«Когда у тебя министр в баре танцует, то это кайф», - Андрей Левченко о спортивных и свингерских клубах, имперском величии и сумасшествии

10 Июля 2014
«Когда у тебя министр в баре танцует, то это кайф», - Андрей Левченко о спортивных и свингерских клубах, имперском величии и сумасшествии
Андрея Левченко представлять особо никому не надо. Можно долго спорить какую роль сыграла «Вагонка» в формировании той самой калининградской идентичности, но что какую-то да сыграла — это 100%. Недавно владелец клуба отмечал 50-летний юбилей и собственный праздник превратил в праздник общий. На «Вагонке» в честь круглой даты устроили концерт итальянской эйсид-джаз группы Gabin и хаус-вокалиста Peyton, поздравить же Левченко, такое ощущение, пришел почти весь цвет местной богемы. Помимо «Вагонки» Андрей Левченко в полной мере ответственен за то, что сейчас происходит с празднованиями Дня города и главным летним калининградским опен-эйром «Калининград Сити Джаз». В рамках проекта «Город и его люди» Андрей Левченко рассказал RUGRAD.EU о своем восприятии Калининграда, борьбе с Шуфутинским, местных фестивалях, имперских амбициях, хипстерских местах и спортивных клубах.


Я родился в Светлогорске, но всю сознательную жизнь провел здесь и считаю себя калининградцем. Я уехал оттуда в 1970-м году, когда еще совсем маленьким был, так что в школу уже пошел здесь. У меня не было еще восприятия города… Я, на самом деле, очень плохо помню то время. Я когда приезжаю в Светлогорск и прохожу мимо своего дома, то он уже как будто есть, а вроде бы и нет. С ним такие метаморфозы произошли... Капитально его отремонтировали. Тогда это был красивый немецкий дом, а сейчас – объект постсоветского фантастического зодчества.

c0849c16bfac61fc9815580fdd6522f5.jpgРаньше Светлогорск – это был маленький провинциальный городок, где мы все знали друг друга. Это сейчас его застроили и расстроили. Он был абсолютно другим. Сейчас это, как кто-то сказал, просто спальный район Калининграда.

Огромное количество людей сейчас ездит за границу и всегда сравнивает наш город с нашими соседями. И, конечно, это развитие не в нашу пользу. Если мы сделали 10 шагов вперед для развития нашего города, то наши соседи сделали 30-40 шагов. Почему мы от них так отстаем? Мы просто другие. У нас по наследству хорошо передается только одна черта – имперское величие. И это передалось нам всем: мы хотим везде побеждать, мы русские, мы великие! Мы великая имперская нация! Мы были великим Советским Союзом. Наши на танках когда-то въехали в Берлин, значит и мы куда-нибудь въедем и пора уже, в принципе, седлать железного коня. Но трудолюбие и усердие, к сожалению, не наш конек.

Ну какой Калининград европейский город?! Когда мы друг с другом общаемся, то нам кажется, что мы Кенигсберг, что мы вольные, ганзейский город, история. Но мы нормальный российский город с российским менталитетом. По первой команде - мы все патриоты и любим Россию. И это правильно. Мы – русские! Все говорят, что мы, все равно, за границу чаще выезжаем… Но сколько человек выезжает? Есть же статистика: ну 20%, 30%. Я считаю, что у нас очень простой русский город. Конечно, где-нибудь в Саратове проевропейские настроения находятся на уровне 5%, то у нас где-то на уровне 20-30%. Но, на самом деле, у нас все равно четкий настрой российского города.

Я бы рассказал сейчас анекдот. Папа и сыночек, скажем так, сидят в «одном месте». И сынок спрашивает: «Папа, а почему здесь так сыро и гадко?». «А это наша Родина, сынок!». Да, это наша Родина, и я ее люблю, она моя, здесь живут мои родные, друзья. Как Жванецкий говорит: не надо путать туризм с эмиграцией. Если бы я родился в другом городе, стране или на другой планете, то я бы радовался там. Но мама с папой и Господь Бог позволили мне родиться здесь… Но никто не запрещает мне думать немножко по-другому. Это великое благо. Я не хочу, чтобы моя страна была похожа на Туркменистан или Северную Корею, где все единогласно за своего президента. Не хочу! При этом, я не отношусь к нему плохо… Но как-то не хочется. Я все приветствую, я очень люблю нашу страну. Но как-то хочется, чтобы у нас в компании была не только Куба с нашими друзьями из Абхазии и Венесуэлы. Ну, как-то мне не нравится эта компания. Не хочется мне воевать с поляками. Не верю я, когда говорят, что поляки к нам плохо относятся, не верю, что литовцы нас не любят. К нормальным людям нормально относятся. Хочется со всеми дружить и жить в мире и радости.

Конечно, на Калининград было влияние польского радио, мы ловили польское телевидение, моряки привозили пластинки. Конечно, мы в этом плане были более продвинуты, чем какой-то другой российский город. Но это все равно был андеграунд. Может быть андеграунда у нас было чуть побольше, но увлечение западной музыкой не было массовой культурой. Все равно шансон и цыганщина превалирует над нами в большей степени. Просто был маленький клуб «Вагонка», который жил на окраине города своей жизнью. Мы смогли в девяностые выдержать напор некоторых наших диких клиентов. Нет, мы не против русской музыки. Русскую музыку мы любим. Но я тогда противостоял шансону. И когда мне пытались на дискотеке втюхать Шуфутинского, мне приходилось жертвовать всей русской музыкой. Я понимал, что если начну крутить на дискотеке русское, то рано или поздно, меня заставят крутить и Шуфутинского. И мы четко отстояли в то время свое право слушать английскую музыку. Но потом экономика все равно победила. Я всегда говорил, что нас победит даже не КГБ. Нас победит экономика.5af64edbc9f5ab4493526c42213a3f7a.jpg

Говорят, что деньги не пахнут… Но мы хотели, чтобы на «Вагонку» приходили именно те люди, которые думают точно так же, как и мы, и живут точно так же, как и мы. Наверное, надо быть очень счастливым человеком, чтобы на тебя эти денежные знаки не давили. Можно было позволить себе сказать человеку, если он не понимает, что такое «Вагонка», что не надо сюда приходить. Но, если нас раньше на «Вагонке» было немного, то сейчас на «Калининград Сити Джаз» уже – ух ты! Это те люди, которые в жизни видят больше позитива. Нельзя жить постоянно в дерьме! Его много, это правда, но его нужно от себя отгонять. Жизнь так же несправедлива в Судане, Бразилии, Афганистане и где угодно. То, что творится на Украине – это трагедия. Но весь мир мы не спасем. Если пропускать через себя все эти проблемы, можно просто сойти с ума.

Был ли у «Вагонки» мессианский посыл? Давай не будем говорить о таких вещах… Это бред. Я вообще не люблю людей, которые позиционируют себя так, словно они что-то несут. Есть, безусловно, в истории великие личности, но это не наш случай. Я просто так жил и я не мессия! Я с опасливостью смотрю на людей-миссионеров. Рано или поздно они превращаются в сумасшедших. Надо понимать, что приходит такое время, когда уже нужно уйти. Ты сделал великое дело, и чтобы потом не стать маразматиком, надо уйти.

Наверное, ко мне в клуб многие министры могут прийти. И они приходят. Нет, специально я такого не планировал. Я вообще считаю, что это кайф, когда у тебя чиновник или министр танцует в баре. Да какая разница подо что министр танцует, главное, что он при этом ничего не громит, не падает и агрессию не излучает. Все глупые вещи делаются всегда с серьезным выражением лица. Надо уметь быть разным. Я искренне верю, что многие чиновники искренне хотят добра. Просто у них представление о добре другое. У них другое представление о красоте и дизайне, и поэтому, наверное, мы имеем то, что имеем. Если мы выросли на «Вагонке» на брит-попе, то мы и любили английскую культуру, любили их моду, дизайн, образ жизни.

Мне по барабану, пускай в городе открываются новые клубы. Пусть каждый делает, что хочет, хуже не будет. Мне было бы даже лучше, если бы больше было других клубов. Я сейчас, к слову, ловлю кайф, отдыхая в чужих барах и клубах, а не в своих. И ещё мне бы, например, хотелось, чтобы больше теннисных клубов появилось в городе. Потому что мне уже надоело ссать в кусты на стадионе «Спартак»… У нас дофига красивых и модных клубов, но нормального теннисного клуба нет. Ты на стадионе «Спартак» просто офигеешь! Пускай у нас открываются спортивные клубы, теннисные клубы, свингерские клубы. А ночных клубов у нас уже и так достаточно.

Идея пешеходной зоны в День города принадлежит нашей команде. И мне кажется, что эта идея правильная. Это традиция. У нас нет такого берега реки, где могли бы гулять люди, у нас нет променада или района старого города, где могли бы проходить праздники. И возможность сделать в Калининграде пешеходную зону хотя бы на День города – это удача.1caa4b3121fbba94499f29cbd27cf3e8.jpg

Я считаю, что потраченные на День города деньги не такие уж и большие для городского праздника. У нас в городе есть святые коровы, которых нельзя трогать. Нападают, допустим, на фестиваль Смелянского: там огромные траты, нет результата... А я могу сказать: а нафига на «Балтику» каждый год тратят столько денег? Зачем тратить столько денег, чтобы вечно быть восьмыми, десятыми или тринадцатыми в первой лиге? Каждый человек найдет кучу вещей, которые он не понимает. Фан-зону организовали, сколько на нее потратили денег? Меня, допустим, волнует вопрос, а зачем мы «Мистрали» покупаем? Я может чего-то не понимаю: на нас что, кто-то нападать там на Курилах собрался? Я не понимаю, почему взрываются «Протоны» за миллиарды долларов. Мы много чего в этой жизни не понимаем, но принимаем это. Я, например, считаю, что и фан-зона нужна, и День города нужен. И фестивали разные нужны. Принцип простой: не суди, и не судим будешь.

Я сам автомобилист. У меня стаж — 25 лет. Но сейчас я больше люблю велосипед и принадлежу к той категории людей, которые радуются, когда в центре города эвакуируют машину. Но бодаться с сообществом автомобилистов – бесполезно. К сожалению, у русского человека такой менталитет. Машина для нас – это даже не средство передвижения, а средство самовыражения. Статус. Я не понимаю ситуации, когда женщины ездят на огромных черных джипах. Только наши женщины могут одновременно красить губы, курить, трепаться по мобильному телефону и поворачивать на оживленном перекрестке. Я вообще считаю, что если ты купил машину, то ты должен покупать еще и возможность ее парковать. Я сторонник того, чтоб хотя бы раз в две недели перекрывать проспект Мира, чтобы люди приучались к этому. Просто для того, чтобы люди могли гулять, как это происходит во многих городах. Ничего страшного в этом нет.

Как велосипедисту, мне город не нравится. Когда ты едешь на велосипеде, то чувствуешь, какие здесь ужасные тротуары. Я мечтаю, чтобы у нас улицы выкладывали однородной плиткой. Бывает, что ты уехал куда-то, а у тебя под колесами сначала асфальт 1950 года рождения, за ним кусочек новомодной плиткой перед магазинчиком каким-нибудь, потом хреновый асфальт 1980 года, потом лужа, а потом тебя добивает немецкая плитка… Бред! У нас нет в городе какого-то общего стиля. Не хватает европейского порядка. Взяли бы и сделали какой-нибудь микрорайончик в одном стиле. Допустим, в этом микрорайоне мы кладем плитку одной фракции и появляется какая-то своя картинка. Хотя, надо признать, что в последнее время надежда на комфортную городскую среду появляется.

Я очень уважаю ту женщину, которая возглавляет Центральный парк, но там нет никакой концепции развития. Если брать в качестве примера парк Горького, то это модное хипстерское место с ландшафтными дизайнами. У нас такого нет. У нас парк – это, в принципе, рынок. Это Вавилон! Я ее понимаю, ей надо зарабатывать деньги… Не пришли еще те времена, когда мы сможем формировать культурно-парковое пространство.

bf1eedd923601114a91c609c5eae81ec.jpgВ парке «Юность» хипстеры к власти еще не пришли, но это хороший парк. Появляются в городе места, где приятно находиться. Но запрос на комфортную городскую среду – это требование меньшинства. Поэтому у нас до сих пор в городе автомобилисты – это номер один. Им негде парковаться, но им насрать. Понимаешь? Это на Западе он никогда не встанет на газон.

Как я оцениваю перспективу прихода инвесторов в городские парки? Никак. Я так скажу: слава Владимиру Кацману, что он родил «Калининград Сити Джаз». У нас все бизнесмены очень крутые, офигительные, но у них другое восприятие мира. У них, конечно, найдется свое оправдание… Глупо сравнивать какого-нибудь Мамута, который инвестирует в какой-нибудь парк, с нашими бизнесменами… Когда у тебя 10 миллиардов, то, может, ты и в парки начнешь инвестировать. А когда у тебя и одного миллиарда нет, то как-то не инвестируется.

Я очень жалею, что многие фестивали в нашем городе закрылись. Но надо быть реалистами. Я, к сожалению, сейчас не вижу в Калининграде такого качественного фестиваля, который мог бы жить. Хороший фестиваль требует качественной организации, а качественная организация стоит больших денег. Ну не готовы люди за это платить, но все равно хотят. И тут начинается извечная проблема. Как ее победить? Никак! Поэтому надо ценить то, что мы имеем. Сейчас фестиваль «Калининград Сити Джаз» - это лучшее, что здесь может существовать.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: rugrad.eu



Комментарии