«Калининграду не хватало смелости, которая была в Гданьске»

15 января 2019
«Калининграду не хватало смелости, которая была в Гданьске»

В понедельник, 14 января, после покушения скончался мэр Гданьска Павел Адамович. Гданьск входит в число городов-партнеров Калининграда, а Адамович, во времена заметного охлаждения отношений между Россией и Польшей, выступал против отмены МПП и за продолжение добрососедских отношений. Гданьск — важный город для бытовой культуры калининградцев. От областного центра до польского города около 160 километров, благодаря чему административный центр Поморского воеводства пользовался популярностью у жителей области. Калининградцы ездили за покупками в местные торговые центры и «Икею», а гданьский аэропорт фактически играл роль эдакого хаба, откуда калининградцы могли добраться до любой точки Европы. Афиша RUGRAD.EU провела опрос экспертов и выяснила, поменяются ли взаимоотношения жителей двух городов и чего ждать калиниградцам, если место Адамовича займет консервативный политик.


Владимир Абрамов, политолог



Всё, что зависело от местных [польских], — они делали максимум для того, чтобы привлечь туристов со всех сторон. В том числе из Калининграда. Это вполне разумный подход. Что же касается того, как это изменится, то мы приходим к вопросу о возможностях местных властей в Польше. Они не всесильны, и МПП снова не введут.

У Калининграда таких партнеров, [как Гданьск], 26 штук и что? В данном случае это [наличие договора] о партнерстве. Это позволяет нам обмениваться культурно-спортивными делегациями. Я не думаю, что новое руководство города что-то резко изменит.

Насчет экономических связей: у нас не плановая экономика. Хозяйствующие субъекты идут туда, где есть возможность получить прибыль. Местные власти [в этом случае] по максимуму могут не мешать и распределять какие-то бюджетные ресурсы для решения своих функциональных задач. Что касается международного экономического сотрудничества, то максимум, [который могут муниципальные власти], — это информирование. Оно и происходит.



Но не могу сказать, что польские фирмы к нам в последнее десятилетие так ломились на предмет кооперации. Рынок сбыта — пожалуйста. У нас с Польшей экономическое сотрудничество вообще достаточно специфичное, мягко скажем. Мы на уровне взаимной торговли топчемся последние 25 лет. Еще до всяких санкций.

Единственное, что здесь может зависеть от местных властей, — участие в тендерах на какие-нибудь муниципальные заказы. Но это всегда сложно, а местные игроки имеют преимущество по определению.

Ярослав Качиньский (консервативный польский политик, председатель партии «Право и справедливость». — Прим. ред.) и его «смоленская фракция» правящей партии… Нетрудно быть более вменяемым, чем эти люди. Не надо просто тормоза на борзометре отключать. Как политик, действующий на месте, Адамович был гораздо более адекватным, чем национал-клерикалы из «Права и справедливости».

Если мэром Гданьска станет консервативный политик, то ничего особенного не будет. На регулярный поток людей из Калининграда это никак не повлияет.


Алла Иванова, руководитель регионального Агентства по международным связям



Конечно, степень взаимодействия соседствующих территорий не может определять один-единственный человек. Но яркая личность Павла Адамовича и то, как он понимал и реализовывал свою миссию как «хозяина места», во многом формировали уровень комфортности пребывания наших граждан в гостях у соседей. Взаимодействие по линии муниципальных контактов шло достаточно интенсивно, да и мы, региональные власти, будучи в гостях в Поморском воеводстве, обычно встречали на мероприятиях маршальства и представителей муниципалитета — и это отражение конструктивного взаимодействия в Трехградье, что, собственно, еще раз подчеркивает масштаб личности Павла Адамовича и эту потерю, в первую очередь для польского общества. Я уверена, что обращения, например, маршалка Поморья в Варшаву с требованием отмены «заморозки» МПП были направлены однозначно при поддержке президента Гданьска. На фоне сложных общеполитических взаимоотношений можно точно сказать, что потеря такого здравомыслящего политика в соседнем регионе — утрата для обеих сторон процесса.

Традиционно Гданьск — одно из любимых мест отдыха и «воскресного времяпровождения» калининградцев. Изменится ли что-то в этом плане после трагедии? Надеюсь, что нет. Адамович всё же выражал мнение большей части польского общества, когда говорил (недословная цитата): «Несмотря на большую политику, соседи должны жить дружно».

Калининградцы — дети моряков и рыбаков, ветер путешествий легко может носить их по разным точкам мира. Но надеюсь, Гданьск по-прежнему останется одной из любимых «швартовок» для нас. Лично от себя добавила бы, что шокирована самой возможностью такой смерти и приношу свои глубокие соболезнования семье.


Анна Карпенко, куратор культурных проектов


о

Я думаю, что уровень взаимоотношений между Калининградом и Гданьском при Павле Адамовиче был положительным. Гданьск все эти годы был местом, где калининградские культурные проекты принимались на очень хорошем уровне. Вообще в целом была такая хорошая атмосфера доброжелательного приема и ощущение, что нас там ждут. Я бывала там и в Центре современного искусства, и в разных галереях. И всегда у нас были очень хорошие отношения. В этом смысле всё было очень дружественно. Не было этого «холодного отношения» к русским, которое было заметно с приходом «Права и справедливости» в других местах. В Варшаве оно чувствовалось, но в Гданьске этого не было.

Я думаю, что общая атмосфера всё равно зависит от муниципальных властей: нужны проекты сотрудничества с Россией или нет. Я не участвовала в каких-то заявках, связанных с Гданьском, но было ощущение, что партнеров там найти легко. Было расположение к калининградцам. Такое соседское отношение.

Гданьск был первым пунктом назначения по МПП (когда оно еще не было отменено). В этом большая заслуга Адамовича. Он проявил свою личную позицию и выступал против отмены МПП. Когда это случилось, я тоже говорила, что это ужасно для низовых связей между людьми.

Для Калининграда Гданьск — это первый большой город за границей, где люди себя чувствуют как у себя дома (в хорошем смысле). Они чему-то учатся, смотрят. Я была в Гданьске, Сопоте, Гдыне, и было чувство, что к калининградцам там хорошо относятся и можно изучить всё. Не только в «Икею» и за сосисками съездить, это само собой. Но когда тебя там ждут, то ты приедешь туда и еще, и еще. И увидишь галерею, узнаешь, как люди живут, сходишь в театр. И до Гдыни доедешь. Если бы не было этого располагающего соседского, доброжелательного отношения, то таких поездок не было бы. Это такой общий контекст, который был создан благодаря погибшему мэру.



Я бы согласилась с тем, что для калининградцев Гданьск был образом того, что могло бы произойти с Калининградом, но не произошло. Я изучала Гданьск, его архитектуру, у нас были экскурсии с историком архитектуры. Он рассказывал, что на самом деле это всё хрущевки. Там дворы в центре абсолютно советские (там, где люди сейчас любуются старинными фасадами). Это всё было восстановлено в 1950-е годы с большим желанием сделать город, которого никогда не существовало. Нельзя было восстанавливать немецкий город: поляки не хотели. Но они хотели сделать что-то, чего не было никаких эскизов, — какой-то средневековый город. Поэтому архитекторы просто фантазировали. Можно найти на улочках Гданьска профили и барельефы тех реставраторов, которые работали там в 1950–1960-е годы. Дух такого озорства сохранился. Калининграду не хватало этой смелости и этого задора, которые были в Гданьске.

В Гданьске ты идешь и каждые 15 метров ты слышишь какую-то новую речь. То, что туда смогли приезжать люди со всей Европы, — это заслуга муниципальной власти. Создать такую классную инфраструктуру, что туда и лоукостеры пришли, и людям стало приятно выходные проводить, иностранцев там полно.

Насколько я разбираюсь в польской политической ситуации, север Польши и Гданьск всегда был ориентирован более либерально, всегда голосовал за «Гражданскую платформу». Мне кажется, что сейчас они еще больше сплотятся вокруг своей либеральной идеи, идеи свободного открытого города. Того духа, который там был заложен. Мне кажется, что вряд ли там возможен приход ультраконсерваторов. Я думаю, что люди их не поддержат. Адамович работал мэром с 1998 года. Но он каждый раз проходил горнило выборов. Политики там долго сидят в муниципальной власти, но они по-честному туда приходят. Они зависят от населения. Поэтому мне кажется, что этого не случится. Для калининградцев Гданьск должен остаться самым близким и соседским городом.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU




Комментарии