«Место духовных скреп»: репортаж из обыденного храма в Калининграде

17 Июля 2013
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";
Проект «Семь храмов в семи городах за один день», призванный возродить древнюю русскую традицию строительства обыденных храмов за один день, начал реализовываться в 2008 году. За это время организаторам удалось построить новые церкви в Кемерово, Иркутске, Минске, Екатеринбурге и других городах России, и зарубежья. До Калининграда проект добрался только в 2011 году и реализовывался здесь не без некоторых сложностей. Обыденный храм здесь было решено строить на земельном участке возле Южного вокзала, при том в местной прессе активно муссировалась информация, что участок РПЦ получила в дар от главы города Александра Ярошука. Но несмотря на наличие заступников как на региональном, так и на федеральном уровне (проект строительства обыденных храмов был одобрен лично Патриархом Кириллом) проблемы и откровенные курьезы со строительством нового храма начались достаточно быстро. Сначала в дело вмешалась региональная прокуратура, которая не обнаружила у РПЦ разрешения на строительство и даже потребовала от горадминистрации принять меры к демонтажу «самовольных строений». РПЦ однако удалось свести конфликт с надзорной инстанцией на нет. Церковь практически в пожарном порядке все-таки получила все необходимые документы, а заминка была объяснена пресс-службой прокуратуры банальным непониманием: часовня планировалась как временная постройка и представители РПЦ были уверены, что разрешение на нее получать не надо.

t_IMG_5058.jpgНо если с юридической стороной дела РПЦ удалось справиться, то традиционалисткий пафос, который, по сути, являлся стержнем всего проекта, получилось воплотить в жизнь весьма скомкано. Началось все с того, что пресс-служба регионального правительства распространила информацию о том, что на стройплощадке сначала будет проведена своеобразная репетиция строительства обыденного храма: сначала строители должны были храм собрать, а потом снова разобрать. Смысл таких действий был бы не очень понятен, если бы не информация о том, что на стройку в Калининград будет мобилизован настоящий «звездный десант», а сам процесс превратится в весьма своеобразную пиар-акцию. В результате храм на площади Калинина приехали строить Андрей Малахов, темнокожая выпускница «Фабрики Звезд» Корнелия Манго, художник Никас Сафронов и другие представители отечественного шоу-бизнеса. На стройплощадке без досадных курьезов, как назло, тоже обойтись не удалось и роль звезд к банальному тасканию бревен так и не была сведена. Сначала Андрею Малахову кто-то из прихожан умудрился облобызать руки, видимо в знак особого почтения перед телеведущим, а потом на площади Калинина был и вовсе устроен концерт в честь новой часовни, что смотрелось несколько дико. Стоит добавить, что к строительству обыденного храма в Калининграде имели отношение экс-вице-премьер областного правительства Сергей Карнаухов и тогда еще не мобилизованный в команду Николая Цуканова в качестве одного из заместителей председателя правительства, а просто председатель совета местного отделения «Российского клуба православных меценатов», Константин Суслов. В результате всей этой истории храм преподобных Кирилла и Марии Радонежских мог восприниматься как своеобразная церковь для политической и бизнес-элиты, которая за последние годы с подозрительным рвением ударилась в религию.

t_IMG_5084.jpgСейчас, впрочем, о таком странном и пафосном бэкграунде часовни ничего на храмовой территории не напоминает. Во всяком случае внешне. Сам храм преподобных Кирилла и Марии Радонежских по внешнему виду стилизован под типичный русский деревянный сруб по аналогии с часовней, которая была на площади Победы. На территории так же расположено еще одно небольшое здание, выкрашенное в бежевый цвет — Центр поддержки семьи. На воротах при входе на церковную территорию висит небольшое рекламное объявление из которого можно узнать, что Центр оказывает благотворительную помощь многодетным семьям юридического характера. Здесь расположена церковная лавка с иконами, крестиками и прочей молельной атрибутикой и воскресная школа. В храмовом дворике разбито несколько клумб, а так же организована небольшая детская площадка с горкой, песочницей и даже беседкой. Что показательно у церкви есть здесь даже собственная (правда запороленная) wi-fi сеть с говорящим названием «hram», так что в какой-то момент храмовое пространство начинает даже больше напоминать ухоженный дворик небольшого офисного центра, проявляющего излишнюю заботу о своих сотрудниках.

На воскресной службе в храме преподобных Кирилла и Марии Радонежских народу собирается, практически, битком. При том заподозрить собравшихся в принадлежности к какому-то VIP-сегменту общества не получается. Дети после службы с криками разбегаются по детской площадке, а две пожилые прихожанки о чем-то спорят на скамейке демонстрируя друг другу коробки с лекарствами. t_IMG_5094.jpgСвященник храма отец Вадим тоже совершенно не похож на тех представителей РПЦ, которые обычно попадают во внимание прессы. На сельского батюшку, в рваной рясе с с крестом на бок и растрепанной бородой, ставшим в последнее время каким-то знаковым персонажем для фильмов, выдержанных в державно-патриотической риторике, отец Вадим, впрочем, тоже не смахивает. Часы, одним словом, у священника есть, но это отнюдь не Breguet. Более того, вопросы о том как помпезная история со строительством и поп-звездами повлияла на храм через какое-то время начинают отца Вадима откровенно раздражать и он предлагает задуматься на тему кому был нужнее тот пиар: церкви или все-таки звездам шоу-бизнеса.

После службы церковные служители отправляются на общее чаепитие, на который так же берут часть прихода от мирян. Не смотря на то, что все разговоры за столом так или иначе, касаются религиозной тематики, нельзя сказать, что здесь царит консервативная и строгая атмосфера. Отец Вадим тактично извинятся, что на столе нет мясных блюд («потому что пост»), а потом начинает рассказывать о поклоннике Канта, священнике из Черняховска, который даже в проповеди умудрялся вставлять тезисы о «нравственном законе внутри». «Впрочем, отношение к философу даже внутри его лютеранской традиции неоднозначное», - добавляет он.

Интересно, что храм Кирилла и Марии Радонежских, по словам отца Вадима, до сих пор имеет статус временной постройки. Однако РПЦ сейчас пытается уладить необходимые процедуры, чтобы построить на оставшейся и достаточно внушительной по своим размерам территории, храмовый комплекс. Видимо как раз в связи с этой затеей на территории часовни стоят несколько прямоугольных серых ящиков для пожертвований «на храм Сергия Радонежского».


Отец Вадим, священник храма преподобных Кирилла и Марии Радонежских

аф1.jpgКрещение я принял осознанно в 13 лет, в 1990 году. Всегда есть какие-то поводы, но причины такого всегда глубины. По своей натуре душа каждого человека христианка. Она всегда ищет ответы на вопросы, на которые рациональным путем не может ответить ни наука, ни искусство...Приход каждого человека к церкви — это личные переживания. Вот такие личные переживания были и у меня. Потом я на некоторое время отошел и уже окончательно пришел в церковь в 2006 году, чтобы остаться, я надеюсь, на всю оставшуюся жизнь.

Меня сама атмосфера в церковь тянула, а чем тянула, я тогда еще и не знал... Мы тогда жили в Литве, мой отец — военный. А в Литве тогда, в отличии от Калининградской области, были православные храмы. То есть они с послевоенных времен не закрывались. И я приходил в храм, не понимая, что там происходит, просто побыть: смотрел как батюшка кадит, слушал молитвы, ничего, естественно, по церковнославянски не понимая. Всю службу я, естественно, не выстаивал. Уходил когда хотел. А погружение началось уже здесь, в Калининградской епархии. Я увидел, что это что-то особое, что это некоторая духовная целина.

Я не думаю, что у меня был кризис веры, это было отпадение. Когда человек имеет в себе задатки, имеет в себе искру, но не возделывает эту ниву. Вера -это семя, которое мы сажаем в почву. И если почву не удобрять, не поливать, то она покроется сорняками, начнет сохнуть. Так же и со мной было. Люди во взрослом возрасте в церковь приходят, как правило, от своих трагедий,от того, что с их близкими происходит, от неустроенности, болезней, смертей. Не от радости, а от скорби. Может быть, от какой-то такой скорби, и я пришел в церковь уже осознанно, для того, чтобы прилепиться и остаться здесь.

Для нас — это прежде всего построенный храм: это стены, духовная жизнь, в рамках, которой происходит существование нашего прихода. А что касается поп-звезд...Я не могу судить, что для них было побудительным мотивом, но мы помним, что к Господу ведут разные пути. Может быть это пиар, может быть это личные переживания, а может быть и то и другое, попытка одно с другим связать. У меня в прошлом году была возможность пообщаться с Оксаной Федоровой, и я понял, что это человек лично переживающий, имеющий личную веру. Она является некоторым флагом в «Союзе православных меценатов». Это человек, которого знают. Если это привлекает людей к старой, забытой, но очень доброй русской традиции, к возрождению мерной иконы, то почему бы и нет?

Тут вопрос еще в том, кому это больше нужно: церкви или поп-звездам? Мне кажется, что как раз больше им. Вспомните притчу о мытаре Закхее. Известный человек. Мытарь — это сборщик податей, а по нашему, сейчас это таможенник. При чем он был старший из таких. И этот известный в городе человек (правда нелюбимый, потому что он собирал подати для оккупационных римских властей). Представьте, что в один момент в его душе что-то происходит. И он залезает на смоковницу, потому что захотел увидеть Христа. Представляете какой смех стоял? И из тысячи людей, которые Христа окружали, он увидел одного — Закхея. Почему? Потому что его сердце было открыто. А как может быть открыто сердце человека для Бога, если он не будет возле церкви? Как оно может открыться? Я не берусь судить какие нравы творятся в поп-культуре, но Господь ведет людей разными путями. Люди из «Клуба православных меценатов» у нас появляются, оказывают содействие храму, они не оставили нас своим вниманием, и мы, конечно, им признательны.

Шоу к русской традиции отношения, конечно, не имеет. Но я еще раз говорю, что люди по-разному приходят в церковь Если они приехали разделить радость от построения церкви...Строительством они, практически, не занимались. Два-три бревна, которые принес Андрей Малахов - это небольшая лепта. Но не забывайте так же о лепте бедной вдовы. Каждый делал столько, сколько он может сделать. Был бы достаточно странно, если бы Андрейй Малахов все полностью возвел бы тут без единого гвоздя. Делали это все рабочие. Естественно, бревна нумеровались. Этого требует технологический процесс.

Человек приходит в конкретный храм по совершенно разным причинам. Кто-то приходит, потому что это рядом, кто-то потому что с этим храмом что-то связано. Может молитвенная обстановка нравится или келейность, храм же маленький такой. У людей есть право выбора. Это, конечно, неправильно ходить постоянно из одного храма в другой, но может же такое быть, что не лежит душа, молитвенное состояние неподобающие. И человек может начать искать. Не нравится ему в большом храме — пошел в маленький храм. Кто-то крестился здесь. В нашем храме крещение происходит полным чином, полным погружением и это тоже многих привлекает. После это они остаются и таких людей достаточно в нашем храме. К Богу есть разные дороги и к каждому конкретному храму у человека есть разные дороги. Многие люди приезжают издалека. Например, с Сельмы. Хотя там есть храмы.

Разумеется храм существует на пожертвования прихожан. Других источников финансирования у нас не предполагается. Это же религиозно-общественная организация. Бывает такое, что люди могут жертвовать значительные суммы даже своего имени не называя. Есть такая традиция. Может быть человек этим хочет загладить свою вину перед Богом. И он жертвует определенные деньги. Его спрашиваешь: «Ну человек, назови хотя бы имя! Мы же не просим тебя рекламировать, мы же не будем писать о тебе во всех СМИ, скажи хотя бы имя, чтобы мы могли тебя поминать о здравии твоем». А он говорит: «Нет. Господь знает мое имя».

Я думаю, что потребность в новых храмах у людей есть. Вы видели сколько людей после службы выходило? И я думаю, что тоже самое было в ближайшем храме, Который находится достаточно далеко, у кинотеатра «Родина». Ближайший приход еще находится возле бывшего кинотеатра «Москва», возле мясокомбината. А вы посмотрите какой огромный район, здесь людей очень много живет и потребность у них есть. Например, на Сельме стоит деревянный храм — приход святого, благоверного князя Александра Невского, а там же огромный микрорайон, где живут десятки тысяч людей, а храм маленький, он не такой вместительный...

Закон о защите чувств верующих принимало государство. Если оно считает, что церковь нуждается в этом нуждается — значит нуждается. Негатив как и позитив всегда будет. Господь нас вообще настраивает не на то, чтобы жить и блаженствовать. Господь сказал: «Меня гнали и вас гнать будут». Даже если это и есть, то его надо воспринимать должно и с миром. Господь посылает разные времена, и мы не знаем какое время грядет. Надо благодарить Бога за то, что есть. Сейчас есть время некоторой свободы. Об абсолютной свободе нельзя говорить. Даже в наше достаточно либеральное время. Были времена гонений. Русская православная церковь в ХХ веке дала святых мучеников больше, чем первая церковь во времена раннего христианства. Что будет дальше? Посмотрим. Будут гонения - значит будем молить Бога в катакомбах.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Елена Тишина




Комментарии