«Обновление исследовательской приборной базы: цели и перспективы»

1 декабря 2020
«Обновление исследовательской приборной базы: цели и перспективы»

Балтийский федеральный университет получил грант в 78,8 млн руб. от Минобрнауки на обновление приборной базы. RUGRAD.EU поговорил с проректором по научной работе университета Максимом Деминым и его заместителем Ильей Самусевым о том, могут ли вузы развивать научные исследования без федеральных грантов, зачем калининградскому университету новый суперкомпьютер и какая от этого польза региональному бизнесу. 


На какие цели БФУ расходует грантовые средства?


Максим Демин, проректор по научной работе и инновациям:

Грант в 78 млн руб. от Минобрнауки является целевым и направлен на обновление имеющейся приборной базы. Поскольку наш университет выиграл конкурс на получение данной субсидии, то все деньги будут направлены на закупку нового оборудования.

За предыдущие 10 лет, благодаря эффективной политике в области научной инфраструктуры, мы покупали оборудование не в хаотичном режиме, а системно. Нам удалось создать органичные линейки, свидетельством чего выступают НТП «Фабрика» и Институт живых систем. Вместе с тем, мы понимаем, что в современном высокотехнологичном мире оборудование быстро устаревает и требует технического обслуживания. Минимум 7 млн руб. собственных средств мы тратим на ремонт в течение года. Однако наличие современной приборной базы является необходимым гарантом для формирования высокорейтинговой исследовательской повестки в области естественнонаучного профиля.

Процедура закупки оборудования, заявленного на этот год, уже запущена. В числе научных подразделений университета, получающих в 2020 году ресурс на обновление приборной базы, следует отметить:

- Международный научно-исследовательский центр «Когерентная рентгеновская оптика для установок MegaScience», возглавляемый ведущим мировым ученым университета Анатолием Снигиревым. Данное направление было сформировано в БФУ 6 лет назад по проекту «Мегагрант» Правительства РФ, в настоящее время коллектив «бьет» рекорды по количеству публикаций в самых топовых мировых журналах по материаловедению и объему выигранных грантов.

- Научно-образовательный центр «Функциональные наноматериалы» под руководством Александра Гойхмана. У данного подразделения два направления развития: первое — фундаментальные исследования в рамках государственного задания по созданию новых наноматериалов для различных приложений наноэлектороники и энергетики; второе направление — инжиниринговое: Александр Гойхман также руководит успешным на международной арене инновационным блоком по разработке и созданию вакуумных установок, один из крупнейших заказчиков которых — исследовательский центр Юлиха (Германия).

- Центр нейротехнологий и машинного обучения, научный руководитель которого — профессор Каплан Александр Яковлевич. Научная группа работает над разработками технологий нейрореабилитации пациентов с тяжелыми расстройствами движений и системы для повышения эффективности выработки двигательных навыков у здоровых людей. У исследователей появится возможность «проникнуть» в мозговые механизмы творческой деятельности человека.



- Научно-образовательный центр «Умные материалы и биомедицинские приложения» под руководством Валерии Родионовой. Группа занимается конструированием, созданием и исследованием композитных материалов. Понимание свойств поверхности материалов играет важную роль для получения материала с заданными свойствами, контролируемыми и меняющимися заданным способом. Приобретаемое оборудование откроет новые возможности для комплексного исследования умных (smart) материалов, которые находят применение в самых разных областях — от сенсорики до исполнительных элементов. Оборудование позволит работать ученым и в смежных областях — биологии и биомедицине.

- Центр иммунологии и клеточных биотехнологий, руководителем которого является д. м. н. Лариса Литвинова. Данная научная школа работает в самом перспективном направлении развития нашего региона — превентивной и персонализированной медицины: от фундаментальных исследований в области иммунологии,, до практических методов протезирования. Ежегодно молодые сотрудники Центра защищают кандидатские диссертации под руководством Ларисы Сергеевны, что является доказательством сформированности и развития новой научной школы на базе университета.

- НОЦ «Фундаментальная прикладная фотоника. Нанофотоника». В рамках междисциплинарного проекта по гранту Российского научного фонда (РНФ) на базе лабораторий НОЦ и Центра клинических исследований исследуется оценка возможности использования спектроскопии комбинационного и гигантского комбинационного рассеяния тромбоцитов периферической крови для персонализации антиагрегантной терапии сердечно-сосудистых заболеваний. Также наши молодые ученые работают над проектом РНФ по исследованию физических основ создания нового метода экспресс-оценки лекарственной чувствительности бактерий туберкулеза на основе спектроскопии гигантского комбинационного рассеяния. В начале года было запущено комплексное исследование, базирующееся на привлечении коллективов трех лабораторий НОЦ по исследованию и разработке новых материалов и методов плазмо- и фототерапии онкологических заболеваний, дерматитов и септических осложнений.



Почти 79 млн руб. — это достаточная сумма, чтобы развивать науку? 


Максим Демин: 

Пределу совершенства нет, самая дорогая область — это материаловедение. Всегда можно сказать: «Хочу просвечивающий электронный микроскоп!», а он стоит более 200 млн руб. Я не представляю себе грант, в рамках которого можно позволить подобную покупку. Если только университет входит в большую федеральную программу. Именно программу развития всего университета, а предел точечного гранта — 50 млн руб. в год.


Илья Самусев: 

78 млн руб. — это утвержденное финансирование на первый год реализации гранта, мы надеемся, что он будет пролонгирован на 5 лет с общим финансированием более 900 млн руб.

На третий год запланирована закупка вычислительного кластера высокой производительности. Учитывая, что в университете работают группы по различным направлениям, им требуются разные категории мощности вычислений. Например, для математического моделирования физических процессов (под руководством профессора и академика РАН Бориса Четверушкина) требуется распараллеливание процессов (это определенные функции машины), а НИИ прикладной математики и математической геофизики под руководством Геннадия Ерохина, который выполняет заказы по моделированию сейсмологических процессов для «Лукойла» и прочих компаний в нефтегазовой отрасли, требуются большие объемы памяти, как и Центру геномных исследований под руководством Константина Попадьина. Мощности имеющегося в БФУ суперкомпьютера ему не хватает, поэтому он обсчитывает исследовательские материалы на вычислительном кластере в МГУ им. Ломоносова.


Какое практическое значение исследований БФУ для бизнеса? 


Самусев Илья:

Ярким примером синергии университета и производства является лаборатории микробиологии и биотехнологий, возглавляемая к. т. н. Станиславом Сухих. Продуктивным является его научно-промышленный союз с ГК «Содружество». Большая благодарность Александру Шендерюку-Жидкову — это чрезвычайно активный и высокоинтеллектуальный человек. Такое сочетание очень редко можно встретить в современном мире, когда индустрия приходит в университет и говорит: «У нашей компании есть средства, есть R&D-центр, есть идеи, давайте делать вместе». В настоящее время выполняются совместные проекты по реинжинирингу, т. е., наши исследователи анализируют зарубежные технологии и стараются предоставить нашему производителю аналогичные с оптимизированными характеристиками. В первую очередь, «Содружество» интересуют технологии, связанные с пищевой промышленностью, — обогащение пищевых добавок корма для скота.

Наш выход на промышленность — это Балтийский инжиниринговый центр машиностроения. В текущем году выполняются работы по заказу ОАО «33 судоремонтный завод». С «Автотором» уже подписано соглашение на будущий год по реновации их приборной базы. 

В течение 3 лет университет выполнял совместный проект с ООО «Техно Тюб». В рамках гранта по Федеральной целевой программе были созданы экспериментальные образцы сварных труб специального назначения из нержавеющих марок сталей, титановых и жаропрочных сплавов с применением высокоскоростной лазерной сварки и последующей высокопроизводительной термической и химико-термической обработки. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что индустрией региона наши исследования востребованы.



Максим Демин:

Кому мы можем предложить наши услуги, если приобретем суперкомпьютер? Наверное, только «айтишникам», либо это будет какое-то математическое моделирование в интересах партнеров (но вряд ли региональных). Я не очень сейчас представляю, что можно моделировать для «Содружества» или «Залесского фермера». Им нужны биотехнологии, их площадка — Институт живых систем. Так что математическое моделирование — это либо исследовательский процесс, либо услуги для госкорпораций, которые занимаются сырьем.

У госкорпораций есть обязательства по созданию внутри своих структур, либо по выдаче на аутсорс R&D подразделений: они обязаны развиваться за счет исследований. В рамках этих программ БФУ вполне может занять свое место. 

Но, повторюсь, главный потенциальный «потребитель» мощностей — это направление развития превентивной медицины в нашем регионе: геномика, моделирование процессов в иммунологии, потенциальный проект «Биобанк», в конце концов...


Может ли университет развивать научные исследования без грантовых средств? 


Максим Демин: 

Средств на исследовательскую деятельность без грантовых программ не хватит. В университете действует очень простая система. Сейчас 90 % исследователей не получают зарплаты от университета (есть ставочная поддержка), серьезные зарплаты они получают, благодаря грантам. Естественно, что гранты мы выигрываем не каждый день. Если один грант закончился, а следующий выиграть не удалось, университет своих исследователей поддержит. Если потом грант выигрывается, то источник финансирования просто меняется на грантовые средства. Внутренние средства университета тогда идут на поддержку аспирантов и молодых ученых. Но конкуренция за грантовые программы между вузами огромная.


Илья Самусев: 

Все вузы сейчас разделили на 3 категории. Многие федеральные университеты включили во вторую категорию, правительство решило, что их тоже нужно поддержать. Поэтому в первоначальный пул высших учебных заведений, которые могли получить средства на обновление приборной базы вошли 305 вузов, 200 из них подали заявки на обновление своей приборной базы с лишним, порядка 20–25 из них не прошли по формальным признакам. Мы находимся на 13 месте среди всех вузов России, которым поддержали заявки, что является немаловажным фактом, поскольку место в рейтинге заявки коррелирует с выделенным объемом средств.



Максим Демин:

Если мы говорим про исследовательские гранты, то конкуренция на гранты РНФ 1 к 30. В среднем из 15–20 поданных заявок на подобные конкурсы обычно фонд поддерживает 1–2 научные группы БФУ.


Как будет меняться политика университета из-за грантов? 


Максим Демин: 

Сейчас наши научные группы существуют в открытой экосистеме. Мы хотим создать внутри университета определенную систему, поддерживаемую БФУ из собственных средств, с целью формирования единого направления, это также нужно для стимулирования взаимодействия групп, как следствие — приобретения междисциплинарности проводимых исследований. Потому что я верю, что основной результат возможен в случае коммуникации и выхода на междисциплинарность. 

Таким полем мы видим сферу мышления: изучение мышления человека, искусственный интеллект и так далее. Если это направление стало мейнстримом для РФ, если мы смогли бы в этом участвовать и заняли свою четкую нишу… На сегодняшний день конкуренция не так велика, как в рамках, например, материаловедения. Я вижу здесь БФУ если не ведущим вузом, то частью сети, в которой БФУ займет свою позицию.



Руководство университета сейчас пытается сформировать два крупных блока. Мы называем их «Ядро наследия» и «Ядро будущего». «Ядро наследия» подразумевает выделение научных групп (по принципу так называемой «бостонской матрицы»- «коровы»), которые могут дать рывок с точки зрения академического лидерства: большое количество публикаций, высокий индекс цитирования и так далее. В основном это группы естественно-научного профиля, которые требуют ресурсного обеспечения и вложения: обновление приборной базы, инфраструктуры и кадровый потенциал. Кадры мы находили благодаря программе «5–100», сейчас надеемся войти в программу академического лидерства (она направлена на развитие кадрового потенциала), которая рассчитана на привлечение молодых исследователей: средства выделяются именно на оплату труда.

«Ядро будущего» (по матрице — «звезды») — это попытка собрать наши ключевые направления, которые имеют отношение к мыслительному процессу. И собрать их в единую систему: они, в отличие от материаловедения, потребляют не так много ресурсов, с точки зрения материально-технического обеспечения. Им действительно нужны либо кадровые усиления, либо помощь с выводом технологических разработок на рынок. Именно данные направления мы планируем развивать в ближайшие пять лет.


* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.


Фото: предоставлено БФУ им. Канта, RUGRAD.EU