«Где они теперь»: «Мир огня», Ramriders и Naked King вспоминают о временах былой славы

20 ноября 2013
«Где они теперь»: «Мир огня», Ramriders и Naked King вспоминают о временах былой славы
Афиша RUGRAD.EU попыталась выяснить, что случилось с группами, которые когда-то были популярны в Калининграде



«Мир огня»

z_7d9356fe.jpg

Калининградский арт-роковый коллектив, где гитары на равных правах соседствовали с фортепьянными партиями. Группа начинала, по сути, с прихиппованного фолк-рока, но потом перешла к формату, куда более удобоваримому для плэйлиста «Нашего Радио», впрочем, не без музыкальных сложностей. В 2004 году команда получила гран-при на фестивале «Калининград in Rock», что автоматически выдвинуло «Мир огня» в число флагманов калининградской рок-сцены, а коллектив стали звать в качестве «разогревающей» команды на концерты грандов русского рока. В 2005 году группа выступает на приуроченном к 750-летию города фестивале «Балтийский штурм», где делит сцену аэродрома «Девау» с «Королем и Шутом» и группой «Сплин». Группа стала одним из участников проекта по поиску молодых и перспективных групп «Герой нашего времени», где получает положительные рецензии куратора проекта — Вадима Самойлова. В 2008 году «Мир огня» переезжает в Москву, где дает клубные концерты. Тогда же группа становится лауреатом премии канала A-one RAMP-2008, а лидер коллектива Константин Бекрев занимает место клавишника и бас-гитариста «Агаты Кристи» в прощальном туре группы (его партии можно услышать на последнем альбоме группы - «Эпилог»). О распаде «Мира огня» стало известно в 2010 году. Константин Бекрев и гитарист «Мира огня» Родион Кравкль собирают новую группу «Индия», которая просуществовала относительно не долго. Несмотря на долгую творческую историю, в архиве «Мира огня» только один официально выпущенный альбом - «Мой первый шаг», который был издан уже в Москве лэйблом «Монолит». В 2013 году «Мир огня» отыграл один «ностальгический» концерт, но дальше разовой акции дело так и не зашло.


Константин Бекрев, «Мир огня»

z_7cb72c2f.jpg«Мир огня» собирался еще с 1997 года. В какой-то момент я просто дозрел до понимания, что нужно собирать свой коллектив. Года с 94-го я играл в разных группа: и в «Духов день» и была еще такая группа «Кабаны». Играл с музыкантами, которые меня лет на 10 были старше. Но в какой-то момент я понял, что могу и сам собрать коллектив. В году 97-м я это и сделал. Тогда, в в возрасте 17 лет, еще мало кто задумывается о финансовой истории всего этого.

Публика у группы сложилась за долгий период. В 97-м году «Мир огня» как таковой начался, а какие-то первые концерты начались в 98-м. На первые концерты — ходили студенты. Я тогда еще учился в КГУ на историческом факультете, и мы играли на студенческих мероприятиях. Своей публики у нас с самого начала и не было. Потом уже, когда я пришел из армии и в 2002 году случилось перерождение группы ( там были уже совершенно другие участники, как раз тогда пришли те люди, которые играли все 10 лет в «Мире огня») и именно тогда, году в 2002-2004 у «Мира огня» начала формироваться какая-то своя публика. Основной костяк, наверное, сформировался, когда мы отыграли на «Калининград In Rock».

Мы вообще на тему музыкальной стилистики не задумывались. Мы собрались очень цельным коллективом. У нас не было тех метаний, которые сейчас у молодых групп происходят: «А что играть? А что сейчас конъюнктурно? Что нравится, а что не нравится?». Мы просто собрались с очень близкими по духу людьми. У нас просто не было выбора: мы собрались играть конкретно эту музыку. Ее мы и играли.

Я, если честно, не очень помню да и не очень понимаю, что такое «первый серьезный концерт». У нас было свое понимание как это все должно выглядеть. Мы еще до победы на «Калининград in Rock» играли несколько сольников. Мы играли большой сольный концерт в Правдинске, играли большой концерт в Театре кукол году в 2003-м. И народ туда какой-то, который уже нас знал, приходил.

С точки зрения популярности, концерты на «разогревах», группе, наверное, не сильно помогали. Ну, кроме, может быть, концерта перед «Агатой Кристи» в «Сити Парке». Там просто много народу было. И в Рязане нам это помогло, мы с «Крематорием» вместе играли. Это помогает на один концерт... Ну, кто-то потом узнает. Но я не заметил, чтобы потом по 500 человек на концерт стало приходить. Такого не было.

Да, победа на фестивале «Калининград in Rock» группу продвинула сильно. На калининградской сцене мы впервые тогда заявили о себе и не среди наших знакомых и знакомых знакомых, а прям на уровне калининградской рок-сцены. Но я не сказал бы, что пик популярности «Мира огня» на этот период приходится. Пик группы был уже в Москве, когда мы играли на «Нашествии», выступали в битком забитых клубах.

Я бы сказал, что тогда был, в принципе, больший интерес к рок-музыке, чем в сегодняшние дни. Не конкретно к калининградской или к какой-то другой. Тогда еще слушали и верили в рок и поэтому ходили на эти концерты. Сейчас веры никакой в русский рок у людей не осталось и поэтому на концерты никто не ходит в принципе. Это по всей стране такое происходит.

Наш директор ездил в Москву и по разным студиям звукозаписи разносил наш материал. Наша песня попала Вадику Самойлову в проект «Герой нашего времени» (там выкладывались молодые группы). Где-то он эту песню заметил, прокомментировал ее там (песня, как сейчас, помню называлась «Огонь иди со мной»). Он поставил ее на «Нашем радио» в «Чартову дюжину». Была там такая 14-я песня, новый коллектив, который Вадик сам представлял. Потом он нам позвонил и предложил участвовать в «Нашествии». И еще был фестиваль на каком-то большом стадионе. Мы сыграли пару таких больших концертов, после чего нас заметили люди в Москве. Естественно, с легкой руки Вадика... И мы попали вот в эту обойму групп, которые были известны через проект «Рок-герой».


Мы были коллективом, не играющим модную музыку. Поэтому у нас много концертов было


Предложений нам не поступало, мы сами решили в Москву поехать. Я убедил всех ребят это сделать. Я знаю всех калининградских музыкантов и знаю, что они представляли из себя когда были молодые и горячие, и знаю, что они представляют из себя сейчас. Ничего хорошего это из себя не представляло. Поэтому я понимал, что у группы есть два пути: либо остаться в Калининграде и через 10 лет стать такими же, либо пойти по совершенно другому пути и стать чем-то большим. Понятное дело, что я второй вариант выбрал.

В принципе, мы были для Москвы достаточно интересным и новым коллективом, не играющим модную музыку. Поэтому у нас достаточно много концертов было. Это был период прям ежемесячных концертов. Мы даже ездили куда-то: на Дальний Восток даже, в Рязань, Казань, в Питер достаточно часто, в Москве у нас были регулярные концерты. Участвовали во всех концертах, которые устраивал «Рок-герой» понятное дело. Концертная история, в этом смысле, у нас была очень насыщенная.


«Агата Кристи» сыграла с «Миром огня» злую шутку


Весь наш первый альбом был записан в Калининграде, в этом же виде он в какой-то момент просто издался в Москве. А записали мы все в Калининграде при чем у меня дома. Никто особо не парился... Просто так сложилось, что «Мир огня» был не в ладах со студиями звукозаписи. У нас никогда не получалось добиться от них того, что мы хотели. Поскольку мы были молодыми префекционистами, то мы хотели какого-то идеала, но добиться его не получалось. Мы все откладывали, думали, что перезапишем барабаны, заново переиграем, а там и новые песни написались, давайте их запишем... Вся эта канитель длилась достаточно долго и ни к чему не приводила. А когда мы в Москву приехали, то поняли, что нам нужен диск с обложкой, который мы можем кому-то показать. В итоге решили: у нас есть записанные в Калининграде песни?Давайте их тупо издадим. Ну, мы их тупо и издали. Особо мы в Москве не писались.

Когда я стал играть в «Агате Кристи», «Мир огня» уже доживал свои дни. Это были и внутренние противоречия, и усталость друг от друга, и непонимание дальнейшего пути. Можно было продолжать играть эти концерты, продолжать вместе что-то делать. Но не было четкого понимания... Та же «Агата Кристи» сыграла с «Миром огня» злую шутку. Ребята стали понимать, что «Агата Кристи» для меня — это, естественно, на ступень выше и, что это очень много времени занимает. Невозможно полноценно работать в двух коллективах, тем более, если один из них — это «Агата Кристи».

Никакой продюсерской поддержки после распада «Агаты Кристи», на самом деле, не было. Мы не застали расцвет проекта «Рок-герой», когда он действительно еще деньги на запись альбомов выделял. То есть появилось несколько групп, которые еще спродюсировал именно «Рок-герой». Мы когда туда попали, то ничего этого не было. Были сайты с группами, какие-то концерты и все. Ни денег на пластинку не было, ни продюсерской поддержки...

«Агата Кристи» распалась, а потом началась группа The Matrixx, которая и сейчас продолжается. Совмещать два коллектива не получилось. Так что с группой «Индия» получилась, по сути, та же самая история. Я играю в большом коллективе и на свой собственный проект у меня просто нет времени.

Был один концерт «Мира огня» после распада. Мы собрались один раз, чтобы вспомнить и отметить наш переезд в Москву. Мы получили массу удовольствия, поиграв вместе, но отчасти даже поняли, почему мы распались. Нам было приятно поиграть старые песни, но не более того. Все бывшие участники живут в Москве и почти все они занимаются музыкой. Даже директор.


Ramriders

Ramriders.jpg

Основанная калининградскими музыкантами Евгением Бродским и Евгением Милованым группа Ramriders достаточно быстро превратилась в главных героев, поднимавшей в те времена голову калининградской инди-сцены. На коллектив обратил внимание журнал «Афиша», в результате группа попала в лайн-ап фестиваля «Пикник «Афиши»», а их треки были отобраны журналом для диска, где были собраны самые интересные отечественные музыканты. Группа дала еще несколько концертов как в калининградских, так и московских и питерских клубах, однако дальше этого дело так и не зашло. Вернувшись после небольшого турне группа, без каких-либо официальных заявлений, тихо развалилась. На развалинах Ramriders Евгений Бродский и Евгений Милованов образовали новый проект Brodsky, где, правда, не осталось и следа от того мелодичного смарт-попа за который ценили группу, зато в аранжировках появились струнные. В архиве Ramriders только один официальный EP.


Евгений Милованов, Ramriders

559106f2f642a15886312ce4b7a84611.jpgОтправной точкой образования Ramriders стало завершение деятельности группы Acid Rain. Женя пригласил меня гитаристом на 1 концерт на трибьют на «Вагонку». Я не помню уже чей это трибьют был, какой-то пост-панк... Мы играли Strokes, Interpol... Ну, на «Вагонке» постоянно какие-то группы играли, это, в принципе, стартовая площадка для местных инди-групп. Сыграли мы этот концерт и Acid Rain перестали репетировать. А, по моему, еще репетицию провели и решили: нафиг надо! Мы с Женей отдельно поговорили и я ему говорю: «Чувак, надо делать более близкий к людям проект. Давай нот меньше играть, но более профессионально».



Давай нот меньше играть, но более профессионально»



Я изначально хотел эту группу делать коммерческой. На основе жениных талантливых мелодий, которые у него в башке есть. Он то ко мне поначалу пришел просто с песнями под гитару. Ramriders получилось из того, что мы с ним поначалу записали у меня дома. И звук мы дома делали, смотрели как это звучит. Больше сначала записью занимались, а потом уже собрали команду и раздали им просто эти записи. Все партии, в принципе, придуманы мной и Женей. Мы приходили и давали, что играть бас-гитаристу, клавишнику. Наш EP был записан еще до того, как группа была, в принципе, собрана.


Первый концерт у нас был в кафе на Багратиона «Силиконовая долина». Концерт на «Калининград n Rock» - это вообще фигня была. Я Женю подбил. А Женя скептически к этом отнеся, и подготовка была соответствующая. Выступление было больше поиздеваться над гав****ми, которые там играют, чем с такими серьезными лицами инди-рок там играть.

Концертов у нас поначалу было немного. Мы сразу же отправили свои демки «Афише». Как раз их фестиваль приближался. Весной мы отправили демки, а через две недели нам пришла бумажка: «Чуваки! Вы одни из тех 5 групп, которые приглашают сыграть на фестиваль». И погнало-поехало. Мы стали репетировать, из-за этой фигни нас в Кениге стали всюду звать. В Москву мы съездили, потом приехали в Калининграде выступили там, куда нас до этого не звали. Не помню уже сколько концертов было и где...В City Club выступали, в Черняховск ездили и играли там. То есть, представляешь, нас люди из Черняховска приглашали.


Потом мы приехали в Кениг и Женя говорит: «Слушай, мне эта фигня что-то надоела...». Я говорю: «Ну, ок». И поехал помидоры выращивать



В Москве мы играли в клубе «16 Тонн» и в Питере мы играли в каком-то клубе. Нет, в гастрольные туры нас не звали, мы просто не успели. Все это готовилось, как я думаю, потому что нас после «Пикника «Афиши»» и «16 Тонн» нас та же самая «Афиша» пригласила на фестиваль в Петербург. Со всем приемом, как настоящую группу: гостиница, водитель, какое-то интервью, все проплачено... Мы пропустили самолет — оплатили еще раз. Реально, я почувствовал себя каким-то перцем...

После этого они выпустили диск вместе с журналом, 50 тысяч там что ли был тираж. Потом мы приехали в Кениг и Женя говорит: «Слушай, мне эта фигня что-то надоела, мне не нравится». Я говорю: «Ну, ок. Мне тоже». И мы перестали играть. На этом все закончилось. А могли бы поехать... Есть группа Motorama, которая приглашала ехать к ним в Ростов играть, а потом дальше — Москва, Питер. Но потом не сложилось, забили, у Жени горло заболело и так далее. И я поехал помидоры выращивать...

Сейчас у проекта Brodsky передышка, такой перерыв по концертам длиной где-то в месяц. Переоценка ценностей происходит. Собираемся ли мы закрывать проект Brodsky? Я не знаю, это все вопросы к Жене. Что он там собирается... В любом случае, мы с Бродским никуда друг от друга не денемся, и будем вместе песни петь. Репетировать нам уже ни хрена не надо, потому что мы можем все с закрытыми глазами.

Я прям думаю о том, чтобы сделать реюнион Ramriders уже давно, но Женя, как мне кажется, категорически против этого.


Евгений Бродский, Ramriders

x_a188fdfa.jpgПросто так получилось, что я распустил Acid Rain. Мы взяли Милованова на один концерт поиграть. Как мы познакомились — это была долгая история. Я как-то думаю: «Вот, что же делать? Нужен еще один гитарист на концерт». Просто вот надо было...Я Жене позвонил, мы встретились, и я понял, что вся моя группа — просто ничего не стоит. Женя это показал. Потом я понял, что он просто умеет убеждать, при этом ни черта не давая. Но с ним вдвоем мне работается намного приятней, чем со всей этой командой.

В Ramriders мы с Женей все делали вдвоем. Когда началась вся эта концертная деятельность, то началось то же самое, что и Acid Rain. Опять все эти люди, которые ни черта не понимают. Может быть, я просто не умею быть дирижером...Когда мы все вдвоем записывали, то было все прекрасно. Как только дело дошло до живого выступления, то все закончилось. Только вдвоем нам и надо выступать, видимо.


Мы затеяли какую-то рок-группу. Это было ужасно. Приходилось перекрикивать всех



Да, у нас были концерты в Калининграде, пока нам это не надоело. Мы в общем-то музыку упрощали...Прям такой уж меркантильной идеи у нас не было, но что-то такое проскальзывало, чтобы себе в радость сделать попсовей. Не то, чтобы продать это, ой-ой-ой, мы такие бизнесмены. Нет. Больше себе в радость. Ну вроде бы Ramriders всем понравились. Я помню наш первый концерт в кафе «Силиконовая долина». Мне показалось, что всем там все понравилось.


Мне вообще не очень нравилось играть с Ramriders концерты. Надо было все менять, но мы, почему-то это тянули. Так бывает в жизни, пока не понимаешь, что уже поздно что-то менять — ничего не меняешь, хотя надо было это давно сделать. Надо было, как мы играли электропоп с электронными барабанами, так и продолжать. Нет, мы затеяли какую-то рок-группу. Это было ужасно. Приходилось перекрикивать всех. Вроде песни спокойные, а кричать все равно приходится.

От концертов мы не отказывались. Мы отказывались скорее от такого, что кто-то пытался нас на какой-то лэйбл засунуть...Не знаю, в общем, мы тогда, первое время, от всего отказывались. А потом, когда мы перестали отказываться, нас уже никто и не звал.

Скучно мне стало. Надо было развиваться, а так ты никуда не разовьешься. Проект Brodsky — это я, это мои песни, а не какие-то придуманные на репетициях отрывки. То что я придумал, когда мне было грустно или наоборот, когда я чем-то вдохновился, или когда я счастлив. Но чаще, конечно, когда мне грустно.

Нормальная судьба у Brodsky, такая же как у Ramriders. У всех моих проектов одинаковая судьба. Мне быстро надоедает... Нет, мне не надоедает играть свои песни, я с удовольствием бы выступал, но вот записывать их... Распускать Brodsky? А как я распущу самого себя?

Собираться Ramriders на один концерт — это будет все то же самое. Мы с Женей и есть Ramriders, просто чуть-чуть название поменяли. Будет то же самое: я возьму в руки вместо акустической гитары электро-гитару, а он вместо кахона сядет за барабанную установку. Вот и все, ничего и менять толком не надо.


Naked King

hLHnT2kITRQ.jpg

Naked King стали, практически, последней группой, которой удалось всколыхнуть интерес калининградцев к местной сцене. Сами музыканты свой стиль вполне обоснованно называют high powered rock. Команда действительно сразу стала ориентироваться на мощный гитарный риффовый звук, да и внешний облик музыкантов (длинные патлы и гитары наперевес) напрямую отсылал к золотым временам хард-рока. В 2010 году Naked King записывают собственными силами первый одноименный альбом. Тогда же группа снимает клип на композицию You belong to me, режиссером которого стал Ашот Геворкян. Группа достаточно активно занимается концертной деятельностью, при том выступает не только на слетах местных байкерских тусовок (что в Калининграде, как правило, становится каким-то проклятьем для групп тяжелой волны), но и самостоятельно организует себе концертные туры по России и ближнему зарубежью. В 2012 году группа неожиданно записывает русскоязычный EP «Самый лучший день», где за счет солнечно-пляжной тематики песен, начинают куда больше напоминать калифорнийскую волну поп-панка, чем обронзовевших героев тяжелого рока. В этом же году группа выступает на «разогреве» у Uriah Heep в клубе City Park, после чего неожиданно пропадает из поля зрения.


Владимир Коваленко, Naked King

y_110ef371.jpgОтправной точкой для формирования Naked King стало большое желание покорить мировую сцену. Да, мы ставили перед собой цель, чтобы у Naked King была коммерческая история. Наверное, у нас были авторитеты...Мы всегда вдохновлялись Foo Fighters, возможно Metallica...Ну, то есть, такими известными и «жирными» командами. Конечно, же основная цель и мечта была превратить Naked King в дело, которым можно зарабатывать себе на жизнь. Каждый человек же становится счастливым, когда его работа является его хобби.


Мы всегда вдохновлялись известными и «жирными» командами


Интерес к этому проекту у публики был изначально. Люди, которые в нем участвовали до этого играли в разных коллективах. На обломках прошлых групп у людей, в принципе, и был интерес — что получится на этот раз. Плюс дальнейшие концерты кого-то добавили, а кого-то отмели...


Наш самый первый концерт (если это так можно назвать) был в «Укропе». Был такой клубак... В декабре 2009 года. Там были друзья, которым это было интересно и которые, на тот момент, не могли попасть к нам на репетицию. Там буквально человек 70 было, где-то так. Потом мы в городе концерта 2 дали и съездили в маленький тур: это был Минск, Петразаводск, Великие Луки, Москва и Питер. 5 городов там было. На тот момент у нас был барабанщик Даня, который взял на себя это и договорился по своим старым связям.

Каждый тур, на самом деле, был удачным. Не важно даже какая отдача или что там еще происходит. Мы просто получали удовольствие от того как проводим время. В принципе, каждый раз всегда все было вкайф и поэтому у нас всегда была возможность приехать в те города, где мы уже были. Мы выкладывались на полную и потому оставляли о себе положительное впечатление.


Для нас никогда не было разницы с кем мы играем



Я не могу выделить ни одного нашего концерта. Каждый из них — это был праздник для нас. Не важно на какой сцене ты находишься, просто круто на ней находиться. Поэтому у нас никогда не было каких-то важных или неважных концертов. Все они для нас были важными. В независимости от того сколько людей там будет, с кем мы будем играть, какой там аппарат и звук. Это для нас всегда, в принципе, не так важно.


Выделять концерт на разогреве у Uriah Heep, что он был какой-то особенный, потому что мы с мировой командой на одной сцене играли — смысла нет. Для нас никогда не было разницы с кем мы играем. Для нас это вообще не имело значения. В первую очередь нас интересовало, что мы там будем и как мы отыграем. А другие банды как-то... Ну, конечно, всегда было интересно посмотреть кто и как играет, кого какой материал, но, в принципе, отмечать этот концерт как какой-то особенный...Ну, было круто, что мы первый раз в «Сити Парке» играли. Большая городская площадка, был отличный звук и это было здорово. От этого концерта у нас остались хорошие впечатления на тему как мы сами там выступили.

Да, съемки клипа и запись первого диска группу продвинули. Мы создали рекламный материал, который можно было передавать. Уже не на словах рассказывать о группе, а говорить: Вот мы такие вот — посмотрите. Вот мы такие вот — послушайте». Клип мы сняли за 1 день. Мы просто кинули клич: кто хочет — приезжайте на съемки. Все приехали.

Нет, у нас не было проблемы, что негде больше играть, мы в это не утыкались. Мы прекрасно понимали, что по той же России, Прибалтике или Европе и вообще в мире в целом есть куча площадок, на которых мы еще не играли. Мы даже никогда не задумывались на тему: «Ой, нам негде больше играть...». Мы, на самом деле, очень мало успели отъездить. Большие коллективы ежегодно делают мировой тур, находясь там по 200-300 дней в году. Это смешно делать такие заявления, что мы много где успели съездить. Да, по сравнению с другими калининградскими группами, мы, возможно, и прилично покатались. Но это не та конечная цель, которую мы изначально ставили.

После первого диска мы записали русскоязычный EP. Это было определенное настроение на тот момент, и оно просто отразилось в тех трех песнях, которые мы записали. Песен, на самом деле, было больше. Мы готовили второй альбом. И чтобы не делать большой разрыв между релизами (потому что мы, на самом деле, по нашему мнению, задержались с представлением нового материала) мы решили сделать EP. Но альбом мы так и не закончили.

Как-то так получилось, что у меня возникли сложности с написанием текстов для второго альбома. Я щепетильно к этому отношусь. Не то, чтобы что попало написать, тяп-ляп и готово. Хотелось все сделать идеально. Но не было, наверное, подходящих условий и настроения. Жизнь параллельно складывалась так, что не получалось расслабиться, какое-то давление было и внутри группы. Все прекрасно понимали, что надо: «А-а-а! Надо что-то делать, что-то делать...». Да и самим хотелось что-то делать, но при этом мне не хотелось делать просто что-то. Хотелось делать круто. Из-за этого возник какой-то напряг и долгий застой. Парни, наверное, устали ждать, находиться в ситуации ожидания и все просто все разбрелись по разным коллективам и группам кто куда.

Сейчас группа Naked King не репетирует и не играет. Пацаны сказали, что они уходят из группы. Ок, здорово, но я то никуда не ушел. Я просто сейчас пытаюсь разобраться, что мне с этим делать. Где-то в глубине души я жду, что придет это настроение при котором я могу собрать людей и предложить кому-то вместе поиграть под вот этим названием, эти песни и сочинить чего-то новое и продолжить этот путь.

Под реюнионом подразумевается, что участники группы, которые в ней были вернутся. Но я бы сказал, что возможен скорее не реюнион Naked King, а ревайвл. Я не теряю такой мысли и не говорю поэтому, что Naked King мертв. Я себя так ассоциировал, что пока я жив, то и это живо.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: VK.com



Комментарии