«О патриотизме надо рассказывать в новом формате. Иначе нас забудут»

17 февраля 2021
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

8 февраля в БФУ им. Канта состоялось заседание круглого стола на тему увековечивания памяти сражения при Прейсиш-Эйлау — одной из самых кровопролитных битв своего времени. Мероприятие было организовано благотворительным фондом «Андрей Горохов со товарищи»: в планах команды организация ландшафтного мемориального парка на Креговских высотах — одной из ключевых точек сражения. Основная дискуссия развернулась по поводу возможного наполнения будущего парка: часть экспертов настаивала на том, что территорию нельзя перегружать постройками и инфраструктурой, предлагая осторожно подходить к вопросам нового строительства, другие говорили о необходимости памятных объектов. В частности, обсуждалась возможность установки двух обелисков в память о сражающихся армиях. Афиша RUGRAD.EU приводит основные тезисы участников. 

 

Андрей Горохов, председатель попечительского совета благотворительного фонда «Андрей Горохов со товарищи»

Уровень экспертов сегодня таков, что нам под силу решить любую задачу. А задача такая: как рационально использовать потенциал одного из крупнейших событий начала XIX века — сражения при Прейсиш-Эйлау? Как превратить нашу славную историю в конкретную инфраструктуру памятных объектов и исторического туризма?

Изначально нам предстояло пройти нулевой этап: вернуть память о войне IV коалиции, сделать ее фактом общественного сознания. Я со своими единомышленниками постарался актуализировать тему «русской Пруссии», перевести ее в формат документальной драмы. Режиссер Алексей Денисов (редактор канала «История». — Прим. ред.) снял одноименный фильм, его увидели сотни тысяч человек в России и десятки тысяч в Калининграде. Нашу задачу рассказать об истории Калининградской области поддержали представители властей региона: министерство культуры и туризма, заместитель полномочного представителя президента в СЗФО Роман Балашов, была организована рабочая группа в структуре правительства по созданию исторического парка, подключился БФУ им. Канта, активный интерес проявила Ассоциация памяти Наполеона. В общем, возникла широкая поддержка нашей идеи, в этом и заключалась задача нулевого этапа нашего проекта.



Теперь мы переходим к конкретным шагам по его реализации. Мы должны сделать всё на высшем уровне: не кондовый официоз для отчетных мероприятий, а что-то живое и интересное. Мы сегодня переживаем, что вот, мол, теряем молодежь. Хочется сделать так, что молодые, приехав один раз на Креговские высоты, возвращались сюда снова и снова. Если говорить о патриотизме и духовно-нравственных ценностях, то мы должны рассказывать о них в новом формате и новым языком. Иначе от нас отмахнутся и забудут.

В Багратионовске нужно делать большой исторический парк с реконструкцией кирхи, памятными объектами на ключевых участках битвы, но это сверхзадача, дело многих лет. Здесь и сейчас мы должны стартовать с Креговских высот — это идеальное место для событийного центра исторического парка. Если получится на Креговских высотах, то остальные этапы пойдут уже по инерции. Так что нынешний этап самый важный. Давайте создадим то, что останется на века, — амбициозная цель.

 

Давид Шантерен, эксперт

Мне представляется очень важным для нашей совместной истории создание ландшафтного мемориального парка, посвященного битве при Прейсиш-Эйлау. Очень важно обозначить это место, чтобы мы могли представить себе вживую эту битву. Очень важным я считаю установку двух обелисков на вершинах холмов, где были обозначены на двух языках памятные таблички.

Было бы интересно собрать соответствующие гравюры и картины, которые изображают битву при Прейсиш-Эйлау и попытаться восстановить эту атмосферу. Это важно как для местных жителей, так и в перспективе для международного туризма. Очень хотелось бы, чтобы при создании парка был учтен исторический контекст, чтобы отражение истории было интересно и понятно нашим современникам.



Виктор Безотосный, доктор исторических наук

Является ли термин Креговские высоты брендом? Я думаю, что даже не все жители Багратионовска скажут, где это находится. Нужно сделать так, чтобы Креговские высоты стали брендом, и над этим надо долго работать.

Для того чтобы построить там музей, нужно много времени, нужно финансирование, нужно собрать экспозиционные материалы, составить тематико-экспозиционный план и после этого осуществить его. Думаю, что это дело не одного года.

Команде, которая собирается создавать там музейный комплекс, предстоит большой объем работы. С этой точки зрения, важны карты-схемы [сражения]: за 5 минут можно показать потенциальному посетителю, о чем будет идти речь в самом музейном помещении, и тогда люди действительно пойдут. В качестве примера [могу привести] Музей Отечественной войны 1812 года: там большой объем мультимедийной продукции, а перед входом установлены два рекламных панно, где на русском, французском и английском языках [пересказывается] краткое содержание того, что люди увидят в том или ином музейном помещении. И это, с моей точки зрения, важно и привлечет посетителей.

Багратионовск находится фактически на границе, вряд ли туда пойдут посетители из Польши. Надо ориентироваться в первую очередь на публику, которая будет приезжать из ФРГ.

[Музею] нужны хорошие профессиональные историки, которые действительно занимаются военной историей и знают в ней толк. Иначе мы не добьемся успеха.


   

Игорь Корнеев, директор музея-заповедника «Бородинское поле»

Основной вопрос — это идеология проекта. С него нужно начинать: важно понимать, для кого и зачем вы собираетесь создавать это место, какой будете ставить памятник. Это памятник чему? Бессмысленности войн или славе русского оружия? Нужно [тему] развивать и формулировать.

У вас есть место — это поле. Нужно не нарушить визуальное восприятие этого места и не сделать из него Диснейленд. Я так понимаю, что там предполагается проведение реконструкций — это хороший урок, но наличие дороги общего пользования, которая рассекает эту площадку пополам — это крайне плохо: безопасность людей — это первоочередная задача. У нас на «Бородинском поле» есть объездная дорога.

Нагромождать вокруг здания — это неправильно. Наши эксперты пришли к выводу, что музей надо создавать внутри <одного из холмов>: сохраняем ландшафт и не нарушаем массовой застройкой это место.

Обязательно должны быть входные группы, потому что это массовое пребывание людей и надо сделать так, чтобы им было хорошо. Если человек остался доволен — это плюс два посетителя, если недоволен — минус 10 посетителей.



Этот центр должен предусматривать многофункциональность. Это и конференц-зал, потому что нужно изучать [эту историю], а это научные конференции. Кинозал, кафе, помещение для службы безопасности. Мой совет: посмотрите в совокупности с гостиницей, пускай и небольшой. У нас на «Бородинском поле» маленькая гостиница, люди приезжают и остаются на сутки и выходной день проводят на поле. У вас примерно то же самое получается — место, куда можно приехать в выходной день.

Думаю, поляки к вам тоже поедут. Если через границу будет находиться замечательный объект, то они будут у вас. Место для проведения реконструкций у вас прекрасное. Но как вы «сыграете» с дорогой — я не знаю.

Нужно меньше перегружать территорию. Зачем на поле скульптуры и миниатюры? У вас есть объект — историческое поле. А рыцари и так далее там совершенно не нужны, поле сражения — это самый главный экспонат.

Сегодня люди — визуалы, они не хотят читать, поэтому нужно попытаться вывести информацию так, чтобы она воспринималась с минимальными затратами. Пушки как отдельный объект — это преувеличение. Лучше все-таки создавать интерактивные площадки, которые будут работать в связке со зрителями. Пример — музей «Ватерлоо»: люди спускаются с горы и попадают в маленький бивак французской армии. Костерок горит, пушечка стоит, пехотинцы работают, артиллеристы работают — это будет работать, а просто стоящие пушки — это сегодня уже китч.



Дороги, тропинки и сети можно оградить, но заборов ставить не надо, лучше использовать живой кустарник. И, конечно, нужны велосипедные дорожки, потому что сегодня очень модно ездить на велосипедах. Можно сделать газовые фонари и сделать такую традицию, что фонарщик их зажигает и гасит. Люди будут собираться на это действо каждый день. Это будет работать, а просто фонари... Лучше тогда делать ландшафтное освещение.

На время массовых мероприятий обязательно предусмотрите создание мобильной фудзоны. Очень красиво, если разработать свои собственные конструкции и будут запускаться арендаторы. Это ваш дополнительный доход, и они будут кормить посетителей. 

Ограждение территории — вопрос хороший. Если это будет мемориальное место, то ограждение убьет это место, если парк развлечений, то на ваше усмотрение. Самый главный вопрос — что вы пытаетесь создать: мемориал или исторический парк. Если вы на него ответите, то будет решение. Всё остальное у вас есть: близость коммуникаций и всё остальное. Только поле не перегружайте. 



Кристиан Бурдейл, президент Ассоциации памяти Наполеона

Мы считаем, что там должны быть русский и французский памятник. Считаю необходимым открыть это место, показать его всем, надо создать маршруты. Безусловно, надо сохранить ландшафт исторического места. Строить надо по минимуму и так, чтобы это могло позволить раскрыть и показать это поле битвы. Ощущение этого поля битвы должно сохраниться. Во Франции есть историки и архивисты, которых мы можем подключить [к работе].

 

Владимир Суровцев, скульптор

Да, нужно сохранить ландшафт, но поднимемся на самолете или вертолете над Бородинским полем, и там, извините, несколько десятков обелисков стоит. Создать две доминанты на этом поле, где стояли русские и французские войска — это очевидный момент, это нельзя удалять.

Можно сделать нормальный подземный переход под дорогой, и это будет начало музеефикации.

Скульптура всегда дает одухотворенность. В области много проблем, деньги надо тратить на крыши, помощь ветеранам и так далее. Но вернемся к истории: во времена Древней Греции и Возрождения разве были решены все экономические проблемы? Нет. Мы должны сохранять память, сохранять свою культуру. 

У меня 120 проектов реализовано. Вокруг каждого объекта всегда происходят мероприятия, они живут, они работают. Нам надо переходить от теории к реализации, а все детали решит проектирование.

   

* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.