На этой «Планете» нет места двоим

25 Апреля 2019
На этой «Планете» нет места двоим

Пока Аркадий Ротенберг не начал строительство на острове Октябрьском культурно-образовательного и музейного комплексов, самой масштабной стройкой в сфере культуры в регионе является комплекс Музея Мирового океана  «Планета Океан». Его хотели завершить еще к чемпионату мира по футболу, но в результате получился очередной долгострой со сменой подрядчика и долгами перед строительными организациями. Даже министр культуры РФ Владимир Мединский признавал,  что это тяжелый объект. Стоимость строительства покрытого стеклом шара постепенно увеличилась для федерального бюджета с 653 млн руб. до 678 млн руб., а впереди еще новые работы, на которые планируется потратить более 1 млрд руб. 


Что случилось?



Строительство корпуса «Планета Океан» Музея Мирового океана — наверное, один из главных долгостроев в регионе. Объект планировалось закончить еще к чемпионату мира по футболу — чиновники в то время активно обсуждали, как архитектурно срифмовать футбольный мяч и громадный шар, который представляет из себя корпус. К чемпионату мира с объектом не успели, а сроки передвигались: сначала с «шариком» хотели закончить к концу декабря 2017 года, потом сроки уже были перенесены на апрель 2018, а потом сместились еще на год. Сейчас в качестве окончательной даты заявлен июнь 2020 года. На строительной площадке дважды менялся подрядчик: в 2014 году был расторгнут договор с московской компанией «Дельта-строй» (из-за отставаний по срокам строительства).Компания «НордИнвестСтрой» из Санкт-Петербурга продержалась более двух лет. Компания приступила к завершающим стадиям работ — остеклению корпуса. Но в середине апреля с ней также был расторгнут контракт. Заказчик строительства — ФГКУ «Северо-западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» — посчитал, что исполнитель контракта не укладывается в сроки. «С тем темпом, с которым шло остекление, его бы остекляли месяцев 5-6», — считает заместитель руководителя Дирекции Евгений Пакусин. В результате подрядчик покидает проект с долгами перед калининградскими субподрядчиками (их еще не посчитали) и невыполненными работами на сумму около 151 млн руб.


Кто виноват? Что делать?



Ответственность за ситуацию на стройплощадке взяли на себя чиновники федерального учреждения. В 2016 году музей передал функции заказчика-застройщика федеральному министерству культуры, которому подчиняется Северо-западная дирекция. С этого момента все правовые рычаги давления на подрядчика (расторжение контракта, штрафные санкции, авансирование) находятся у ФГКУ.  То есть, если в ситуации с компанией «Дельта-строй» решение о расторжении контракта принималось руководством музея (директор ММО Светлана Сивкова утверждает, что им хватило 1,5 года, чтобы понять, что подрядчик не справляется), то в договоре с новым подрядчиком музей уже не являлся юридической стороной. Светлана Сивкова утверждает, что руководству музея все было понятно еще в прошлом году. Уже тогда музей рекомендовал Северо-западной дирекции расторгнуть договор с подрядчиком, потому что «такими темпами здание возведено не будет». «Мы в 2018 году с Северо-западной дирекцией договаривались, что подрядчик хотя бы закончит общий контур и благоустройство к чемпионату мира по футболу. Мы не верили в это. И этого не произошло. Мы видели какие были темпы», — сокрушается Сивкова, добавляя, что считала, что контракт с компанией из Санкт-Петербурга будет расторгнут гораздо раньше. Министр культуры РФ Владимир Мединский, в свою очередь, попросил губернатора Антона Алиханова «плотнее заниматься этим вопросом», потому что объект находится в Калининградской области.

«Мы не снимаем с себя ответственности, но основной двигатель — это Северо-западная дирекция и [новый] подрядчик», — отмечает Светлана Сивкова.  


Но если объект находится в Калининградской области, то логичней было бы, чтобы музей самостоятельно контролировал стройку?



Согласно официальному сайту ФГКУ, к ведению Северо-западной дирекции относятся строительные, реставрационные и проектные работы по объектам культурного наследия, которые попали в федеральные программы. Кроме объекта Музея Мирового океана, из калининградских объектов государственное казенное учреждение курирует реставрацию замка Бранденбург в поселке Ушаково и кирху в Луговом, которую РПЦ удалось включить в ФЦП «Культура России». «Эта тенденция появилась с 2016 года. И по очень многим объектам, непосредственными заказчиками, которых выступали музеи или театры, было принято решение, что существует дирекция [которая будет ими заниматься]...», — вспоминает Светлана Сивкова.

Директор музея предполагает, что структуре Владимира Мединского хотелось замкнуть все процессы на дирекции, «потому что у них есть специалисты». В учреждениях культуры в регионах с этим действительно могут быть сложности. Даже Сивкова признает, что специалистов для таких работ у нее мало. «Мы не профильные...», — вздыхает директор.

Если стройкой занимается дирекция, то все деньги проходят через нее. Она же занимается организацией тендеров по выбору подрядчиков. Иногда это приводит к неожиданным результатам. К примеру, к уголовным делам.

Впрочем, Светлана Сивкова утверждает, что ее команде «работалось тяжело всегда». Но признает, что когда у музея были функции заказчика, возможностей повлиять на ситуацию было больше. «Когда мы были заказчиками, мы стояли как Брестская крепость. Нам было тяжело работать с подрядчиками. Но мы работали, мы понимали, что можем требовать. И что только от нас это зависит. А когда ты понимаешь, что все зависит от тебя, ты предпринимаешь все усилия, какие только можно», — отмечает Сивкова.

Впрочем, по словам заместителя руководителя дирекции Евгения Пакусина, даже несмотря на то, что юридических рычагов у Светланы Сивковой нет, директор музея все равно умудряется участвовать «в этом процессе с головой» и даже может позволить себе названивать федеральным чиновникам в любое время дня и ночи.

«У Северо-западной дирекции очень много объектов... И там где-то музей. И ты все время должен подкручивать Северо-западную дирекцию и говорить: «Я, я, я!». Они мне начинают говорить: «Да у нас столько...», а я отвечаю: "А мне на это... Всё равно. Мне - чтобы музей строился..."», — объясняет свою мотивацию Сивкова.


Но ведь будет объявлен новый тендер, дирекция найдет подрядчика, тот закончит все работы и все будут жить долго и счастливо? 



Будет объявлен новый тендер: кто-то должен закончить работы, которые не успели доделать «НордИнвестСтрой». Пакусин заявляет, что новый контракт удастся заключить к концу мая. Впрочем, нет никаких гарантий, что дирекции опять не попадется подрядчик, у которого впоследствии начнутся сложности на площадке. Про бывшего подрядчика строительства никто ничего такого подумать не мог, хотя один из владельцев компании Вадим Пичулин был связан с так называемым «мусорным делом» (речь шла о хищении средств, выделенных на рекультивацию свалок в Приморском районе Санкт-Петербурга). История вполне могла бы стоить бизнесмену свободы, но он заключил сделку со следствием и получил условный срок.

«Никто не имел право отстранить компанию от аукциона, несмотря на то, что один из учредителей этой фирмы имел большие неприятности», — отмечает Светлана Сивкова.

В принципе, никаких гарантий, что история не повторится вновь, у руководства музея дирекции нет. Современное российское законодательство о закупках фактически не дает заказчику никаких действенных механизмов защиты перед компаниями, которые выигрывают аукционы благодаря демпингу, не имея при этом необходимых ресурсов для выполнения работ.

Единственное, что смог пообещать Евгений Пакусин - это более тщательно проработать критерии для отбора компаний, которые могут участвовать в торгах. Светлана Сивкова настроена куда более пессимистично и считает, что даже лицензия, которая необходима коммерческим фирмам для работы на объектах Минкульта, не является 100 % защитой от недобросовестных игроков.


С этим объектам постоянные скандалы и головная боль. Кто-нибудь из бизнесменов вообще захочет связываться с этой стройкой после такого?



Евгений Пакусин считает, что да, Светлана Сивкова опасается, что нет. Когда дирекция объявляла торги по «Планете Океан» в предыдущий раз, то директора музея уверяли, что на объект выстроится очередь из подрядчиков. «А потом оказалось, что очередь была жиденькая...», — злится Сивкова.

Директор Музея Мирового океана пророчит новому этапу стройки тяжелую судьбу. Новый подрядчик не сможет вести стройку только собственными силами. Ему будут нужны субподрядчики среди калининградских компаний. Но репутация у стройки не слишком привлекательная: «НордИнвестСтрой» оставил после себя долги. И Сивкова уверена, что пока дирекция и компания из Санкт-Петербурга не решат эту проблему, калининградский бизнес попросту не захочет повторно ввязываться в подобную авантюру.

В этом случае, новый генподрядчик рискует оказаться на объекте чуть ли не в статусе заложника, оставшись без  поставок строительных материалов. «Бетон не привезете из Санкт-Петербурга или Москвы. Бетон надо брать здесь», — запугивает Светлана Сивкова. Впрочем, по словам Евгения Пакусина, Пичулин на совещании с участием губернатора дал обещание рассчитаться с долгами. 

Сами цифры контрактов, впрочем, должны показаться бизнесу заманчивыми. Помимо оставшихся по наследству от «НордИнвестСтроя» работ на 151 млн руб, федеральный бюджет готов выделить еще 1,29 млрд руб на окончание строительства комплекса - эти деньги пойдут на «внутреннюю начинку» (отопление, климат-контроль, кондиционирование, музейная экспозиция и так далее) «Планеты Океан». Тендер на эти работы должны объявить «в ближайшие дни».


Между Светланой Сивковой и служащими дирекции, судя по всему, нешуточный конфликт. Они не смогут больше работать вместе, а значит «Планету Океан» никогда не достроят?



Пресс-конференция, порой, действительно проходила на повышенных тонах, но Евгений Пакусин и Светлана Сивкова заверяют, что никакого конфликта нет. Директор Музея Мирового океана называет сложившуюся ситуацию «рабочей».

«Наверное, конфликта нет. Мы просто обязаны работать [вместе]. Естественно, нам бы хотелось, чтобы заказчик быстрее сдал [объект]. Наверное, в этом и есть конфликт. Нам хочется, чтобы заказчик быстрее сдал… Заказчику тоже хочется, чтобы его подрядчик работал», — резюмирует Сивкова.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU, world-ocean.ru




Комментарии