«Гитарное диско, электронный постшансон и хип-хоп из Балтрайона»: какую музыку играют калининградские музыканты

5 ноября 2014
«Гитарное диско, электронный постшансон и хип-хоп из Балтрайона»: какую музыку играют калининградские музыканты
Афиша RUGRAD.EU попыталась составить список наиболее интересных калининградских музыкантов и поговорила с ними об их новых пластинках, денежных проблемах и перспективах развития.


HandPlayHouse

handplay-1.jpg

Кто это: Одни из главных героев калининградской инди-волны, которые на 3 года из поля зрения куда-то запропастились. Вернулись из творческого отпуска HandPlayHouse с новым лонгплеем из 12 песен «о радости, грусти, любви и мечтах» (есть даже один своеобразный «медляк») при том под все это, как уверяет сама группа, можно с равным успехом и танцевать. Вся музыка создавалась самыми минималистичными средствами (гитара, бас, барабаны), а писалась пластинка и вовсе на чердаке, из-за чего альбом с ходу получил ярлык «garage-rock». Гитарных боевиков здесь, на самом деле, действительно хватает: что Meatman про какого-то не самого приятного обществу персонажа, что Everybody, которая вообще стартует с «прямой бочки». Послушать дебютную полнометражную пластинку HandPlayHouse можно здесь и здесь же ее можно приобрести всего лишь за доллар. Все деньги от выручки пойдут, как сами музыканты уверяют, на благотворительность.


Дмитрий Баранюк

димон1.jpgУ нас не было места, где записаться, и барабанщик сказал: «Давай у меня на чердаке». Я даже как-то не задумывался: чердак это или не чердак. Там ковры, диван – уют какой-никакой. Зачем писаться в студии? У меня самого была студия, я сам могу записываться. Зачем кому-то платить по 600 рублей в час? Что мы за этот час сделаем? Мы только бас писали столько же, сколько гитары и барабаны вместе взятые.

Я же старпер, я не слежу за трендами. Я подумал, что мы именно так должны звучать, что именно так эта музыка должна выражаться. Если ее прилизать, то это, конечно, по-другому будет звучать, но это уже будет не HandPlayHouse. HandPlayHouse – это сам по себе такой «грязноватый» проект. Проект а’ля 2008 год. В 2008 году такая музыка была в новинку. Но все-таки мы ее делали так, чтобы было понятно, что мы играем, чтобы ее можно было расслышать. Музыка все-таки не такая простая.

Конечно, можно было альбом лучше сделать. Если этому посвящать все время, если у тебя нет никаких проблем, если тебе не надо зарабатывать деньги, ты просто тогда идешь в студию, садишься там в 9 утра и в 6 утра заканчиваешь. А тут приходилось еще чем-то постоянно параллельно заниматься.

Ну, как сказать дэнс-рок это или не дэнс-рок? Если дэнс-рок, то немного замысловатый. Какие-то песни можно слушать улыбаясь, а какие-то наоборот дают почву задуматься. Конечно, это угар в каком-то смысле… Но он больше предназначен для индивидуального прослушивания. Есть и печальные песни: где-то поплакал, где-то повеселился. В конце идет наш единственный медляк. На самом деле, там все песни в миноре, хоть настрой и позитивный.

Конечно, мы могли и электроники понапихать. Я там на клавишах поиграл, где мог. Но, конечно, там в основном гитарное звучание. Гитары – это то, что должно быть в этой музыке. Изначально HandPlayHouse – это же диско, сыгранное вручную. Хаус, сыгранный руками. Отсюда и название.

На самом деле, этот угар – это уже тяжело, тяжеловато его играть. Я, когда сочинял песню Everybody, веселился, пил и бацал на гитаре каждый день. А сейчас мне уже сложновато играть эти песни, они достаточно сложные. А тогда мне было очень весело: я вешал гитару, как The Strokes, повыше и фигачил.

Meatman – это такой персонаж… Я раньше по молодости любил упиваться, курить, а потом опять пить. Напиваться, одним словом, до такой вседозволенности. То есть, это такой тусовщик, которому все позволено. Опасный в общем-то человек, который нигде и никому не нужен. Если он приходит, то ничего хорошего от него не жди.

Если писать песни про политику, то тут нужен другой проект, больше для масс… Я наоборот хочу быть больше музыкантом, художником, который ценит именно то, как это все сделано изнутри. Музыка ради музыки.

В 2007 году в плане концертов в городе постоянно что-то происходило. Каждую неделю. У металлистов было что-то отдельное, у каких-нибудь модников – что-то отдельное, а у эмо – вообще постоянно. Пост-панк тусовки по вторникам собирались бухать. Тогда все этого хотели, а сейчас никому это не надо. Я вижу, что сейчас ходят молодые ребята – всякие панки – по городу. Может быть, когда-нибудь они этим займутся, опять все это расцветет и опять будет много концертов. Но мы уже к тому времени будем, как старперы.

Этот альбом в любом случае надо было выпустить. Он стоял такой надо мной с косой: «Выпусти меня! Запиши в конце концов!». Что с ним дальше будет? Будем играть концерты. Мы можем и по России поездить, но пока никто не зовет.

Мы сначала его хотели по доллару продавать, что бы нам хватало на провода и струны, но потом решили, что ерунда какая-то. Басист наш потом нашел какой-то счет детского дома. Я сначала над ним посмеялся: какая, типа, может быть благотворительность… Но потом мы все-таки решились.


«Южный Пакистан»

южный1.jpg

Кто это: Самый, может быть, интересный и самобытный калининградский хип-хоп проект. К заслуге музыкантов можно причислить хотя бы тот факт, что они равноудалены, что от примитивной пацанской лирики а’ля «АК-47», что от какого-то режущего глаза R’N’B-кича; да и вообще выглядят взрослей, умней и начитанней большинства штурмующих микрофоны рэперов (треки «Над пропастью во ржи» и «Норд-Ост» - прямое тому доказательство). Городской лирики, правда, группа не сторонится, так что в текстах можно запросто наткнуться на такие типичные калининградские топонимы, как «Вагонка», «Победка» и прочее. В 2013 году группа записала альбом «Отказ» и даже съездила в Питер. В 2014 году в активе команды появился совместный трек с лидером панк-группы ПТВП и поэтом Лехой Никоновым. Треки «Южного Пакистана» можно услышать здесь.


Дмитрий Джазовый

дима1.jpgКогда мы давно начинали рэп читать, то я жил возле Южного рынка, а мой друг жил там же в Балтийском районе, а его двор назывался «Пакистан». Мы так и решили группу назвать «Южный Пакистан». Песни сейчас уже изменили, но название менять не стали.

Песни про «Победку» и «Вагонку» - это стеб. Было хорошее настроение, мы просто встретились и решили порифмовать. Вот и все. Мы никогда над песнями долго не работаем, процесс обычно быстро протекает. Мы не сидим и не выдумываем: о чем бы нам песню написать. Как-то само все происходит, мы особо не напрягаемся.

Строчка «для тебя это ад, для меня –сказка» - это тоже про город. Просто есть куча мажоров, которые ездят на папиных машинах и очень этим гордятся. Рассказывают нам, как нам нужно жить. А нам от этого просто смешно. Мы так угораем: придешь ты к нам район… Если такой вот тип придет и скажет, что он на папиной машине ездит, то его не поймет никто. Для него это может обернуться адом в каком-то смысле.

Мы какие угодно песни можем делать. Я себя позиционирую как творческого человека, а не как рэпера. Я не знаю, почему именно рэпом стал заниматься. Мне нравится рэп, но я так же и кучу другой музыки слушаю. Я могу песню про что угодно написать, не обязательно про улицы. Я сейчас готовлю альбом, там про улицы толком ничего не будет.

Когда мы начинали, то ориентировались больше на андеграунд. В андеграунде мы, по сути, и остаемся: мы не получаем денег с концертов, не продаем диски. Мы просто угораем на микрофон – я бы это так назвал.

Леха Никонов всегда был для меня кумиром. «Кумир» - это, конечно, неправильное слово, но я этого человека всегда уважал за его творчество. Я вырос на его песнях и стихах, если бы не он, то, может быть, я бы ничего никогда не стал писать. Мы изъявили желание с Лехой записаться. Он сразу же согласился. Пришел, услышал песню, ему очень понравилось, и он сразу же ворвался и записал кучу дорожек. Он возле микрофона 1,5 часа стоял. Он записал нам даже больше того, чем надо.

Есть такие рэперы, которые только рэп слушают. Как творческие личности, в плане музыки, они не развиваются. Они слушают рэп, им нравится рэп, и они даже представить себе не могут, что можно сходить на панк-хардкор концерт и отлично провести время и что-то понять. У меня куча знакомых, которые рок-музыкой занимаются. И мне больше нравится с ними общаться, чем с рэперами. Потому что в них больше настоящего и живого… Мне не в падлу, я могу взять и запросто записаться с таким человеком, как Леха Никонов.

Мы считаем, что выступать лучше редко, но метко. В городе постоянно проходят какие-то рэп-концерты и тусы, но это немного не наш формат. У нас в группе четыре человека и диджей. Просто взять на тусовке микрофон и зачитать – это не про нас. Нам нужно много времени, много народу. Разогрев у Le Truk – это не наш случай.


Жора Холоденко


жора1.jpg

Кто это: Лидер трэш-команды «Янтарный соловей», который неожиданно спелся с лидером команд Ramriders и Brodsky Евгением Бродским, который, судя по всему, взял на себя нелегкую роль саунд-продюсера нового EP Жоры, который получил название «Серьезно?». На пластинку попало 6 треков и без руки Бродского это, наверное, была бы стандартная, дворовая песня, хоть и припудренная сарказмом и самоиронией. Но благодаря тому, что тут сложился вот такой вот странный дуэт, привычные гитарные, слезоточивые переборы и тексты про то, как «работяга гибнет с деталью в руках», а у «кошки родилось 20 котят» раздираются совершенно неожиданными сэмплами и электроникой. Одна из песен – «Все бесполезно» - и вовсе принадлежит перу самого Бродского, хотя общее настроение альбома она выдерживает на 100%. Впрочем, самого Жоры Холоденко тут осталось с избытком: во всяком случае сложно представить, что кто-то еще кроме него смог бы придумать такую строчку: «ты так эротична, как оладьи в блинной». Альбом «Серьезно?», который станет первой частью трилогии, можно приобрести на iTunes


Жора Холоденко

жора-21.jpgЕсли ты берешь лонгплей какой-нибудь группы, а там много треков, то ты его никогда до конца не дослушаешь. Я за то, чтобы выпускать раз в месяц по EP по 6 треков. Я планировал сделать трилогию, чтобы в каждом альбоме по 6 треков: первая часть - «Серьезно?», вторая – «Честно?», а третья – «Че, правда?». И назвать эту трилогию «Все бесполезно».

У меня материала с 1988 года очень много накопилось. И мы с Бродским как в секонд хенде: куча тряпок - ты одну вытащил, она не подошла, вытащил другую. Потому что материала у меня очень много.

Все темы на пластинке – они в принципе мои. Лавочный такой вариант: на гитарке, на струнках… А Женя очень мощно сработал, как композитор. Но мы вместе сидели все это выдергивали, где-то мои сэмплы были. Я ж тоже в свое время в электронщине был, мы и индастриал гнали. Но Женя очень охрененную лепту внес.

Особо мы из пальца ничего не высасывали. Не идет песня – мы ее и не дергали. Мы потом думали, как это все назвать? Постшансон? Это обычная городская лирика. Но получился модный альбом, как мы и хотели. Здесь больше не тоска, а ирония и сарказм. Какое общее настроение у альбома? «Антифолк» – модное сейчас слово, если по хэштегам судить. Общее настроение – душевное. Все от души.

Песня «Инна» - это похороны Инны, решили Инну похоронить. Метафора «ты так эротична, как оладьи в блинной» откуда взялась? У меня есть рассказ про пельмени. Я в детстве очень любил в пельменную заходить. Не просто, чтобы пельмени есть, а посмотреть, как люди едят. Все едят по-разному. Это эротичная штука: пельмени, кто как их в рот засовывает, сметана по губам течет,… Вот так же и оладьи в блинной: кто как их руками берет, кто как губами шевелит. Кто-то нижней губой, кто-то верхней – это целый процесс, интересно за ним наблюдать. Я вижу в этих вещах эротический вектор.

Песня «Параллельный мир» - это все, что меня окружает: работа , вот это все. У каждого в душе свой мир: ты приходишь домой: у тебя там свой микромир, ты в нем живешь, его не надо искать с помощь всяких психотропных дел. А параллельный мир – это все, что окружает тебя вокруг.

«Я обожрался» - песня, которую мы вытащили из архивов. Она посвящена первому «Макдональдсу» в нашей стране, который в 1991 году в Москве открылся. Я в то время на «квартирниках» там каких-то был, туры у меня были с гитаркой. И мы туда пошли, отстоял я очередь. После общепита для меня все это буржуазное и капиталистическое так интересно было. И я задался целью все, что там есть, весь ассортимент попробовать и съесть. В результате - я обожрался.

Песню «Все бесполезно» сочинил Женя. Но меня она тоже зацепила. Я ему говорю : «Эта песня все-таки должна жить!». И я уже там вставил свои фишки: «Я стану свободным, когда буду холодным». Я понял, что все это от души. Я вообще люблю все, что идет не от мозгов, а именно изнутри. Из пальца можно все высосать, сатиру эту… Эти песни, как «Бедронка» у «Паровоза» - это для меня очень просто.

Мы альбом по пабликам пока особо не прокачивали, но я так понял, что надо. Потому что столько народу начало «стучаться»: одни хотят менеджерами быть, другие промоутерам. Но это не прикольно, мы сами все это можем. Сейчас ребята в Минск зовут в клубе играть. Это было, как хобби, а сейчас, я так понял, нужно нести ответственность перед людьми. Все говорят, что это нужно. С другой стороны я уже сам хочу концертов. В начале девяностых я по турам вплоть до Курильских островов, вплоть до Японии доскакал. Надо нести знамя моего поколения.


Фото: vk.com
Текст: Алексей Щеголев




Комментарии