«Православие, самодержавие, Калининград»: зачем власти приняли концепцию духовно-нравственного развития калининградцев

20 Января 2016
«Православие, самодержавие, Калининград»: зачем власти приняли концепцию духовно-нравственного развития калининградцев

Концепция духовно-нравственного развития и просвещения населения Калининграда была утверждена городским советом депутатов 16 декабря 2015 года. Презентовал её председатель комиссии по местному самоуправлению и социальной политике, секретарь городского отделения «Единой России» и бывший член олимпийской сборной РФ по вольной борьбе Андрей Шумилин. Именно его комиссия будет следить за исполнением этого документа.

Концепцию, принятую городскими властями, сразу хочется назвать «странной» (это самый легкий эпитет, который здесь уместен). На первый взгляд, она написана бюрократическим языком, однако формулировки складываются в такой удивительный новояз, что от них веет каким-то новым «русским космизмом».
Странности начинаются уже при чтении списка основных понятий, упоминаемых в концепции. Чиновников явно несёт в область религиозной философии. Наряду со стандартными понятиями («муниципальное образование», 3.JPG«системная деятельность») в тексте встречаются совсем уж абстрактные понятия: «онтология» (учение о сущем и основах бытия), «миссия» («основная характеристика направления развития»), «идеал» (воплощение высших ценностей), «традиция», и, конечно же, «духовность» («устремленность к высшим смыслам бытия»).

В самом начале документа целый раздел посвящён объяснению, зачем это нужно. Но после всё равно остаётся много вопросов. «Современная теория стратегического менеджмента утверждает, что эффективность управления зависит от того, насколько все участники процесса понимают смысл планируемых решений не на уровне отдельных мероприятий, а на глубинном уровне ценностей и целей», — говорится буквально в первом абзаце. Но дело тут, скорее, не в «современной теории стратегического менеджмента», а в банальной политической конъюнктуре. Позабыв о «стратегическом менеджменте», авторы документа предпочитают далее ссылаться уже непосредственно на Владимира Путина и его речь 2007 года, где глава государства рассуждает про «духовное единство народа и объединяющие моральные ценности». Стоит отметить, что на федеральном уровне властями была принята аналогичная концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, которая не раз упоминается в тексте калининградского документа.

Авторы вспоминают и про более поздние политические события, которые тоже повлияли на разработку их концепции, в частности про форум Всемирного русского народного собора, который прошёл в областном центре в прошлом году. Тогда в Калининграде собрался весь цвет современной российской консервативной (или даже реакционной) мысли: от протоиерея Всеволода Чаплина, тогда ещё лояльного нынешнему курсу власти, до советника президента Сергея Глазьева. Участники в выражениях не стеснялись. Общий итог этого мероприятия звучит примерно так: вокруг региона — «Евросодом», позабывший о моральных ценностях», а область — «очаг сопротивления» всему этому. Правда, несмотря на такие грозные тезисы, во внутренней жизни региона ничего после этого, по сути, не изменилось. Была принята некая резолюция, но никакой широкой 1.jpgобщественной дискуссии по этому поводу не случилось, а жители Калининграда как ездили за продуктами в ближайшие уголки «Евросодома», так и продолжают. В этом смысле концепция духовно-нравственного развития — документ знаковый, поскольку он обращается непосредственно к опыту форума. Авторы документа вспоминают идею, прозвучавшую на форуме, о том, что на регион возложена «особая культурная миссия» — «трансляция российских базовых национальных ценностей» в страны Европы. Отмечается, что из-за оторванности региона от «материковой России» и доступности поездок за рубеж западная поп-культура имеет большое влияние на молодёжь, а значит, надо укреплять национальные культурные традиции. Впрочем, авторы оговариваются, что это не означает отказ от культурных достижений европейской цивилизации, и уточняют при этом, что в основе этих достижений обязательно лежат «христианские ценности».
Авторы концепции старательно копируют грозную риторику спикеров нынешних выпусков новостей на государственном телевидении. «В формировании системы ценностей в России особую роль сыграло православие», «важным этапом развития гражданского самосознания является укоренённость в этнокультурных традициях», — сыпят штампами авторы. Мемов наподобие «духовных скреп» в тексте документа нет, но вот «культурная скрепа» один раз встречается — это «великая русская культура».

В отличие от пропагандистов с федерального ТВ, местные чиновники оказываются в более сложном положении. Если авторы патриотически заряженных передач после окончания рабочего дня могут попросту забыть про свои колонки и передовицы, то чиновникам приходится по поводу принятых документов как-то отчитываться.

Ожидаемый авторами положительный эффект от концепции, где всё предельно абстрактно и расплывчато, больше роднит её с философским трактатом, чем с нормативно-правовым документом. Чиновники всерьёз предполагают, что, как только концепция начнёт реализовываться, у населения повысится уровень мотивации к осознанию своей культурной идентичности, местные сообщества начнут интересоваться вопросами духовно-нравственного просвещения, институт семьи укрепится, а социальная активность населения (в области духовно-нравственного развития на основе национальных ценностей) вырастет. Идеологическая напряжённость в обществе, напротив, должна снизиться.

Для реализации этих целей городская администрация совместно с РПЦ создала координационный совет по духовно-нравственному развитию горожан. Православной церкви в этом документе отводится особая роль. Чиновники, не стесняясь, пишут, что православие сыграло «особую роль» в формировании системы ценностей 2.jpgРоссии, и советуют структурным подразделениям администрации активно взаимодействовать с РПЦ. Стоит отметить, что чиновникам предлагается работать со всеми традиционными конфессиями, но православные структуры выделяются особо, ведь без этого никакое духовно-нравственное развитие населения «практически невозможно».

Совместно с горадминистрацией координационный совет по духовно-нравственному развитию калининградцев сформирует некий уклад города. Что это такое, не очень понятно. В документе уклад определяется как «единое культурное образовательное пространство». Также необходимо проследить, чтобы сохранялась преемственность уклада. Вместе с администрацией совет даже обязан проводить мониторинг духовно-нравственного развития населения. Но каким образом это будет происходить, никто не уточняет.

Для поддержания института семьи совместно с епархией создадут клуб духовного развития «Радость моя», а в честь Всероссийского дня семьи комитет по образованию проведёт «Ромашковый бал».

У горадминистрации в соответствии с этой концепцией запланировано множество фестивалей и акций. К примеру, мероприятие с говорящим названием «Наркотик — знак беды». Удачный слоган, но не совсем оригинальный: к примеру, УФСКН по Саратовской области проводил акцию почти с идентичным названием. В 2017 году обещают фестиваль духовного возрождения, а управление спорта и молодёжной политики займётся реализацией проекта под мегаломанским названием «Русская цивилизация». Про журналистов — чуть ли не самых главных помощников в реализации этой концепции — тоже не забывают: среди СМИ проведут конкурс «Крепкая семья — крепкая Россия».

О концепции духовно-нравственного развития и просвещения населения Калининграда можно было бы позабыть всем, кроме Андрея Шумилина: конкурсы и мероприятия на подобные темы, так или иначе, проводились и проводятся органами власти. Интересно другое: воинствующая риторика господина Глазьева, которая, кажется, после форума Всемирного русского народного собора навсегда растворилась где-то на просторах «большой России», медленно, но верно возвращается в Калининград. Пока что в более смягчённом варианте. Впрочем, местные власти негласно обязаны подчиняться всем политическим трендам, которые существуют внутри страны. А поскольку консервативная риторика набирает всё большую популярность, концепция духовно-нравственного развития может оказаться ещё самым «либеральным» документом.


Текст: Алексей Щёголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии