«Скоро будем скорее мертвы, чем живы»

5 октября 2020
«Скоро будем скорее мертвы, чем живы»

15 сентября региональные власти разрешили концертным и клубным площадкам региона вернуться к работе. Но ряд ограничений, которые начали действовать с 1 октября, вновь поставил под запрет этот вид бизнес-деятельности. RUGRAD.EU рассказывает, как собираются выживать предприниматели, которые, в отличие от рестораторов, не успели скопить «подушку безопасности» за летний период. 


Нерентабельные сценарии

Ночной клуб Platinum — одно из немногих заведений города, которое в 2020 году полностью соответствует статусу классического «ночного клуба». Оно закрылось в марте, на волне первых ограничительных мер — с того момента клуб не проработал ни дня. Вернуться на рынок развлекательное заведение планировало в уик-энд со 2 по 4 октября, анонсировав на пятницу и субботу первые вечеринки после вынужденного простоя. Однако 30 сентября региональные власти анонсировали возвращение части ограничений по работе бизнеса. В калининградских клубах посчитали, что достаточно абстрактная формулировка по запрету мероприятий, «объединяющих людей единой целью, повесткой, поводом», бьет именно по вечеринкам. В результате мероприятия в Platinum были отменены.


В правительстве региона, впрочем, отмечают, что бизнес сделал из постановления правильные выводы. «Вечеринки — это организованные мероприятия», — сообщили RUGRAD.EU в пресс-службе. Формально у клубов есть два легальных сценария, чтобы продолжить работу: переквалифицироваться на время в бары (и работать по правилам, которые предъявляются общепиту) или работать как концертные площадки, но с условием загрузки не более 50 % и предоставления зрителям сидячих мест. Эта норма позволила продолжить работу подведомственным региональному министерству культуры и туризма театральным площадкам и светлогорскому «Янтарь-холлу». Представители клубной отрасли к подобным схемам пока относятся с изрядным скепсисом и сомневаются, что при таких сценариях им удастся достичь рентабельности.

В частности, Platinum первоначально собирался возвращаться на рынок именно как бар. «Но бар, в котором тихо играет музыка и люди сидят за столами, — это не наш формат. Нам нужно много людей, громкая музыка и веселье — тогда мы будем зарабатывать», — рассуждает арт-директор клуба Олег Самарин. Вместимость Platinum — порядка 1 000 человек, рентабельность возникает при 600. Менеджмент развлекательной площадки был готов менять формат, чтобы вернуться на рынок: в помещение пускали бы меньше человек, но клуб в таком случае был бы вынужден отказаться от одной из важных маркетинговых «фишек» — бесплатного входа (анонсированные на прошедший уик-энд мероприятия планировалось делать платными).

В формате бара прошедший уик-энд отработала «Вагонка»: пока в клубе нет концертов, там активировали в качестве рабочей локации «Красный бар» и завлекают публику «свободным входом и отличной музыкой Британских островов». Директор клуба Андрей Исаков отмечает, что в этой схеме работы «нет никакой рентабельности». «Вагонка» в последние годы жизни функционировала в первую очередь как концертная площадка, и смена формата для нее связана с определенными сложностями.


«Обычные бары работают каждый день, и затраты на их открытие минимальны. Когда ты открываешь площадку и работаешь как бар, то у тебя расходов намного больше: ты работаешь не каждый день, тебе нужно каждый раз привлекать персонал, осуществлять уборку», — объясняет он. Исаков отмечает, что для «Вагонки» в данном случае речь идет скорее о репутационной, чем о коммерческой истории: активировав «Красный бар», клуб фактически подает лояльной аудитории сигнал, что не ушел с рынка. Однако точных прогнозов по поводу того, сколько просуществует такой формат, в клубе не дают: отрасль пока не понимает, с какими запретами со стороны региональных властей она может столкнуться в ближайшее время. Начинать работать в формате ежедневного бара менеджмент «Вагонки» не планирует

«Как показывает процесс, концертная площадка должна работать как концертная площадка, а не как бар или что-то подобное. Рентабельность есть, только когда ты делаешь большие ивенты», — рассуждает Андрей Исаков.


«Клубная деятельность ориентирована не на Баскова или Киркорова»

У «Вагонки» есть идея попробовать сделать концертное мероприятие с сидячими местами, которое бы соответствовало введенным с 1 октября правилам. Директор клуба Андрей Исаков не стал раскрывать подробности, но подчеркнул, что речь снова идет скорее об «имиджевой истории», а не о коммерческой. Но даже при организации таких мероприятий у клубной отрасли могут возникнуть сложности.

Исаков отмечает, что при такой схеме концертным площадкам, скорее всего, не удастся заработать на концертах привозных звезд, а артисты, с которыми работает «Вагонка», плохо укладываются в формат сидячего концерта.


«Никто из артистов из рок-темы или рэп-темы, которыми мы занимаемся, не хотят выступать при сидячем и полупустом зале. Все говорят, что мы не будем. Когда вся эта история началась, то все сообщили, что «мы готовы, мы все понимаем», но время прошло и они, как говорится, передумали. Сейчас они переносят даты на более поздний срок: основные концерты сентября – октября перенесены на март, апрель и май», — рассказывает директор клуба. Исаков считает, что благодаря «сидячим концертам» максимум, который могут получить клубы, — это заработать средства, достаточных для оплаты коммунальных услуг.

Примерно по таким же причинам скептически относятся к перспективам «сидячих концертов» промоутеры, работающие с основным конкурентом «Вагонки» — клубом Yalta.

«Лично моя клубная деятельность ориентирована всё же не на Баскова или Киркорова. Какой смысл приходить на рэп/рок/метал, чтобы посидеть?» — рассуждает руководитель промоутерского агентства Kool Karma Booking Софья Белоусова.


Во время действия ограничений Yalta стала позиционировать себя в социальных сетях как бар. На субботу здесь было запланировано мероприятие с участием музыканта Владимира Золотухина (проект Zoloto). По расчетам Белоусовой, которая занималась привозом артиста, в клубе должно было собраться порядка 200 человек. Yalta рассчитывалась как площадка на 700–800 человек, так что требованию о 50 % загрузке это мероприятие соответствовало. Но буквально за несколько часов до начала клуб сообщил об отмене.

Управляющий Yalta Сергей Савуляк заявил RUGRAD.EU, что менеджмент площадки рассматривает «разные пути», чтобы остаться на рынке, но подробности этого процесса он пока не раскрывает. Как и директор «Вагонки» Савуляк не верит в рентабельность «сидячих концертов».


 «Индустрии тяжелее всех»

Финансовые потери отрасли представители клубов оценить затруднились: никто из собеседников RUGRAD.EU так и не назвал конкретную цифру. «Сколько бы прибыли клуб принес за это время — столько он не принес», — говорит Олег Самарин. «Потери идут, они копятся, но пока мы не сдаемся», — комментирует Сергей Савуляк.

«Ситуация для концертной индустрии сейчас очень непростая, можно сказать, критическая. Я вижу ясно, без каких-либо иллюзий: государство положило болт и никак не собирается помогать клубам, организаторам, вообще всем, кто задействован в концертной индустрии. Надежды на помощь у меня нет. Мои потери никто не компенсирует, буду справляться сама. В Калининграде планировался ещё один интересный концерт на октябрь, но на данный момент возможность его проведения стремится к нулю. Критичной его отмена для меня не станет, поскольку, повторю, мы уже в кризисе, как говорится, пороговая отметка давно перейдена», — рассуждает в свою очередь Софья Белоусова из Kool Karma Booking.


Андрей Исаков отмечает, что концертной индустрии в данной ситуации приходится «тяжелее всех». «Рестораторам дали отработать летом, и сейчас их не закрывают. Организаторам свадеб и мелких корпоративов тоже дали возможность поработать, [сейчас] правительство обещает их поддержать. Мы надеемся, что это и к нам будет относится. Нам не разрешали работать: как 17 марта сказали, что «стоп», так и до сих пор это творится. Я уверен, что 31 октября это наверняка продлят еще на месяц», — говорит директор «Вагонки».

Своеобразную точку невозврата для клубной отрасли никто из собеседников назвать не решился. Впрочем, представители отрасли отмечают, что, в отличие от ресторанов, которые смогли начать работу буквально на следующий день после снятия запрета, клубам будет гораздо сложнее возвращаться на рынок. На «Вагонке» отмечают, что договариваться с менеджментом артиста о концерте нужно за полгода, а в ночном клубе Platinum отмечают сложности с потенциальной потерей аудитории. «Нам придется заново нарабатывать аудиторию, откусывать ее от других игроков, которые сейчас работают и забрали нашу публику. Либо прикармливать новую аудиторию привозами артистов», — говорит арт-директор заведения Олег Самарин, отмечая, что вернуться на рынок развлекательная площадка все-таки сможет.


Запреты стимулируют «серый рынок»

Пока большие площадки, которые в первую очередь находятся под прицелом контролирующих органов, ищут новые форматы и терпят убытки, в социальных сетях появляются анонсы полулегальных вечеринок и дискотек. Участники отрасли не исключают, что запреты властей спровоцируют рост «серого сегмента» данного рынка. «Молодежь хочет куда-то ходить, и она всё равно будет ходить: будут это легальные вечеринки или нелегальные. Весь карантин люди устраивали мероприятия, и это не для кого ни секрет», — говорит Олег Самарин.

Директор «Вагонки» Андрей Исаков придерживается примерно такой же позиции, отмечая, что в городе есть некие «небольшие клубы», которые работают в запрещенном формате. «Почему это никто не отслеживает — я не понимаю... Мне как директору площадки очень неприятно, что кто-то всю пандемию работал, зарабатывал, кормил свои семьи, а мы и многие другие организаторы сидим без работы», — удивляется промоутер.


Некоторые представители отрасли указывают на нелогичность запретов, ведь в городе продолжает работает общественный транспорт и фитнес-клубы. Кто-то видит в этом попытку ударить именно по небольшим промоутерским агентствам. «Выживут не любовники, а особо «жирные» концертные промо-альянсы, с большим финансовым ресурсом, накопленным за предыдущие годы. Инициативные привозчики из независимых кругов, благодаря которым меломаны могли глотнуть воздуха свободы из «загнивающей» Европы, т. е. послушать актуальную западную сцену вживую, — скоро, судя по всему, будут доедать *** без соли», — рассуждает Софья Белоусова из Kool Karma Booking.

Концертной индустрии во время первой волны ограничений не хватило возможностей, чтобы пролоббировать для себя отдельные инструменты финансовой помощи, которые ранее были разработаны, к примеру, для рестораторов и отельеров. Министр культуры и туризма Андрей Ермак открытым текстом говорил , что развлекательная сфера — это «не предмет первой необходимости». Промоутеры с такой оценкой не согласны. Как отмечают собеседники RUGRAD.EU, благодаря концертным мероприятиям доход получают представители самых разных сфер бизнеса: от рекламной индустрии до прокатных компаний, которые занимаются организацией гастролей артистов.

«Любая индустрия важна для экономики. Не важно, ресторанный это бизнес или ивенты. Когда у тебя люди работают во всех индустриях, то это и называется экономика. Когда у тебя работает [только] одна индустрия, то это не экономика. Просто потому, что она может закончиться в определенный момент», — рассуждает Андрей Исаков.


«Это больше всего обидно, что нашу сферу воспринимает как неважный сегмент. В ней задействовано очень много людей, от нас зависит много сфер. Это очень обидно слышать», — говорит Сергей Савуляк, отмечая, что в данной индустрии могут быть задействованы «от 50 до сотни тысяч человек».

Софья Белоусова признается, что не понимает, как индустрия будет восстанавливаться «после еще одного карантина». «В ситуации нового локдауна наш пациент очень скоро будет скорее мертв, чем жив», — резюмирует промоутер.


Текст: Алексей Щеголев

Фото: RUGRAD.EU






Комментарии