«Шевчук писал письмо Боосу в нашу защиту, но тот не отреагировал...», - президент рок-бара «Пыль винила» вспоминает былые времена

13 Января 2014
«Шевчук писал письмо Боосу в нашу защиту, но тот не отреагировал...», - президент рок-бара «Пыль винила» вспоминает былые времена

За свою не самую долгую жизнь рок-бар «Пыль винила» успел сменить три места расположения. История одного из первых рок-баров в Калининграде начиналась в небольшом помещении у Калининградской филармонии. Впрочем, по вполне объективным причинам, такой союз рокеров и академического искусства долго просуществовать не мог, и рок-бар переехал на улицу Черняховского. Там, собственно, и прошло «золотое время» рок-бара. За счет увеличившейся площади, бар получил возможность проводить у себя небольшие акустические концерты. Благодаря новому помещению, бар перестал быть своеобразным клубом по интересам, где собиралось несколько человек, чтобы вспомнить времена хипповской юности, но и получил в качестве клиентуры неформальную молодежь того времени. «Пыль винила» даже на уровне тогдашнего общепита представляла весьма странное заведение: в качестве закуски, к примеру, там вполне могли предложить быстрорастворимую лапшу. Из-за смены собственника бару в итоге пришлось распрощаться и с помещением на Черняховского. После этого «Пыль винила» переехала в бастион «Обертайх», где у заведения появились возможности проводить не только концерты местных групп, но даже привозить артистов из России. На певческом поле «Пыли винила» прошел один из фестивалей «Калининград in Rock», кроме того там успели отметиться «АукцЫон», «Алиса» и другие топовые российские рок-группы. Впрочем, закрепиться в «Обертайхе» «Пыли винила» не удалось. У заведения возник достаточно серьезный конфликт с главным арендатором площадки – Игорем Родневским. Стороны быстро перешли к взаимным обвинениям, а в процессе выяснения отношений в баре даже выломали дверь. На форуме рок-бара до сих пор можно прочитать весьма бурные обсуждения той истории, взаимные обвинения и рефлексию фанатов, которые мучились вопросом стоит ли выходить на митинг в защиту любимого заведения или все-таки нет. Основатель «Пыли винила» Александр Егоров в настоящий момент возглавляет региональный фонд развития детского и юношеского футбола «Янтарный мяч». В его кабинете, напротив плаката с автографами футболиста Юрия Жиркова, до сих пор висят фотографии из рок-клуба в обнимку с Юрием Шевчуком.


Александр Егоров, президент рок-бара «Пыль винила»

александр егоров1.jpgИдея рок-бара – очень простая. Мы с Юрой Шевчуком большие друзья уже очень много лет. Он здесь много что написал… Я и его и покойную жену знал, и Петьку. Мы ему помогли, чтобы он на путь истинный встал, и он отслужил в бригаде морской пехоты…. Юра в то время много приезжал сюда. Мы сидели говорили: «Ну как же так? В Калининграде есть много людей, которые еще в те времена и музыкой занимались и пластинки собирали. А заведения, где народ мог бы собраться и вспомнить, нет». Первый проект у нас пошел в 1995-96 году. Там, где у нас был зал органной музыки. У меня появилась идея: а почему бы не сделать такое место? Концепция была простая – своего рода клуб и место для встреч. Это было главное. А уже к ней все остальное привязывалось. Люди же не будут собираться за голыми столами? Надо чтобы было пиво, чтобы там курить можно, что нельзя приносить наркотики…


«Мы сидели и говорили с Юрой Шевчуком: «Ну как же так?»



Мы бар «Пыль винила» рассматривали не как бизнес. Чем отличается то время от этого? Рок-н-ролл, по большому счету умер… А тогда он еще жил. Мы на рок-музыке выросли в шестидесятые. Это было определенное состояние души. Тогда меньше о материи думали, а думали о состоянии духа, о внутренней какой-то борьбе, о поиске новых музыкальных форм… Тогда не было «Вконтакте», не было интернета, а мы сидели и слушали эти бобины, собирали пластинки, носили джинсы и подрожали нашим кумирам из движения хиппи. Это было братство и общность, где мы могли обсуждать какой-то альбом Deep Purple, The Beatles или Rolling Stones. Обсуждать манеру, как они живут… Для нас это был интересный образ жизни, которым мы противились тому, что нам навязывали партийные и вся система.

А потом у филармонии сменился директор и сказал: «Как это так?! У нас все такое пафосное, классика, Бах и все остальное. А тут на углу какие-то рок-н-ролльщики тусуются». Нет, никаких конфликтов с филармонией у нас не было. Просто сменился директор. Новый пришел и сказал, что мы не вписываемся в формат. Публике мы их особо не мешали. У них с угла была художественная мастерская, небольшая комнатушка, там четыре столика стояло. С этого мы и начинали.


«Как это так?! У нас все такое пафосное, классика, Бах и все остальное. А тут на углу какие-то рок-н-ролльщики тусуются»


Но место в течении года стало культовым. Так что мы решили его продолжить. У моего покойного знакомого был кофейный клуб «Элефант» напротив «Планеты». Кафе у него что-то не пошло и я говорю: «Давай, ты мне в аренду его сдашь». Место было одно из лучших. Увеличилась площадь, место центральное – народу удобно. Один зал у нас был – международная, западная музыка. Пластинки там везде висели. А другой зал был посвящен русскому року. Народ там до часу-до двух часов ночи тусовался.


«Была яичница «По-байкерски». Мы купили маленькие чугунные сковородки: два яйца и сало или грудинка, мелко порезанная. Она стоила где-то рублей 25-30»



На Черняховского зал был уже большой. Туда даже люди приходили с гитарами, пели песни. Меню мы придумывали очень просто…От души… Учитывая, что кухонька маленькая была, важно было выйти на две вещи. К нам приходила в основном публика, у которой не так много было денег. Мы прикинули по бизнесу, чтобы аренду отбивать и обеспечивать работу персонала, получилось, что человеку надо тратить от 100 до 150 рублей. Когда он мог на эти деньги брать две кружки пива (кто-то чай или кофе брал, но, в основном, пиво). Но ему еще нужно покушать… Поэтому мы перешли на меню, придумали названия… Была яичница «По-байкерски». Мы купили маленькие чугунные сковородки: два яйца и сало или грудинка, мелко порезанная. Она стоила где-то рублей 25-30. Были супы. Потом мы еще тушенку использовали. Варили гречку, купили глиняные горшочки, разогревали эту гречку, добавляли туда тушенку говяжью, лук, приправы, разогревалось это в микроволновке и стоило где-то 15-20 рублей. Непритязательная кухня. Но почему это многим нравилось? Человек за 100 рублей мог набить себе желудок и выпить две кружки пива. Был алкоголь: водка, коньяк…

Количество посетителей, после смены места, увеличилось. На Черняховского в четверг, пятницу, субботу основное количество мест люди еще в обед забивали. Это разная публика была: начиная от молодежи… Приходили люди даже у которых были большие деньги, которые себе заказывали хороший коньяк и водку. Для них и нарезку делали… Я этих людей с деньгами знаю. Они приходили окунуться в эту атмосферу. Иностранцев много было. Мы как раз с Чулпан Хаматовой снимали здесь фильм и вся съемочная группа оттуда не вылазила. В баре нравилась сама атмосфера. Все было оформлено очень просто, но со вкусом.

Часть нашего персонала у нас осталась еще с «Элефанта» : повара и две девушки-бармены. Мы ввели униформу, футболки со всеми делами. Был один официант, который справлялся. Там всего 60 посадочных мест было.


«Если появлялись какие-то стремные люди, то их просто на улицу выводили: «Вы хотите кулаками почесать? Отойдите метров на 150… »



На Черняховского стали проходить первые концерты. Они были акустическими. Это были в основном местные группы. Ну, когда Юра Шевчук приезжал, то мог спеть, когда мы там сидели. Это были неформальные концерты. Мы группам просто давали площадку. Они говорили: «Вот, мы здесь в уголочке посидим с маленьким барабаном». Гонораров они у нас не просили, да и мы с них денег не брали. Со своей стороны проставляли им стол: угостить-покормить. Дух подвижничества тогда был такой. Аренду на Черняховского мы отбивали. По тем временам у нас где-то выручка была 15 тысяч рублей. На 300 тысяч мы выходили.

Никаких эксцессов у нас не было. Все знали правила. Если появлялись какие-то стремные люди, то их просто на улицу выводили и объясняли: «Вы хотите кулаками почесать? Отойдите метров на 150… ». Службы охраны у нас не было. Сами посетители понимали, что если кому-то что-то хочется выяснить, то лучше выйти. В основном наши люди понимали, что есть определенные внутренние правила. Для них бар был как дом. А в своем доме лучше не гадить.

Мы проработали на Черняховского 2 года. Где-то с 2004-го по 2006-й. А потом мой друг умер… И его дочка сказала, что собирается продать этот объект. Ну она хозяйка и никто бороться бы тут с ней не стал…Мы стали искать новое помещение. Нашли по знакомству. Был такой Игорь Родневский. Я с ним встретился, он сказал, что в бастионе «Обертайх» подвал пустой… Там воды много было. Он сказал, что мы еще третий этаж можем взять, где спецодежда какая-то была. И мы подписали договор. Нас, в принципе, все устраивало. Потому что я увидел, что за бастионом был этот заросший кустарник, где можно было певческое поле сделать. И исходя из своих небольших денег, мы эту атмосферу с Черняховского перенесли туда. Она, в принципе, заключалась в том, что в бар могли люди с разным достатком прийти. Старшие объясняли молодым, что они живут не так или что они музыку неправильную слушают. И наоборот.

Денег в новое место пришлось очень много вложить. Мне пришлось взять кредит где-то на 1,5 миллиона рублей. Основные деньги были вложены в подвал. Нам пришлось воду откачивать, дренажную систему делать, второй этаж приводить в порядок… Но бар начал работать. А потом уже группы стали выступать (они чисто символически за электроэнергию платили). Российские рок-группы стали выступать: и «Аукцион» приезжал, и «Чиж», с Феоктистовым мы «Калининград in Rock» там проводили. Концертный потенциал там больше. Ряд групп свою аппаратуру привозили. Ну а та стационарная, которая у нас была… Акустику, конечно, всегда хорошую хочется. Но, в принципе, всех все устраивало.


«Был у нас тогда конкурент –  клуб «Кури Бамбук» на Нижнем озере»



Если не считать концерты, то выручка «Пыли винила» осталась на том же уровне. Естественно, место на Черняховском было более выгодным, более проходным. Когда у нас промоутеры на концерты арендовали эту площадку, то они там нам платили 20 тысяч рублей, 30 тысяч рублей. Это с каждым индивидуально было, в зависимости от того кто и что делает.

Меню мы по большому счету не меняли. Кухня примерно такая же была… В принципе, мы весь формат Черняховского туда перенесли. Просто появилась возможность больше аксессуаров вывесить. Мы в байк-шоу участвовали, байкеры к нам постоянно приезжали: и наши, и Хирург. Мы строили планы и вытяжку там потом сделать (хотя, в принципе, просто окна открывали). В основном все рокеры и байкеры курят. А залов для некурящих и закона против курения тогда не было. Были гитары. Каждый мог выйти на сцену и спеть. Такая была атмосфера и так мы года два работали.

Был у нас тогда конкурент – «Кури Бамбук» на Нижнем озере. Но это был хороший стимул, я ничего против них не имею. Такая негласная конкуренция наоборот стимулировала. Если кому-то в «Пыли винила» не нравилось, то он шел в «Кури Бамбук». Или наоборот. Тем более – это недалеко.


«Потом аренду в одностороннем порядке подняли из-за чего начались конфликты»



Аренда в «Обертайхе» была большая. Потом Родневский ее в одностороннем порядке повысил. Почему у нас конфликты и начались. Потом мы начали судиться. Он подписал с нами договор субаренды, но выяснилось, что он не имел на это права. Я не знаю как это все закончилось… После «Пыли винила» там еще заведения открывались, люди приходили консультироваться, они с этим же сталкивались. Но, как мне сказали, у него хорошая крыша. Мне эта история просто надоела. Здесь суды мы выиграли. Он дал апелляция и 13 Арбитражный Апелляционный суд отменил решение. Не стану скрывать, нам объяснили, что туда надо деньги было занести. А мы сказали: «А у нас уже денег нет».
Юра написал письмо в нашу защиту на имя Бооса, но он не отреагировал. Я был в министерстве культуры и мне сказали: «Ну и что? Ну, нет у нас рок-клуба, ну и нет. Это ваше дело». Мне кажется, что в итоге все решили связи и деньги.

Мне это просто надоело. Я по человечески устал от этого. Я устал от нашей бюрократии, от нашей системы… Ведь со стороны государства или чиновников, которые делами молодежи занимаются, это ненужно. Почему я и сочувствую Феоктистову. Куда бы мы с Феоктистовым не обращались – нам говорят : «Денег нет!». А на всякую фигню у них деньги находятся. Приходит такой момент морального опустошения. Ты просто задаешь себе вопрос: « А кому это нужно?». Пока еще энергия была, ты думаешь: «Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир!». Но к сожалению, этого в нашей жизни не происходит. Я об этом жалею. Я до сих пор не могу понять: «Нужно ли это кому-то?». И от публики не было ответного отклика. Я пока не вижу, кто бы мог объединить это все и сделать какое-то движение, рок-организацию или рок-клуб, кроме Феоктистова. Сейчас возле «Кварца» есть «Кури Бамбук», может они там пытаются что-то по-своему делать…


«Нам объяснили, что надо денег было занести. А мы сказали: «А у нас уже денег нет»



Говорить, что «Пыль винила» была коммерчески успешным баром – это неправильно. Тех денег, которые мы зарабатывали хватало только на то, чтобы оплатить аренду и чтобы люди стабильную зарплату получали: 10 -12 тысяч рублей, 8 тысяч рублей. На меня в месяц выходило тысяч 15. Ну что такое 15 тысяч? Директор тоже тысяч 15 получал. Поэтому рассматривать бар с точки зрения коммерческого успеха – это неправильно. «Пыль винила» была не заточена под коммерческий успех. Конечно, были планы: проводить концерты, закупить аппаратуру, чтобы музыканты могли репетировать. Мы думали создать хорошую студию звукозаписи и так далее, и так далее. Но это планы, которые подразумевались на 5 лет. Приезжали люди из Москвы, которые были готовы помогать. Но они говорили, что у нас никаких гарантий по этому помещению не было. Завтра Родневский или государство придет и скажет: «Здесь будет музей!». А мы сюда деньги вложим… Естественно, дело сразу приобретает другую, невыгодную форму.

Новому поколению рок-музыка не нужна. Если мы посмотрим в прошлое, то это была плеяда великих музыкантов, на которых не одно поколение выросло. Опять же, Red Hot Chili Peppers – супер-группа, мне очень нравится. Но для молодежи они старички. Я слежу за новой музыкой. Мне больше нравится британская музыка. Arctic Monkeys- хорошая группа. Вообще в Англии хорошие музыканты, есть новые волны и веяния. Но я пока не вижу, чтобы произошли какие-то супер-открытия, как Эрик Клэптон или Боб Дилан.

Был я тут в одном пивном баре, где просто невозможно было разговаривать. Да, там работал хороший диджей, рэп хороший шел. Я ничего против этого не имею. Но клубную атмосферу нашего поколения это заведение не создало. Оно вызывало раздражение. Хотя девчонки по 16-19 лет танцевали, им вкайф.


«Рок-музыка в России обречена точно так же, как и футбол»


Вы посмотрите по нашим афишам: какие есть концерты в городе из рок-музыки? Ну, на «Вагонке» у Левченко. Ну, Земфира приезжала. И больше ничего. Все остальное – либо шансон, либо хорошая или плохая попса. Ходить то особо некуда…

Сейчас я занимаюсь принципиально другим делом, создал фонд развития детского футбола. Здесь была самая простая мотивация: я сам футбол любил, у меня футболистов много знакомых. Когда я сына в 6 лет отдал в футбол и посмотрел, что у нас там происходит, то понял, что детский футбол обречен. Вообще, футбол в России на данный момент обречен точно так же, как и рок-музыка.

Все можно сделать. Желание что-то сделать есть… Был бы хороший приемник, который этим делом занялся, но я пока такого не встретил. Да, в принципе можно было бы это продолжить. Все имеет право на жизнь. Вопрос только в том: с кем это делать и кому передать? Бизнесу, я особо таких предложений. Я знаю бизнесменов-рестораторов, но они считают, что рок-бар – это не их формат. Мне кажется, что в Калининграде все идет такими волнами, каждый делает под копирку. В свое время пошла волна интернет-кафе, и они начали плодиться. Потом все умерло. Потом пошла волна на суши-бары, и только ленивый этим не занимался. Все перед друг другом изощрялись: у меня – так, а у тебя – вот так, один в зеленом стиле сделал… Да, у дизайнеров появилась работа: за ваши деньги – любой каприз! Да еще нарисовать подороже, да венецианскую штукатурочку сделать, чтобы супер было. Все такое гламурное. Пошла еще волна – все бросились создавать. Все как инкубаторские… А сделать такой ресторан или бар, где все от души бы было (не говорю здесь про цены), наверное такого только десяток наберется заведений. Приходили ко мне ребята ко мне ребята: «Давай Иваныч делать!». Я говорю: «Ребята, я за любой кипишь, кроме голодовки». Но не вышло.


Текст: Алексей Щеголев

Предыдущие материалы проекта:
«Где они теперь»: «Чи-Ли» и «Джанирадари» вспоминают о своей московской эмиграции
«Мне жалко калининградскую музыку», - автор программы «Номер Один» об истории радиопередачи, калининградском роке и кризисе местных радиостанций
«До «Бумбежки» я живых рок-музыкантов не видела...», - директор арт-клуба «Бумбежка» вспоминает былые времена
«Где они теперь»: «Гитары Stereo» вспоминают о калининградских «прекрасных 90-х», а группа «Лаванда» об эпохе корпоративов и «куршавелей»
«Где они теперь-2»: Los Chikatilos, “Газеты Пишут” и BOOM! вспоминают о временах былой славы
«Где они теперь»: «Мир огня», Ramriders и Naked King вспоминают о временах былой славы



Комментарии