«Гусевская реинкарнация Фурцевой»: чем запомнилась Светлана Кондратьева

13 октября 2016
«Гусевская реинкарнация Фурцевой»: чем запомнилась Светлана Кондратьева

На этой неделе стало известно, что структура областного правительства меняется. Новый врио губернатора Антон Алиханов решил объединить министерства культуры и туризма в единое ведомство. Аппаратная судьба министра культуры Светланы Кондратьевой и главы минтуризма Андрея Ермака пока не очень понятна. Но источники говорят, что госпожа Кондратьева не будет возглавлять новое министерство. Афиша RUGRAD.EU попыталась перечислить, чем запомнилась державшаяся на посту министра на протяжении 6 лет Светлана Кондратьева.


«Шептала на ухо Цуканову»

В областном правительстве Светлана Кондратьева оказалась в 2010 году, куда ее привел только что назначенный губернатором Николай Цуканов. В министерском кресле она сменила Михаила Андреева, ушедшего на пост художественного руководителя Драмтеатра. Если поделить всех цукановских министров на условные политические касты, то Светлана Кондратьева относится к так называемым «гусевским» (или, как их еще называют, «сельским»). В отличие от других членов команды Цуканова, перевезенных с политической родины экс-губернатора, Кондратьева за 6 лет благополучно пережила все внутренние чистки правительства.

Очевидно, что в результате кадровых перестановок кресло начальника нового министерства Светлане Кондратьевой получить не удастся. В настоящий момент врио министра культуры находится в отпуске. Как пояснила в разговоре с Афишей RUGRAD.EU ее заместитель Елена Кошемчук, новости о возможной отставке начальницы они сейчас узнают исключительно из прессы.

В этот уик-энд в Калининграде стартуют ежегодные Дни литературы — важное для местного минкульта мероприятие. Учитывая, что министр именно в это время неожиданно оказалась в отпуске, это может означать только то, что новое ведомство она вряд ли возглавит. Один из собеседников Афиши RUGRAD.EU рассказал, что новый глава региона Антон Алиханов при личной встрече просил дать оценку деятельности Светланы Кондратьевой. «Я сформулировал, что она очень энергичная женщина, но наша элита несколько другого человека представляет на этом посту», — пояснил источник. По его словам, проблема Кондратьевой заключалась в том, что она не мыслила стратегически. «Я не говорю сейчас про ее работу в качестве бюрократа или функционера. Что касается  бюрократической истории, то здесь та энергия, эффективность... Все, в общем-то, было [хорошо]. Но вот стратегия понимания, куда мы ведем нашу культуру (если куда-то ведем), у меня лично не было», — говорит он.

Пока деятели культуры и менеджеры, работающие с ивентами в этой сфере, пока не определились относительно слияния министерства культуры и туризма. Председатель местного отделения Союза российских писателей Борис Бартфельд называет реорганизацию «не очень удачной идеей». «Особенно если на первое место будет поставлен туризм. Это несопоставимые ресурсы и собственности», — замечает он.

Примерно о том же говорит и другой собеседник RUGRAD.EU — менеджер, работающий в сфере культуры. «Тот процесс, который прошел с момента появления Ермака в министерстве по туризму, те результаты, к которым он пришел, показывают хорошую динамику развития. И я очень боюсь, что она может застопориться. Когда их [ведомства] объединят, придется заниматься вопросами культуры. Это не просто вопросы «духовные», а вопросы очень конкретные. Это более трех тысяч муниципальных учреждений. Я понимаю, что очень много тут зависит от личности Ермака, а не всей команды. Я боюсь, что министерство утонет в этой рутине», — говорит он. Впрочем, менеджер считает, что в слиянии министерств есть и позитивные стороны. У министерства по туризму, по его словам, был «смехотворный бюджет», если сравнивать его с минкультом. «Что касается правильного распределения денег, то это, конечно, большой плюс. Я думаю, что большое количество средств будет распределяться более продуктивно. Насколько я помню, в этом году у министерства по туризму бюджет был 105 млн руб. Это просто смешно», — замечает он.

В последнее время ведомствам Светланы Кондратьевой и Андрея Ермака часто приходилось заниматься смежными вопросами. Точкой преткновения для двух министров стал событийный туризм. К примеру, Андрей Ермак был вынужден сначала продвигать мировой чемпионат фейерверков, а потом извиняться за его первые итоги. Хотя большие публичные мероприятия, организованные не без помощи регионального правительства, формально попадают и под сферу министерства культуры. Как рассказали RUGRAD.EU, между Ермаком и Кондратьевой всегда вспыхивали конфликты. «У них были противоречия во взглядах на развитие. Если Ермак уверен, что идея правильная, то он будет настаивать. Он к Цуканову по 5 раз ходил», — рассказывает один из собеседников издания. 

Впрочем, молодому министру, несмотря на настойчивость, не всегда удавалось выходить победителем из этих аппаратных схваток. Проблема заключалась в том, что, в отличие от Кондратьевой, он не входил в круг ближайшего окружения Николая Цуканова. «Светлана Анатольевна шептала Николаю Николаевичу на ухо... Был ближний круг, «гусевские», в который Ермак не входил, и он [губернатор] их слушал. Ермак ходил, искал поддержку у тех, кто хоть что-то может сказать [губернатору] по этому поводу. Агеева (бывший министр туризма в правительстве Николая Цуканова. — Прим. ред.) так не делала. Она приходила один раз, ей говорили «нет», она уходила: «Ну, Николай Николаевич против, я здесь ничего поделать не могу», — рассказывает собеседник RUGRAD.EU.


«Конформизм как секрет выживания»

Секрет аппаратной выживаемости министра культуры, скорее всего, заключался в том, что Светлану Кондратьеву вряд ли можно было назвать «внутренней оппозицией», затаившейся в здании на Дмитрия Донского, 1. Во всяком случае, когда у бывшего главы региона появлялся какой-то свой интерес в сфере культуры, то глава ведомства в открытую полемику с ним не вступала. В 2015 году в Светлогорске заработал Театр эстрады — большой объект, который быстро начал требовать от бюджета дополнительных вложений. Тогда же выяснилось, что в «Янтарь-холле» работают странные схемы организации концертов: администрация комплекса вместо того, чтобы искать промоутеров и сдавать им зал в аренду, начала заключать договоры напрямую с артистами и их агентами. Фактически в этой ситуации, если бы концерты вдруг оказались убыточными, все риски нес бы региональный бюджет. Руководитель региональной приёмной «Трансперенси Интернешнл – Россия» Илья Шуманов назвал эту схему «игрой в казино на чужие деньги». История получила общественный резонанс. Николай Цуканов вынужден был оправдываться и обещал наказать руководство театра, если вдруг концерт Александра Градского и шоу «Голос» не состоятся (за выступление Градскому должны были заплатить 2,1 млн руб.). Светлана Кондратьева эту историю не комментировала. Хотя «Янтарь-холл» подчинен именно ее ведомству и приказ о назначении руководителя подписывала именно она.

Потом на сайте правительства был опубликован проект изменений в региональную программу «Развитие культуры». Согласно поправкам, увеличивались расходы регионального министерства на организацию концертов и спектаклей в 2016 году (виной этому отчасти был Театр эстрады). Зато сокращалось финансирование на проведение творческих конкурсов для учащихся профильных учреждений и одарённых детей, которые участвуют в программах дополнительного образования по художественно-эстетическому профилю. Министр вновь не прокомментировала эту ситуацию.

За все время работы в кабмине у Светланы Кондратьевой не было крупных публичных конфликтов или медийных врагов, которые могли бы сильно подпортить её карьеру. Отчасти ее, конечно, вновь подставил Николай Цуканов. Весной 2015 года с поста руководителя Кафедрального собора был уволен Игорь Одинцов. По документам ответственным за его увольнение был региональный минкульт. Увольнение Одинцова, как и ожидалось, вылилось в скандал: почетный гражданин Калининграда, которого уволили по формальным причинам из-за возраста, быстро превратился в одного из самых рьяных критиков команды Николая Цуканова. Правда, Светлане Кондратьевой в этой внезапной короткой войне досталось меньше, чем ее шефу: Одинцов сразу заявил, что за его увольнением стоит губернатор. Радиостанция «Русский край», которая в тот момент стала рупором практически для любой антицукановской позиции, потом еще по инерции продолжала критиковать главу культурного ведомства за «недостаток патриотизма»: последний раз министру досталось за то, что она появилась на открытии музея Altes Haus.


«Реинкарнация Фурцевой»

Основная критика противников министерства была сосредоточена на фестивале «Территория мира» — главном детище Светланы Кондратьевой за 6-летний период ее пребывания в областном правительстве. Фестиваль — совместный продукт регионального министерства и московской телекомпании «Ага» — появился в 2012 году. С тех пор министерство регулярно и даже в кризисные годы находило в областной казне деньги на его проведение. Более того, Кондратьева была уверена, что раз «Территории мира» не обрубили финансирование при Евгении Зиничеве, значит, бюджетные траты сохранят и в следующие годы.

Видимо, бесперебойное финансирование со стороны областной казны и было главным объектом раздражения и зависти. Одним из наиболее заметных критиков фестиваля являлся промоутер Андрей Феокстистов, организатор фестиваля «Калининград in Rock». «Нельзя доверять культуру такого региона человеку, который в ней ничего не понимает. В период ее правления мы лишились концертных залов и ничем их не восполняем. Нет никаких планов и стратегий, все заморожено. Кроме ее "Территории мира", которая никому не нужна, в культуре ничего не происходит. У нее есть ДКМ, мы попросили этот зал. "Да вы что, рокеры? Они же все разнесут!" Она вообще из какого века пришла? У меня такое ощущение, что это реинкарнация Фурцевой в таком маленьком региональном масштабе», — такую оценку деятельности Светланы Кондратьевой давал промоутер в 2013 году.

Один из собеседников RUGRAD.EU отмечает, что те мероприятия, которые министр считала «своими», получали куда большее финансирование, чем другие ивенты. «Для того чтобы добиваться тех сумм, о которых идет речь, надо вокруг них ходить, с ними жить и так далее. Но хотелось бы, чтобы это распределение происходило иначе. Не так штампованно... Понятно, что есть некие приближенные люди, а есть все остальные, на которых максимальный грант — это 200 тыс. руб.», — говорит он.

«Территория мира» действительно многое говорит о мировоззрении главы регионального минкульта и о том, почему «элита» хотела бы видеть на этом посту другого человекавах.jpg. Поначалу «Территория мира» позиционировалась как фестиваль аутентичный культур разных стран: на острове Канта выступали барабанщики из Копенгагена, латвийское трио виолончелистов Melo-m, которые приглянулись калининградским промоутерам, и в регион их возили потом уже самостоятельно. Но потом «Территория мира» стала давать уверенный крен в сторону различных государственных ансамблей и хоров, а также всего того, что можно было бы назвать «симулякром русской народной культуры с кокошником наперевес». В лайн-ап последнего фестиваля попала даже Надежда Бабкина. Но в последний момент ее заменили на Екатерину Шаврину. Впрочем, разница между этими артистками не столь очевидна. У Шавриной в репертуаре есть залихватские, почти разбойничьи песни под гармонь, прекрасно подходящие для пьяного, купеческого разгула в каком-нибудь кабаке, и тихие баллады про «сладкий воздух Родины» и отражающуюся в речке «ромашковую Русь». Русская культура в представлении организаторов выглядела как-то так: с гармошкой, разухабистыми танцами а-ля Комаринский и миниатюрным куполом Собора Василия Блаженного на голове.

«Народ можно растить, а можно опускаться до его уровня, — отвечает один из собеседников Афиши RUGRAD.EU на вопрос о минкультовском фестивале. — И это разница».

На последней «Территории мира» присутствовал и Антон Алиханов (тогда еще в статусе врио председателя правительства). Со сцены он говорил про фестиваль только хорошее и притворно жаловался на то, что потратил свою зарплату в «Городе мастеров», а впереди у него выходные, и теперь непонятно, как жить. До выступления звезды вечера Шавриной молодой чиновник не дотерпел: вместе со смеющимся Александром Ярошуком Антон Алиханов удалился с мероприятия.


«Министр сохранения»

Среди деятелей культуры есть и безусловные защитники Светланы Кондратьевой. Борис Бартфельд уверенно называет Кондратьеву «одним из лучших министров культуры». «Есть два периода, — говорит он. — Начальный и второй. Когда она пришла вместе с Цукановым, то не была готова к выполнению этих обязанностей. Но быстро набрала. Она оказалась очень хваткой и обучаемой. Можно ее не любить за то, что она сама не является представителем какого-то направления культуры. Но опыт показывает, что, когда во главе министерства становится крупный деятель культуры, это полная беда».

Бартфельд вспоминает, что, несмотря на нехватку у министерства ресурсов — и людских, и финансовых, — использовались они во времена Кондратьевой эффективно. В результате в Калининграде произошла «большая активизация культурной жизни». Причем произошла эта «активизация», как настаивает председатель Союза российских писателей, в самых разных направлениях. «Если мы возьмем фотографов, то они очень сильно продвинулись за эти 5 лет. Я имею в виду не только то, что они получили те же «Ворота», но и биеннале (имеется в виду выставка «Фотомания». — Прим. ред.) получала в эти годы нормальное финансирование. Калининград в этом плане выглядит на европейском уровне». Среди заслуг Светланы Кондратьевой Борис Бартфельд также вспоминает федеральные деньги, которые удалось получить на ремонт историко-художественного музея. «Получить такой ресурс для проведения капитального ремонта — это очень серьезное дело», — настаивает он. Он также вспоминает, что при Кондратьевой у него была возможность пригласить в регион любого писателя, который «в состоянии передвигаться».

Сама Светлана Кондратьева одной из своих заслуг называет то, что ей удалось сохранить за эти 6 лет все крупные мероприятия, проходящие в регионе. Ни одно из них не было сокращено.

В своем последнем интервью, которое Светлана Кондратьева дала местному ГТРК, министр вполне ожидаемо благодарит Николая Цуканова за помощь, соглашается, что не все библиотеки справляются со своими функциями, но тут же добавляет, что она «не сторонник закрытия, а сторонник реформ». Кондратьева рассказывает, что лучше переобучить или даже заменить специалистов, которые работают в сельских библиотеках, но закрывать культурные учреждения не следует.

«Способна ли культура, на ваш взгляд, растапливать ледок недоверия?» — спрашивает в конце программы ведущий у Кондратьевой, намекая на напряженные отношения с Евросоюзом. Светлана Анатольевна с легкостью бьет и эту карту. Министр рассказывает о международных проектах филармонии, вспоминает те же библиотеки, которые «работают с нашими друзьями из соседних стран».

«Культура — это базис мирных отношений. Это демонстрация культуры наших стран, и делить нам в данном случае нечего», — нравоучительно говорит в конце передачи Кондратьева. «Ледок недоверия» министр, может быть, и не растопила. Но во всяком случае в имперский пафос, в отличие от других чиновников, впадать не стала.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU, facebook.com




Комментарии