«И снова седая ночь...»

7 Мая 2015
«И снова седая ночь...»
Впервые акция Ночь музеев состоялась в 1997 году в Берлине. У мероприятия тогда читался довольно четкий посыл: музеи это не какие-то хранилища, где в хаотичном порядке разбросаны экспонаты различных эпох, а вполне современные площадки, которые могут быть интересны и тем, кто обычно не является завсегдатаем выставок и экспозиций. Организаторы максимально старались стереть границы между экспозицией и клубной тусовкой, показать, что особой разницы на самом деле между этим нет. Проект, судя по всему, оказался удачным. К нему стали присоединяться другие европейские музеи. Россия к Ночи музеев присоединилась с заметным опозданием, но присоединилась надолго. Настолько надолго, что в этом году в Калининграде должна пройти уже десятая, юбилейная Музейная ночь (в нашем регионе мероприятие называется именно так). Афиша RUGRAD.EU попыталась разобраться, как будет устроена юбилейная Музейная ночь и чем она отличается от девяти предыдущих.

Лучше всего про идеологию калининградской Музейной ночи говорит тот брифинг, который провели организаторы. Начала его министр культуры региона Светлана Кондратьева с торжественного награждения. Заместителю директора историко-художественного музея вручили памятную медаль от организационного комитета празднований Победы. Все долго возились с коробочками, восхищенно рассматривали награды. «Я не воспринимаю медаль как персональную... Такая мощная поддержка всех наших мероприятий от министерства культуры...», – рассыпалась в благодарностях награждённая. Получил памятный набор от оргкомитета и сам историко-художественный музей. Его директор Сергей Якимов, казалось бы, искренне этому факту удивился и  заявил, что и не знал о том, что министерство их выдвинуло. «Список был сформирован по поручению губернатора», – ожидаемо поправила его министр. Все дружно аплодировали в ответ. Потом начали благодарить тех, кто «стоял у истоков» мероприятия. Аплодисменты не смолкали. В этих награждениях, аплодисментах и взаимных благодарностях, конечно, ничего плохого нет. Но вот только образ министра, мучающейся с неудобной наградной коробочкой, которую никак не удавалось открыть, навевал какие-то невеселые мысли от партсобраниях времен Советского Союза: там тоже кого-то награждали, вспоминали тех, кто стоял у истоков, наверное, так же мучились с коробочками, а награждённые отвечали что-то в духе «это не я, это партия». Одним словом данная картинка плохо коррелирует с берлинским андеграундным клубом, который на одну ночь превращается в музей, или с музеем, который на одну ночь превращается в андеграундный клуб. Начинает складываться ощущение, что местная Музейная ночь – это история совсем не про это.

Притом, когда сталкиваешься с программами юбилейной Музейной ночи, то это ощущение только усиливается. Светлане Кондратьевой вопросы про программу (точнее про то, чем юбилейная Ночь отличается от предыдущих девяти) совсем не понравились. «Что вы понимаете под словами "традиционный формат"», – пыталась ответить вопросом на вопрос министр. И даже уточнение, что коллективы Драмтеатра или Музыкального театра из года в год кочуют с одной площадки на другую, министра с толка сбить не могло: «У нас нет понятия «коллективы Музыкального театра», – завелась министр, – есть солисты. А солисты Музыкального театра сейчас новые. И тема этой ''Ночи'' совершенно другая. Поэтому нельзя говорить о том, что тема может повториться. Все выставки другие, новые».
Министр считает, что Музейная ночь со своей задачей справилась. То есть демократизация местных культурных площадок всё-таки произошла. Её поддерживает Сергей Якимов из историко-художественного музея. Логика, впрочем, у него немного странная. Директор музея говорит, что студенты в «мирное время» в их культурном учреждении – редкие гости. Зато когда начинается Музейная ночь, то они «впервые видят студентов в таком количестве». «Мы наблюдаем за теми, кто приходит на Музейную ночь. Нам очень интересно, что молодые люди (которых к нам обычно никак не привести) стоят у каждой витрины, читают каждый стенд, ходят за нашими экскурсоводами». Кто-то находил другие оправдания. Директор Фридландских ворот Марина Ядова вспомнила, что проект рассчитан на молодежь. За 10 лет это молодое поколение выросло, а вместо него пришло новое. Так что если где-то есть какие-то повторы, то не страшно, потому что это уже совсем другая аудитория.

Тема у Музейной ночи в этот раз действительно другая. Точнее, их даже две: юбилей Победы в Великой Отечественной войне и Год литературы. С Победой у музеев действительно получилась достаточно плотная спайка. То есть очень сложно найти программу, где бы не было фронтовых песен, тематических экскурсий, экспозиций или спектаклей. Спектакль «А зори здесь тихие...» будет, к примеру, идти сразу на двух площадках. Музей янтаря завлекает посетителей мастер-классами по сборке оружия, а в финале Музейной ночи там должны водрузить красное знамя Победы над своей башней.
В историко-художественном музее концертная программа называется «Идет война – до песен ли?!». Но, несмотря на такую интригу в названии, с полной уверенностью можно утверждать, что песни там всё-таки будут. Кто-то как может пытается показать себя современным. На площадку Фридрихсбургских ворот неожиданно привозят экс-голкипера футбольной сборной России и московского «Локомотива» Руслана Нигматуллина. «Сейчас он себя посвящает искусству», – пояснила представитель музея. На самом деле Руслан Нигматуллин после завершения спортивной карьеры стал диджеем и даже достаточно часто играл в местных клубах. Но почему-то всё равно звучит «посвящает себя искусству»: может быть, чтобы не сбивать общий пафос мероприятия. Объединяющую тему всех программ здесь назвали «Везде я слышу море». Что тоже, наверное, отсылает к советской тематике. В таком духе раньше называли книги о героических моряках, которым предстояло выстоять тяжелую ночную вахту. Дул холодный ветер, судно качало, но они всё равно выдерживали, потому что бы иначе книгу бы про героического моряка не напечатали.

Всё это, конечно, что-то чудовищно напоминает. Например, программу Музейной ночи в прошлом году. Да, песни были другие и про победу в Великой Отечественной тогда столь активно не вспоминали, однако возникают мысли о самоповторе. Городской зоопарк, к примеру, перенесёт в эту ночь своих посетителей в атмосферу 50-х годов («когда в стране царило время больших надежд и смелых фантазий»). И тут можно вспомнить, что в прошлом году музей янтаря тоже пытался отмотать время назад и вернуться в эпоху советского НЭПа. Зоопарк опять распахнёт перед посетителями свои святая святых. Зрителей вновь проведут во внутренние помещения зоопарка, а директор культурного учреждения – Светлана Соколова – ещё и обещает какое-то таинственное «личное знакомство со слоном».

Нововведения на этой Музейной ночи, конечно, есть, но они могут показаться достаточно условными. В этом году в акции участвуют 20 музейных площадок (10 городских, 10 областных). Это исторический максимум. Есть, конечно, в программе Музейной ночи в этом году и некое новаторство. К акции, к примеру, впервые присоединится музей-квартира Altes Haus. Но участие у него получается пока достаточно условным. Поскольку музей находится в жилом здании, это накладывает на его программу сильные ограничения: закончить действо, согласно закону, нужно к 22:00. Программа разбита на 4 сеанса, каждый из которых сможет у себя вместить до 15 человек. «Мы ненастоящие сварщики, а ещё только в маске ходим. В первый раз участвуем. Мы бы хотели пропустить через нашу квартиру 3 тысячи человек, но боюсь, нашим соседям не понравится, и наша деятельность на этом закончится. Но хочется же тоже поучаствовать, хочется тоже быть музеем… », – признаётся директор этого музея Александр Быченко.
ГЦСИ как всегда готовят то, что выбивается из формата танцев с ряжеными аниматорами. Хотя сами представители музея и говорят, что это будет «умно, сложно и, возможно, занудно». В частности, там планируется видеоинсталляция, где задействован сводный хор людей и механических домкратов, а также очередная рефлексия на тему региональной идентичности и янтаря. Но современное искусство в Калининграде почему-то всегда существовало в Калининграде на правах этакого небольшого интеллектуального «гетто для своих». Так что на общую картину это тоже повлиять не может. Среди новичков Музейной ночи ещё и Музей пограничного управления ФСБ России. Но он тоже будет работать по своему особому расписанию (военные всё-таки), а не как остальные музеи – всю ночь.

Единственно, какие перемены точно не пойдут на пользу Музейной ночи, так это цены за билеты. Тут, впрочем, всё удалось оставить так, как и было. Единый билет по-прежнему будет стоить 450 рублей. «Нас всегда сравнивали с Москвой и Петербургом, но финансовые возможности у субъектов разные», – как будто бы оправдывалась Светлана Кондратьева за то, что Музейная ночь снова будет платной. И тут, конечно, кроется главный аргумент организаторов. Можно долго говорить о том, что формат слишком уж консервативный, что в 2015-м году название «Везде я слышу море» смотрится как-то странно, а Руслан Нигматуллин за пультом – это вовсе не доказательство актуальности мероприятия. Но в ответ наверняка услышишь, что и в прошлые разы билеты были проданы подчистую, а в этом году, хотя продажи еще не начались, телефоны уже обрывают. И возразить пока на это нечего. Только разве что смотреть, как в столице люди в рамках местной Музейной ночи посещают выставку картин Сергея Шнурова или музей секса (где понятно, какие экспонаты), и размышлять о том, сумеет ли бывший голкипер сборной демократизировать пространство Фридрихсбургских ворот.

С полной программой Музейной ночи можно ознакомиться здесь.


Текст: Алексей Щеголев



Комментарии