Рыба важнее милитаризма

29 Января 2019
Рыба важнее милитаризма

«Калининградская социологическая служба» провела в конце 2018 года опрос об особенностях восприятия Калининградской области и об образе ее будущего в восприятии людей. Выборка составила порядка 726 респондентов: среди участников  жители области, а также туристы из других регионов России, стран СНГ и из-за рубежа. Афиша RUGRAD.EU изучила результаты опроса и выяснила, что людям хочется видеть область туристическим регионом, а не военным форпостом. При этом миф об особости Калининграда, вопреки заявлениям политиков, никуда не исчез.

 

Война с туризмом

Согласно данным исследования, самым узнаваемым брендом Калининградской области по-прежнему является янтарь. Подавляющее большинство респондентов (82,7 %) выделило именно этот бренд в ответе на вопрос, чем Калининградская область знаменита в других регионах. «Это привлекательный образ для гостей региона», — делают вывод исследователи.

Близость региона к европейским странам выделили гораздо меньшее количество респондентов (52,5 %). О рыбной промышленности Калининграда вспомнили 28,6 %. Впрочем, еще меньше набрал вариант «определенная свобода», в рамках которого самый западный регион страны ассоциировали с относительно развитым институтом СМИ. Его выбрали 5,8 % респондентов.

Что касается восприятия области, то большинство респондентов видят ее регионом, где развивается янтарная промышленность (55,9 %), или туристическим регионом «для изучения исторического наследия, посещения интересных мест» (48 %). 



Интересно отметить, что идея «самого западного форпоста» на стыке РФ и Евросоюза, которая продавливалась после того, как в регионе прошел форум Всемирного русского народного собора, особой популярностью среди респондентов не пользуется. Вариант «военный регион» выбрало всего 6,3 % опрошенных. «Военная составляющая оказалась несущественна», — констатируют авторы исследования.

Политолог Владимир Абрамов, комментируя результаты исследования, отметил, что это «чисто субъективная точка зрения», а опросы на самом деле отражают то, какими респонденты «хотят себя видеть в зеркале». Как вспоминает политолог, еще в конце 80-х область называли краем «дождей и воинских частей», а каждый четвертый житель региона либо лично, либо через родственников был связан с военно-промышленным комплексом СССР. Как считает политолог, от субъективных позиций в этой ситуации мало что зависит, а из-за геополитического положения Калининград является «первоочередной мишенью».

«Никто не хочет видеть себя в окопе. Даже диванным стратегам понятно, что окоп не самое комфортное место. И там оказываются по необходимости, а не из-за горячего желания. Люди хотели бы видеть [область] мостом между Россией и Европой… Ну что тут можно сказать? Хотеть не вредно», — отмечает Владимир Абрамов.


Министр по культуре и туризму Андрей Ермак, комментируя RUGRAD.EU результаты опроса, отмечает, что факт присутствия на территории региона воинских частей фактически может работать на увеличение туристической привлекательности области. В частности, он вспоминает о детских туристических группах, которые могут посещать корабли Балтфлота в формате экскурсии. В качестве примера Ермак приводит подводную лодку Музея Мирового океана и называет ее «одним из самых популярных среди туристов объектов». Кроме того, на территории области проходят различные реконструкторские фестивали.

«Это плюс в продвижении турпродукта, но опять же в контексте того, что мы больше времени и усилий можем потратить на продвижение более универсальных турпродуктов: объекты культурного наследия, санаторно-курортный отдых и т. д. На этом мы делаем основной акцент», — говорит Андрей Ермак.


Обычная калининградская особенность

Политики неоднократно заявляли, что никакой «особой калининградской идентичности» нет. Судя по исследованию, большинство респондентов с ними не согласно. Во всяком случае, только 2,4 % участников опроса считают область «обычным регионом России, таким же, как и все».

Политолог Владимир Абрамов объясняет такое мнение геополитическими условиями, в которых оказался Калининград. «Я всегда на этот вопрос отвечал так: мы — типичный российский регион в уникальных геополитических условиях. Геополитику не отменишь. Сказать, что мы какие-то «суперевропейские»… С точки зрения социальной системы и привычек — типичный такой российский фронтированный регион. Но находимся в уникальной ситуации, которая пронизывает весь социум и влияет на него, хотим мы этого или не хотим», — говорит Абрамов.

Андрей Ермак говорит, что в случае с Калининградской областью есть некоторые «особые условия» позиционирования области на туристическом рынке.

«Ряд маркетологов говорит, что наш регион воспринимается не в сравнении с другими туристическими местами, а чаще всего туристы сравнивают нашу область с той местностью, где они проживают. Общая атмосфера, сложившаяся в Калининградской области: городская среда, природные ландшафты, Балтийское море, природные парки, — всё это в совокупности является одной из главных причин, почему туристы возвращаются в Калининградскую область. Мы это преимущество успешно подчеркиваем», — объясняет он.

Чиновник считает, что сильно влияет стратегия развития туризма в области. Тем регионам, которые видятся участникам опросов совершенно «обычными», необходимо просто ее придумать.



Стоит отметить, что 33,1 % видят в Калининграде площадку для международного диалога и «регион, соединяющий Россию и Европу».

При этом большинство опрошенных на вопрос, с чем больше ассоциируется у них регион — с современностью или прошлым области, ответили, что Калининград у них больше ассоциируется с современной Россией (44 %). Вариант ответа «скорее, с немецким наследием» набрал 37 %. «С советским трудовым прошлым» область ассоциируется у 15 % опрошенных

С морским сезонным отдыхом Калининград у большинства респондентов не ассоциируется. Так ответили всего 28,3 % респондентов. Промышленный, рыбный регион в Калининграде видят всего 9,4 % опрошенных.

   

Элиты и люди по обе стороны границы

У россиян, попавших в опрос Калининградской социологической службы, достаточно позитивные взгляды на взаимоотношения с иностранцами. Большинство опрошенных (19,6 %) считают, что жители соседних стран воспринимают их «хорошо, доброжелательно и позитивно». Вариант «плохо, как врагов» выбрали 9,8 % респондентов, вариант «нормально — простыми людьми, такими же, как они» — 8,3 %. 6,3 % опрошенных выбрали вариант «нейтрально». «Мы их раздражаем», — так ответили всего 1,1 % опрошенных.

«Я думаю, что рядовые граждане по обе стороны границы нормально друг к другу относятся. Никто не думает, что там или тут бегают какие-то каннибалы с песьими головами. Но есть политическая элита. Ее отношение, ее позиция на дружелюбную не похожа. Что в Польше, что в Литве», — отмечает Владимир Абрамов.


Что касается влияния на обычных людей телевизионных ток-шоу, где, как правило, идет «накачка» антизападной риторикой, политолог отметил, что это пока не имеет массового характера. «На контактах face-to-face это не сказывается. Но, как говорится, до истерики кого угодно можно довести», — говорит политолог.

   

Образ будущего

На вопрос о перспективах развития региона большинство опрошенных выбрали вариант «развивать туризм» (22,4 %). Этот вариант ответа выбрали наибольшее количество респондентов: от него отстают и предложения развивать в регионе сельское хозяйство (20,4 %) и промышленность (13,4 %).

Среди слабых сторон Калининградской области здесь была отмечена ее эксклавность: для того, чтобы попасть в регион, нужен загранпаспорт или виза (если речь идет о железнодорожной или автомобильной поездке). В качестве негативных факторов также отмечались высокие цены на поездки из области в другие регионы и Москву. Респонденты зафиксировали большое количество пробок и «не совсем хорошие дороги». «Справедливости ради отметим, что таких мнений было не больше 7 %. Большого негатива мы не отметили», — отмечают авторы исследования.

При этом социологи отмечают, что среди положительных характеристик региона «очень много маркеров». «Доминирует море, наличие курортов. Респонденты отмечают большое количество сохраненного немецкого наследия. Это, кстати, основная причина приезда сюда европейских туристов», — зафиксировано в исследовании. Также отмечается культура и доброжелательность местных жителей, констатируется, что туристы отмечают чистоту в городе и большое количество фестивалей и концертов.


«Калининград для них — красивый город. За этим стоит некий европейский шарм от близости самой Европы. Многие отмечают неплохой морской климат, отличный от континентального в СНГ. Эти же туристы подметили важную деталь — большое количество приезжих и их мирное и позитивное сосуществование», — отмечают социологи.

При этом подавляющее большинство респондентов считают, что регион привлекает иностранных туристов именно историческим наследием. Такой вариант выбрало 44,3 %. Второй по популярности ответ — «море и всё, что с ним связано» набрал всего 10,4 %. Третий по популярности ответ — «архитектура советского периода, архитектура немецкого периода» (7,10 %).

«Самая сильная сторона, по мнению гостей региона и жителей, — это прусская архитектура. Вкладывая средства в ее реставрацию, регион однозначно выиграет», — делают вывод социологи.

Инвестиции в реставрацию, согласно выводам исследования, отразятся и на увеличении турпотока, и на интересе к региону киноиндустрии: Министерство по культуре и туризму Калининградской области пока пытается привлекать продюсеров из этой сферы, тратя бюджетные деньги на рибейты — компенсации части затрат компаниям, которые снимают фильмы на территории региона.

Однако проблема с инвестициями в реконструкцию старых кирх и замков заключается в том, что большинство из них находится в собственности у Русской православной церкви. Результаты переговоров правительства области с РПЦ по этому вопросу сложно назвать удачными: министр Андрей Ермак не смог уговорить церковь отдать в региональную собственность ни одного объекта. В свою очередь, у РПЦ свои планы на старые замки и кирхи. Она даже готова контактировать по этому вопросу с потенциальными инвесторами. Но для бизнеса, который решится поработать с церковью, существует ряд серьезных ограничений: в частности, инвесторы не смогут использовать исторические объекты «для греха и нарушений заповедей божьих». Под этим, в частности, понимается деятельность развлекательных заведений и ночных клубов.


Сейчас министр Ермак называет ту практику, которая сложилась у правительства и РПЦ в отношении объектов культурного наследия, «эффективной».

«Восстановление объектов культурного наследия — это длительный и дорогостоящий процесс. Те объекты, которые могут быть восстановлены, мы рассматриваем как инвестиционные площадки, а также предлагаем их для включения в федеральные целевые программы, чтобы их восстановить. Это процесс не быстрый. Есть момент приоритезации — например, если есть такой объект, как Янтарная мануфактура или бывший ДКМ, то мы их ставим в первый приоритет. Если объект находится не в городе Калининграде, где сосредоточение жителей и туристов меньше, он ставится в приоритет номер два», — комментирует чиновник.

Министр фактически соглашается с епископом Славским и Черняховским Николаем, который говорил, что руинированные объекты тоже могут представлять ценность. Чтобы эта история начала работать, по мнению министра, необходимо такие объекты законсервировать и обеспечить наличие инфраструктуры для туристов вокруг. В качестве примера он приводит замок Бранденбург, где идут работы по консервации.

«По поводу разрушения объектов – они разрушаются не только там, где собственник РПЦ, но и там, где собственники частные компании, которые в свое время выкупили тот или иной объект и разбирают на кирпич, потому что так им выгоднее, особенно если объекты не имеют охранного статуса», —  говорит Андрей Ермак.

Министр также отметил совместную работу с церковью по кирхе в поселке Романово и удачное, как он считает, решение по кирхе в поселке Сальское, где объект был законсервирован за счет мецената. По мнению министра, эти руины представляют «туристический интерес».


Текст: Алексей Щеголев

Фото: RUGRAD.EU




Комментарии