Фред Колесников (группа «Лаванда»): Многие москвичи — большие провинциалы, чем жители калининградской деревни

14 Апреля 2016
Фред Колесников (группа «Лаванда»): Многие москвичи — большие провинциалы, чем жители калининградской деревни

Группа «Лаванда», безусловно, одна из главных калининградских групп. Двое «ироничных электромажоров» записали пластинку с простеньким синтезаторным звуком, которая была по самое горло набита ностальгией по временам фарцовщиков, «варёных» джинсов, плакатов с Брюсом Ли и прочими бытовыми приметами 1980-х. Песни про моделей, кафе «Дельфин» и японский синтезатор, записанные в съёмной квартире на улице Комсомольской с дырой в стене, быстро разошлись от самой западной точки страны до самой восточной. Отцы-основатели «Лаванды» — Фил Гуд и Фред Колесников — быстро перебрались в Москву, где играли сольные концерты и не брезговали выступлениями на корпоративах. На одном из таких концертов, если верить мифологии группы, под «Лаванду» танцевал даже Роман Абрамович. История «Лаванды», как и история большинства других успешных калининградских проектов, обрывается достаточно внезапно и без всякого тому логического объяснения. Сначала проект ушёл в творческий отпуск, а сейчас, судя по всему, и вовсе находится в разобранном состоянии. Во всяком случае Фред Колесников и Фил Гуд не поддерживают рабочих контактов. Колесников сейчас вернулся на какое-то время в Калининград. Как он признается сам, для того, чтобы расслабиться и сделать новый проект. В рамках проекта «Город и его люди» Фред Колесников рассказал Афише RUGRAD.EU, почему Москва не даёт того покоя, который может дать Калининград, почему в родном городе ему не хватает магазина IKEA, и самых ходовых автомобилях в Калининграде.


«Продал мерседес — купил грувбокс»

Родился я во Владивостоке. А здесь я с 1996 года. Но мы не сразу сюда с мамой подались. Я ещё в Ленинградской области два года пожил. Мне тогда показалось, что в Калининграде много каких-то панков. Во Владивостоке панки были как-то не особо, а здесь их прям много оказалось. В девяностые город был полупустой. Ничего не было. Только к концу девяностых что-то появилось.

Во Владивостоке море прямо в центре города находится. И когда мы сюда приехали, то тоже думали, что море прям в центре. Во Владивостоке ещё сопки, так что, конечно, эти города отличаются. Плюс ещё эта история с японскими машинами. А здесь другая история: немецкие машины, которык мне показались грубоватыми...

В 1998 году я получил права, и мы сразу начали машины возить. Тут так получилось: я учился на автослесаря. Когда я уехал в Ленинградскую область, то мне было 14 лет. Во Владивостоке всё нормально было, я в школе учился. А потом началось что-то со школой да ещё и возраст... В общем, пошёл я в ПТУ. Сначала в техникум записался, но это школа, там «системщики» какие-то, думаю: «Пойду в ПТУ!» В 1997 я ездил к сестре в ФРГ. Меня отводили на сервис какой-то. Там был русский чувак, и к нему приезжали партнёры из Калининграда за этими машинами. Мне тогда было 17 лет. Я с кем-то там познакомился, и потом мы с трудом насобирали наличности. «Гольф» второй, по-моему, «затянули». А потом ещё один... А потом в 1998 году отменили квоты на областную растаможку и кризис долбанул. Небольшой опыт получился.

В 1998-м мы стояли на авторынке на «Балтике». Приезжали покупатели, даже специально из средней полосы России. Не помню, какая машина тогда считалась самой ходовой, но всегда были какие-то «Гольфы», Audi «восьмидесятки»... «Гольф» считался классикой и «Мерседес» тоже. Самой модной считался сто сороковой «Мерседес».

На одно время я завёл себе седьмую BMW. Но на какое-то короткое время: она дико ест. Мне просто интересно было, мне же 20 лет было: какая-то BMW «тройка», какая-то Audi, какой-то «Гольф». На чём я только не ездил. За полгода несколько машин поменял. И это было прикольно: здесь купил, там продал.

Не знаю, был ли я модным или немодным персонажем. Просто потом я немного разочаровался в этой продаже автомобилей. Мне казалось, что это тупо. Хотелось что-то создавать. До этого у меня были мысли стоянку открывать. На Тихорецкой была стоянка, и я ходил в 1998 году к чуваку, предлагал. Там какой-то южанин был... А я был маленький, и он это так воспринимал: пришёл какой-то шпендик, чего-то предлагает. А потом я продал сто девяностый «Мерседес» и купил грувбокс.


«Дебют в Москве»

С 14 лет я играл на барабанах в разных группах, а потом увлёкся композиторством, аранжировками, звукозаписью. Сначала у меня был «Поливокс». Грувбокс я по-моему по объявлению в газете нашёл. А ещё у меня были кроссовки. Я постоянно ездил в ФРГ, и у меня были олдскульные кроссовки. Это сейчас везде пошёл этот классический стиль. А тогда ничего же не было.

Я познакомился со всеми через музыкальную историю: сначала стал играть с одними, потом с другими. Потом все перемешались. У Фила тогда тоже какая-то своя группа была, появились какие-то общие знакомые.

Я играл на барабанах в группе, мы выступали на «Вагонке», играли с «Танцами минус». У Фила тоже была группа типа брит-поп. Но хотелось сделать конкретный проект. С большим составом вообще не получалось функционировать. А вдвоём это всё получилось оперативно сделать.

Как мы концепцию группы придумали? Была какая-то волна: Tiga, Ladytron выпустили пластинку с песней Playgirl. Сейчас я её послушал, и по мне эта Playgirl как-то так... Интересно было, что там именно синтезаторы: вроде бы какие-то песни, но там нет гитары. Можно всё запрограммировать.

Все группы, в которых я играл в Калининграде в качестве барабанщика, это всё было непонятно что. Всё была какая-то самодеятельность. Люди пришли раз в неделю или раз в две недели на репетицию, чего-то побренчали и всё. А мне хотелось заниматься этим более плотно. Мы решили оттолкнуться от примитива. Почему бы и нет? Тут была именно хозяйственная история: нам вдвоём было легче.

Мы хотели сделать не просто какую-то кальку с заграницы, а вдохновиться нашей эстетикой 80-х. С музыкой тогда было как-то не особо. Толком было ничего не купить. Мы слушали какой-то винил: «итальяшек», но странных. Пытались что-то оттуда черпать. Не хватались за голову типа, что всё это не круто и не модно. Для любого человека это был трэш. А мы пытались в этом что-то найти.

Всё происходило быстро. Накидали какие-то ориентиры по текстам. Как все эти песни сочинялись, досконально не расскажешь. Но специально не выдумывались: откуда там взялся этот японский синтезатор? Потому что у нас все на синтезаторах было. Про моделей мы хотели, как Kraftwerk быть. У них же есть такая песня, и нам нужно тоже что-то типа такого. Само название «Лаванда» специально не придумывалось, над этим голову не ломали.

Дебют у нас состоялся в Москве. Мы записали 3 песни. А у наших дружков из группы «Бигуди» выходила пластинка на лейбле Exotica. У них была презентация. Мы поехали вместе с ними. Мы в те времена думали, что вот мы записали демо, сейчас кому-то отдадим... Но всё равно было прикольно в Москву, потусоваться в в клубе «16 тонн», чтобы, может, Петкун зашел.

Какие перспективы у нас были в Калининграде? Если ты просто хочешь над материалом работать, то тебе всё равно где жить. Ты можешь и не уезжать. А если ты хочешь завести новые знакомства, посмотреть какие-то места, где можно выступать, то в Москве их гораздо больше. Даже сейчас.


«Калининградцы не чувствуют себя провинциалами»

Для меня Москва — интересный объект. Я не жалею, что туда уехал (чего мне жалеть — я там 13 лет прожил). Сейчас мне это немножко надоело (потому я и сюда подался). Но я бы любому посоветовал (музыканту или не музыканту) пожить какое-то время в Москве.

Когда мы туда приехали на фестиваль к Евгению, то был запланирован только один концерт. Но люди посчитали, что нужно ещё, и концертов было штуки четыре. Начался какой-то движняк. Это было вкайф: ты приезжаешь в клуб на саундчек на такси, ешь в каком-то ресторане.

Тяжело ли было жить в Москве? Не знаю. Я только в последнее время притупился. Может, раньше энергии было больше. Понятно, что сначала я снял там просто комнату и особо не шиковал. И давай тусоваться.

Мне и сейчас Москва нравится. Но у меня, может, быстрая какая-то утомляемость... Я уже и квартиру в деревне завёл, уже 100 раз переезжал. А сейчас, может, возраст... Но сюда в Калининград я пока ещё не вернулся. Просто приехал посмотреть, как мне здесь будет. Снял здесь квартиру и хочу здесь как-то пожить. У меня ещё деревня есть... У меня какой-то сыр-бор, места сам себе не нахожу: то ли в ФРГ ехать, то ли во Владивосток.

Нельзя однозначно сказать, какой город комфортней: Калининград или Москва. Смотря для какой жизни. Если ты без моря не можешь жить, то тебе комфортней Калининград. А если тебе нужна постоянная тусовка, то Москва. Там даже метро ходит до часа ночи. А здесь уже в 10 вечера порой уехать не можешь. В 11 уже вообще никуда не уедешь.

В Калининграде появилось много разных мест. Кафе с мороженым итальянским. В Москве я ходил в такое в прошлом году, но как-то что-то не то. Нет вот этих вазочек, как в Германии. В Москве, порой, специфично. Чего-то такого можно и не найти.

Мне нравится жить на маленьких расстояниях. Я сейчас живу на улице Радистов. Мне, в принципе, там нравится. Выходишь, а там какие-то особнячки. Я хожу в магазин, и мне нормально. В Москве я уже не могу: там 5 магазинов.

Может быть, это я такой специфический, но здесь я расслабленный. Я именно за расслаблением сюда приехал. Я хочу здесь немного порелаксировать. Но приехал не только расслабиться, но и рестайлинг концертного выступления сделать. Мой коллега вроде как занялся другими делами. А этот быт — я всё-таки взрослый человек — у меня личная жизнь, пятое-десятое. Я приехал заняться музыкальной историей: подружку оставить в Москве, чтобы меня никто не тормошил. Мне нужно, чтобы мне просто никто не мешал, чтобы я немножко расслабился.

Я просто хочу спокойной какой-то истории. В Москве как-то специфично: своя архитектура... В Москве самый нормальный вариант — это жить в пригороде. Если у тебя частный домик, то можно жить и не тужить. Но это, наверное, везде так.

Я приехал в Калининград, и мне нужен был магазин типа IKEA, и пришлось ковшик здесь покупать, матрас — там. Это какой-то целый квест: бежать на рынок, а там постельное белье в каких-то цветах. Мне это как-то не очень. Даже не хочется с этим дело иметь. Но понятно, что здесь люди ездят за этим в Гданьск

Я был в Светлогорске. Мне кажется, что это такой Брайтон (город на южном побережье Англии. — Прим. ред.). Люди гуляют. Построили Театр эстрады. И по-моему это смешная постройка. Просто прогуляться вдоль берега моря — для меня это уже весело. Конечно, хочется, чтобы весь променад был в каких-то барах, чтобы везде играл какой-то классный music. Но так быстро здесь не решить.

Калининградцы не чувствуют себя провинциалами в крупных мегаполисах. Это чувство не зависит от того, где ты родился. Много каких-то москвичей, которые простые и куда большие провинциалы, чем жители какой-то местной деревни. Мне и Москва нравится, и Питер нравится. Мне вообще страна относительно более-менее. Раньше я критиковал. Сейчас я, может, уже успокоился. Мне кажется, что всё более-менее.


Текст: Алексей Щёголев

Фото: сообщество в VK "Лаванда "Royal Club", RUGRAD.EU




Комментарии