Как секс в 1986 году

8 Октября 2017
Как секс в 1986 году

Государственная телерадиокомпания «Калининград» радикально поменялась при своем новом директоре Николае Долгачеве. Шоу «30 минут» в минувшую пятницу, где был устроен разбор нашумевшей ситуации с письмом и преподавателем БФУ, — это как раз плод реформ нового руководства. Раньше у регионального филиала ВГТРК не было в сетке вещания ничего, что по нагнетаемому градусу истерики так напоминало шоу на федеральных телеканалах. Сейчас эту роль играет «30 минут» — робкая попытка клонирования федерального шоу «60 минут» с телеканала «Россия 1». 

Выпуск в пятницу 6 октября гипотетически сулил телеканалу большие просмотры: должны были обсуждать тему с публикацией анонимного письма с обвинениями преподавателя БФУ Анны Алимпиевой. Некий студент написал письмо, где сообщалось о том, что в университете вместе с социологией студентам прививаются «чрезмерная толерантность к гомосексуализму, оппозиционный настрой к нынешней власти, идея независимости Калининградской области от Москвы». Письмо опубликовал портал “Ньюсбалт”. Никаких доказательств студент не приводил, а комментарии у самой Алимпиевой редактор СМИ Андрей Выползов даже не пытался взять (подробнее об этом можно прочитать здесь)

Афиша RUGRAD.EU посмотрела шоу и выяснила, что было не так с этим выпуском и почему не получилось нормальной дискуссии.


Странная роль второго плана

Пока у местного телевидения не получается создать «информационное оружие» такой же силы, как у федеральных коллег. Несмотря даже на щедрое финансирование из регионального бюджета. Хотя бы потому, что в Калининграде пока нет такого количества экзальтированных персонажей, готовых ради личного пиара или какой-то маниакальной идеи превратить любую дискуссию в настоящую остросюжетную драму. У ГТРК «Калининград» даже с составом гостей возникают проблемы. Против БФУ, к примеру, позвали выступать старшего преподавателя КГТУ Вадима Ячменева. В своем университете он читает курс «Металлические конструкции и сварка». На сайте КГТУ перечислены основные работы преподавателя (их всего 3, и все написаны в соавторстве). Это «Проектирование и расчет стальных балочных клеток», «Натурные испытания мостовых конструкций» и работа, посвященная одноэтажным промышленным строениям из стальных конструкций. Почему в эфире телеканала Ячменев вдруг стал экспертом по проблемам социологии — совершенно непонятно.

Бойкий седобородый старичок в джинсовой жилетке играл роль этакого разгневанного «гласа народа». Точнее, «народа», как его представляют сценаристы телевизионных шоу: то есть такой немного карикатурный образ разгневанного на весь современный мир пожилого человека. Больше 30 минут передачи этот герой молчал, задумчиво поглядывая на спорящих. Но потом ведущим удалось завести и его. «Я технарь из КГТУ. И не секрет, что БФУ это... Ну, до БФУ доходят гранты. Те же западные. А есть пословица: «Бойся данайцев дары приносящих». Естественно, было бы очень удивительно, если бы немцы или кто-то там посредством какого-то влезания там в какие-то области не пытались там эту тему поднять...», — начинает говорить он, активно жестикулируя, как пловец, собирающийся нырнуть на дно.


Представители БФУ убеждали его, что он руководствуется слухами и старой информацией. «Хорошо, не гранты, а симпозиумы», — был невозмутим Ячменев. Кажется, что сам факт, что у БФУ есть международный опыт сотрудничества, наталкивал его на какие-то подозрения. Потому что ничего плохого в международном сотрудничестве технарей нет, а вот «в философии можно влиять на мозги». «А вот с философией тут можно так заблудить это самое...», — выдавал он очередное наблюдение.

Еще Вадим Ячменев — поэт. Упоминания о его выступлениях можно даже найти в интернете. И для финала программы он приберег отрывок собственного стиха со строчкой: «Да здравствует Калининградская область, неотделимая часть России».


По-прежнему неизвестен

В эфире телеканала так и не показали студента, написавшего письмо. Появление самого человека, с которого вся эта история началась, могло бы укрепить позиции  “Ньюсбалта”. «Мальчик был и, безусловно, был», — обещал в самом начале программы журналист Андрей Выползов. Впрочем, как и в случае с опубликованной анонимкой, существование недовольного Алимпиевой студента по-прежнему можно принимать только на веру. Имя студента сохранили в тайне (для удобства его называли Виктором). В студию его не позвали, вместо этого с ним осуществлялась аудиосвязь. Зрители даже не знают, на каком курсе учится герой, на какой специальности и сколько ему лет. Известно только, что социологию он больше не изучает. Вся история с лекциями, которые вывели молодого человека из себя, происходила в 2015–2016 годах. Почему он принес письмо в СМИ только сейчас, у него никто уточнять не стал.

Еще один гость программы — Алексей Крячков (его представили как журналиста, ранее он был пресс-секретарем местного отделения «Единой России») — цитировал пункт 4 статьи 49 ФЗ «О СМИ», где журналисту ставится в обязанность сохранять конфиденциальность своего источника (у него даже были распечатки документа). Но цитирование нормативно-правового акта получилось слегка кастрированным. Про пункт 2 этой же статьи (который обязывает журналиста проверять достоверность информации) Крячков забыл. Может быть, эта часть статьи просто не влезла в его распечатки. Примечательно, что Крячков в настоящее время работает как раз редактором шоу “30 минут”.


«Мне очень не нравится та позиция, которая внедряется нам в головы. Прозападная. Антироссийская. Позиция поддержки ЛГБТ-сообщества, поддержка оппозиционных движений», — безапелляционным тоном вещал студент. Доказательств у него никто не требовал. Проректор БФУ по социальным коммуникациям Ефим Фидря предложил таинственному Виктору прийти к руководству университета, чтобы перевести диалог в конструктивное русло. Тому это делать не очень хочется (студент говорил, что опасается «репрессий), но обещал подумать.

На шоу, впрочем, пугали, что этот студент не единственный. Есть и другие недовольные. Но они побоялись прийти в студию.


Сексуальная революция

Никакой конструктивной дискуссии между двумя сторонами в эфире ГТРК “Калининград” не случилось. Кажется, нападавшим на БФУ гораздо больше нравилось обсуждать ЛГБТ и сексуальные свободы, чем проверять, справедливы ли обвинения в отношении Алимпиевой (университет сейчас проводит собственную проверку, но она еще не закончена). Региональный телеканал явно работал в этот вечер по тому же сценарию, что и некоторые федеральные СМИ: гораздо важнее бросить что-то острое про сексуальные меньшинства, про Запад, который желает России зла, про либерализм. И тогда фокус дискуссии сместится в нужное русло. Но такие тезисы, конечно, гораздо лучше удаются какому-нибудь Владимиру Жириновскому, чем Андрею Выползову.

«В 90-е годы нам сделали, как говорится, вакцину западную, так называемых «европейских ценностей»... И это все смешано: свобода в сексе и свобода в политических знаниях. Либерализм, широко понимаемый... И сейчас мы расхлебываем...», — пытался ораторствовать редактор “Ньюсбалта” и корреспондент агентства Regnum. Но представить его во главе колонны пересмотревших телевизор воинствующих домохозяек всё равно было крайне сложно.


Почему-то эта зацикленность на теме секса проявлялась даже при объявлении рекламных пауз. «А вы помните знаменитый телемост «Ленинград – Бостон»? 86-й год. Такая известная фраза: «У нас секса нет». А кто-то в студии поправил: «У нас секс есть. У нас рекламы нет». А у нас реклама сегодня есть. Реклама», — сообщил ведущий Виталий Хвалей, показывая в камеру оттопыренный большой палец.

«Андрей, вы ведь не обвиняли учебное заведение в чем-то? Вы ведь поступили как журналист, который увидел для себя действительно интересную тему, — давал подсказки вкрадчивым голосом ведущий уже после небольшого перерыва. И тут же спросил Выползова, почему нельзя допускать пропаганду ЛГБТ.

Конечно же, это был сигнал к действию, чтобы с новой силой накинуться на погибающую Европу, где размыты понятия Родины и семьи, что сейчас идет переформатирование молодежи, «чтобы они чувствовали себя свободными вообще», а потом наступит «свобода во всем: и в половых отношениях, и в политических». И слово «свобода» тут явно звучало в негативном контексте.

«Не зря в этой системе свобода секс-меньшинств идет рядом с либеральными взглядами… Что ты вот как бы должен быть свободный… А что такое либеральные взгляды? И что такое понятие свободы в нашем регионе? Это очень тонкий и острейший инструмент. Если у нас студенты начнут мыслить о том, что мы можем стать свободными… В том числе и в политическом плане, то это уже очень серьезно», — строил свою теорию Андрей Выползов. Но его философские размышления напугали даже ведущего, который предположил, что журналист не совсем верно выразился.

Вадим Ячменев тоже пытался не отставать от хода этого спектакля и рассуждал, что ЛГБТ — это «маленькая психическая ненормальность». Разговор про сексуальные меньшинства действовал на преподавателя металлических конструкций и сварки, как красная тряпка на быка. «Не надо мне лично навязывать, чтобы я ходил с этим флагом там радужным… Если ты ЛГБТ, то сиди в клубе. Собрались там, делайте свои дела. Не надо это выпячивать. Как вот Запад там», — кипятился мужчина, снова активно жестикулируя и показывая руками, как он ходил куда-то с флагом, вспоминая про светлые времена, когда представители ЛГБТ сидели почему-то в подвалах.


Странный хэппи-энд

Обсуждения ЛГБТ и секса — это самый яркий момент шоу «30 минут». После него уже можно было забыть и про студента, и про Анну Алимпиеву, и про всё остальное. Получился не самый плохой хоррор для обывателя (у федералов всё равно пока получается лучше и страшнее). Но чем больше в эфир напускается этого пугающего конспирологического тумана про тайных эмиссаров, которые при помощи ЛГБТ-пропаганды меняют сознание местной молодежи, тем меньше инфернальная привлекательность у этих образов. Можно рисовать зрителю какой-то страшный мир, где «патриотических журналистов» беспощадно травит в интернете интеллигенция, но когда-нибудь участники такого шоу, сами того не понимая, договорятся в эфире до одной простой и понятной мысли: все эти ужасы существуют только в их сознании, а в реальном мире их нет. В конце концов, спектакль не может длиться вечно. А зрители устанут наблюдать, как по сцене скачут выдуманные персонажи.  


Но на таких шоу пока еще положен хэппи-энд. Закончили стороны тем, что городу надо учиться цивилизованной дискуссии и нужна какая-то площадка для обсуждений. Про то, что тезисы письма так и не были доказаны, а вот серьезные обвинения были брошены, старались не вспоминать.

«Я старый солдат информационной войны. Уже не раз был ранен. Никаких переживаний, негативных эмоций, которые там где-то у меня осели, этого нет», — улыбаясь, закончил Выползов.

Почему нельзя было устроить эту «цивилизованную дискуссию» до публикации письма с конкретными обвинениями в сторону преподавателя, никто не ответил.


Текст: Щеголев Алексей
Фото: скрины программы "30 минут" на канале ГТРК "Калининград"




Комментарии