.

После того, как мы вечеринку на «Вагонке» провели, мы поняли, что эта штука работает. От нас не отставали: «Вагонке» мероприятие понравилось. В финансовом плане для клуба вечеринка сработала (а их это больше всего интересовало). Мы тогда всего этого еще не знали. Даже не то, чтобы не знали... Нам было неинтересно, вечеринки делались не ради денег. Да и сейчас, лично для меня, деньги на втором плане. Для «Вагонки» - нет. Это клуб, это их работа. На этой почве мы и разошлись. У них была своя задача, у меня — абсолютно другая. И мы перестали понимать друг друга.

Народу на эти вечеринки ходили достаточно много. В принципе, все они проходили в одной стилистике. Людям надо было просто собраться большой компанией, «подогреться» и поорать песни Depeche Mode. Что еще нужно? Пришли, поорали и все это, конечно, здорово, но у нас была другая идея. Сделать что-то, чего нам всем не хватало. А не хватало нам общения.


«Мне кажется, что Depeche Mode все-таки популярней, чем поездки в Польшу за сосисками»


Я последние 2 года в организации вечеринок на «Вагонке» не участвую. Для них это коммерция, для меня — нет. Им нужно только одно: зал, бар и билеты. Мне было очень трудно добиться какой-то финансовой помощи. Практически все я за свои деньги делал. Потом хоть как-то что-то я от них получал. В каком-то плане, это стало надоедать. Было много некорректного с их стороны.

Dave Gahan's Party — это действительно была фирменная штука «Вагонки». Как она перешла в другие клубы? Для клубов это обычная коммерция, это выгодно. Увидели, что там творится и решили: почему бы и нам это не сделать? Но ни на одной площадке вечеринки не прижились. Хотя мы сами, помимо «Вагонки», делали вечеринки для себя. Но это проходило камерно и за свои деньги. В клубе «Л-5» делали когда-то существовавшем, в «Репортере» . Нам этой массовости уже не нужно. Нам приятней собираться в меньшем количестве, старой компанией. И люди приходят. Мы не стесняемся того, что от этого денег не получаем.


«Можно сказать, что все эти люди выросли и фан-клуб распался»


Поначалу вечеринки Dave Gahan's Party, конечно, были субкультурным проектом. Мы делали все для себя. А потом мы уже могли выйти на публику и начать делать гораздо больше. И я считаю, что можно сделать и еще больше. Хотя бы сделать более профессиональную постановку праздника, а не просто: пришли, напились, поорали и ушли. Сейчас же все так и происходит. Обидно, что люди туда по определению прутся и прутся. Мне сказали, что в последний раз там было непонятно что. Игрались хитовые песни и больше ничего. Ни души, ни смысла вложено не было.

Я у многих своих знакомых спрашивал, почему они ходят на эти вечеринки. «Да мы как-то привыкли!». Наверное, молодежь туда тоже ходит по привычке. Мои ребята на эту вечеринку ходили и сказали, что это уже не так, как было. Многие спрашивают: «Почему нет конкурсов? Почему нет того-то?». А потому что, организаторам это уже неинтересно. Можно сказать, что того духа, который был заложен, уже нет.

Почему Depeche Mode в Калининграде в такую манию превратились? Не знаю... Я сюда в 1988-89 году приезжал и здесь была просто мания. Стены были исписаны, люди были одеты под Depeche Mode, в курортных городах все было расписано. Я понимал, что люди живут группой. Может быть, это на ментальность хорошо легло... Лично мне кажется, что мы просто близко к Европе находимся. Мы оттуда все тащили.

Конечно, можно сделать в Калининграде вечеринки в честь дня рождения и Роберта Смита, и Тома Йорка, но боюсь, что на них никто не придет. Это можно сделать, но не в таком глобальном масштабе. Собрать 100 человек и тогда вечеринка состоится. Мы точно так же можем для себя такое сделать. Если у нас все сложится, то на день рождение Мартина мы что-нибудь да сделаем.

Затрудняюсь сказать стала ли «депешмодомании» частью калининградской идентичности... На этот счет очень много мнений. Я для самого себя не могу найти ответов. Но мне кажется, что популярней все-таки Depeche Mode, чем поездки в Польшу за сосисками.

Могло ли что-то измениться для культуры Depeche Mode в городе, если бы у нас мэр был их фанатом? Может быть... Но у нас нет такого мэра.

Понятно, что Depeche Mode с концертом в Калининград никогда не приедут. У нас нет таких возможностей и таких площадок. Стадион «Балтика» слишком мал. Если сделают новый стадион, то может быть... Но вторая причина — это банальные, финансовые вложения. Никто на такие риски (хоть и понимая, что Depeche Mode — это хороший бренд) не пойдет. Не все потянут. Хотя в 90-е слух, что они приедут активно обсуждался. Люди мечтали... Мы и сами до сих пор мечтаем. Были разговоры с промоутерами. Вадим Александров привез сюда Энди Флетчера, пусть и с dj-сетом. Нам было приятно к такому человеку прикоснуться.

Да, я понимаю, что любой депутат тратит на предвыборную кампанию деньги сравнимые с привозом Depecehe Mode. Но это политика. Там деньги потратить не гнушаются... Если бы потом этот кандидат выйдет и скажет, что, вот, это я привез, то для меня это звучит, как свинство. Музыка и политика, на мой взгляд вещи несовместимые.

Первый раз на Depeche Mode я поехал в 1998 году. Это казалось невозможным: кто такие Depeche Mode, кто такие мы и что вообще такое Калининград? А теперь уже и с Флетчером выпивали. Алана Уайдлера, к сожалению, не удалось привезти по техническим причинам... Но первую поездку в Прагу на концерт я помню, как сейчас. Только из нашей компании люди ехали на трех микроавтобусах. А больших автобусов туда еще очень много поехало. Ощущения не передать. Просто какое-то сумасшествие было. Ты сам не понимал, что находишься на концерте Depeche Mode. Видишь вот это все.... Это потом только стало доходить, спустя годы. А тогда это просто была эйфория. Сами посудите, мы смотрели этот грандиозный 101-й концерт, море рук... И как можно было себе представить в те годы, когда мы еще молодые и «зеленые» были, что ты можешь стоять на концерте и быть частью этого «моря».

Конечно, новые пластинки Depeche Mode объективно слабее. Альбом Sounds of the Universe для меня до сих пор остается самым провальным. Каждую песню по отдельности слушать можно, но целостности этого альбома для меня не существует. Для меня альбом — это рассказ: с первой до последней песни. Этим группа и славилась... Сейчас такого уже нет. Будем надеяться, что группа после этого тура свое существование не закончит. Хотя, когда вышел последний альбом, я сказал, что, наверное, это будет последний альбом. Хотя я сказал такую фразу: «Наконец-то Дэйв научился петь».


Текст: Алексей Щеголев

Фото: VK.com




Комментарии