«Это может быть щебетание птиц, а может быть трансформаторный гул...», - организаторы и участники Sound Around Kaliningrad о программе фестиваля, техно и саунд-арте

9 Апреля 2014
«Это может быть щебетание птиц, а может быть трансформаторный гул...», - организаторы и участники Sound Around Kaliningrad о программе фестиваля, техно и саунд-арте

Как это было:

Фестиваль Sound Around Kaliningrad вырос в полноценное событие из экспериментов куратора калининградского ГЦСИ Данилы Акимова с саунд-арт искусством. Впервые фестиваль прошел в Калининграде в 2012 году. Его главной концертной площадкой стал арт-клуб «Репортер». В целом, Sound Around Kaliningrad — это мероприятие заточенное скорее под людей, которые знают и понимают современное искусство, чем под массового зрителя. Впрочем, в программе двух предыдущих фестивалей все равно вполне хватало и «мейнстрима» (если это слово вообще можно как-то применить к саунд-арту). Еще в 2012 году Данилу Акимову удалось рекрутировать на Sound Around Kaliningrad американского музыканта Джима Терлуэлла, чье имя фанатам индастриал-музыки известно по проекту Foetus. Зловещий Foetus, где можно найти и блюз, и первобытную темную ярость панк-рока, это, конечно, тоже далеко не поп-проект, но у Терлуэлла за плечами, помимо собственных музыкальных опытов, совместная работа с Ником Кейвом, Марком Алмондом и много кем еще, так что медийности фестивалю эта фигура явно добавила. Кроме того, первый день фестиваля Sound Around Kaliningrad открывался концертом от калининградских электронщиков, а там можно было найти и брейкбит от проекта Singular, и мощный замес из русской этники и электроники от группы «Крайность».

С момента первого фестиваля, никого равнозначного по своей известности Терлуэллу, в программе Sound Around Kaliningrad так и не появилось, хотя на втором фестивале тоже были сделаны ходы, явно ориентированные на широкую публику. Закрывал фестиваль в 2013 году, к примеру, показ немецкого фильма «С утра до полуночи» в клубе «Универсал» под саундтрек DJ D'dread.


Как это будет:

Фестиваль в этом году будет длиться 3 дня и пройдет с 17 по 19 апреля. Площадками станут все тот же «Репортер», казармы «Кропринца», арт-клуб «Квартира» и даже главный офис местного ГЦСИ, где будут проходить встречи с музыкантами. При том границы саунд-арт искусства на третьем Sound Around Kaliningrad существенно расширяются. Впервые в программу фестиваля попал физический театр движения и тела Amareya Theatre, который в первый же день фестиваля представит перформанс Fragile.

Еще одним значимым гостем фестиваля в этом году станет саунд-арт художник Сергей Касич, у которого в Москве недавно подошла к концу построенная на звуках, собранных на украинском майдане, инсталляция «Отзвуки». Местная сцена на Sound Around Kaliningrad будет представлена сразу несколькими коллективами: от полуакустического Kratong до «Темноямска», чьи выступления превращаются чуть ли не в экспрессивный спектакль.

Одним из финальных событий фестиваля в этом году, станет показ «эссеисткой электро-сказки» «Электро Москва» в кинотеатре «Заря». Фильм был снят еще в 2013 году и задумывался, как попытка вместить в неполные 1,5 часа всю историю советской и постсовесткой андерграундной электронной культуры. Помимо всего этого, зрителей ожидает еще и внушительный список приглашенных европейских саунд-художников.


Данил Акимов, организатор фестиваля

акимов2.jpgСделать такой фестиваль — это логичный ход. Это логическое продолжение проектов, которые я с 2005 года реализую. У меня уже до этого были мощные проекты. Один из них — Sound Art Camp, когда я собрал 15 саунд-арт художников на изолированной ферме под Краснолесьем. Это тоже был фестиваль, но в походном режиме. Потом мне захотелось увидеть такое мероприятие на фестивальное карте Калининграда. Мероприятие, которое представляет другую музыку, нежели большинство других фестивалей.

Это скорее даже не музыка. Творчество саунд-художников часто и не является музыкой. Они вообще не музыканты, у них может не быть образования. Даже, когда они выступают на публике, это, конечно, можно концертом назвать, но это звуковое полотно. Исполнитель какие-то действия совершает, но с музыкальной традицией он может не иметь ничего общего. Зачем такое нужно? А зачем нужно искусство?!

Ошибка сужать рамки саунд-арта, говорить, что это только какие-то абстрактные звуковые полотна. Экспериментальная музыка тем и хороша, что у нее очень широкий диапазон может быть. Это может быть щебетание птиц, а может быть трансформаторный гул или другие помехи испорченного оборудования.


«Концерт Киркорова дороже, чем бюджет всего фестиваля»


Границы саунд-арта сильно размыты. Сам термин появился в восьмидесятые. Просто какую-то выдающуюся выставку так назвали, и критики потом решили это подхватить. Звуковое искусство начало очень бурно существовать еще с 20-х, вместе с первой волной авангарда со всеми кубистами, футуристами и так далее.

Чем этот фестиваль отличается от других? Может быть, тем, что он нацелен на удивление. Это не фестиваль, который показывает вещи уже известные: все мы это знаем и давайте еще в Калининграде это посмотрим. Нет. Тут подход совершенно другой. Пусть публика будет открывать для себя, что-то неизвестное.

Понятно, что на любые специфические события и неизвестные вещи приходит ограниченная аудитория. К сожалению, мало людей, готовых и открытых к неизвестному. Но я стараюсь включать в события фестиваля такие формы, которые будут понятны. При всем этом, мы показываем в кинотеатре «Заря» фильм «Электро Москва». У этого события может быть большая и самая обывательская аудитория. В «Заре», на самом деле, и более специфические фильмы идут.


Наш фестиваль — это, однозначно, недешевое мероприятие. Но если сравнивать его с бюджетами какого-нибудь Дня города, то, конечно, это в десятки и сотни раз меньше. Концерт Киркорова дороже, чем бюджет всего фестиваля.

Нельзя отрицать, что какие-то «звездные» имена создают фестивалю статус. Но я понял, что не стоит приглашать таких именитых художников и музыкантов, как Джим Терлуэлл, в силу того, что аудитория пока еще не готова. Надо сознательно уйти от имен, чтобы понять интерес аудитории: на что они, собственно идут? На искусство? Или просто потусоваться на событии, где есть кто-то знаменитый?


«Зачем вообще такое нужно? А зачем нужно искусство?»


Зачем я затащил танцевальный театр на саунд-арт фестиваль? Я посмотрел фрагменты выступления этого театра. Это небольшая труппа. И они очень часто используют живой саундтрек и мне это понравилось. Кроме того, это достаточно импровизированные спектакли. В общем, такой концерт-спектакль получается: и танце, и звук тут абсолютно самодостаточны.

Первый день фестиваля у нас получился театральным в этот раз. Я думал, как бы продолжить программу этого театра? И я подумал, что может быть из Калининграда чем-нибудь ответить? И тут я возлагаю надежды на «Темноямск». «Темноямск» - это не экспериментальная музыка? Видимо, ты не все их мероприятия посещаешь... Буквально в этом году Костя выступал один под брендом «Темноямск» и показал просто исключительный перформанс, по канонам экспериментальной музыки. То есть, музыки там, практически, не было. Костя использовал какие-то самодельные бумажные рупора, несколько проигрывателей, а в какой-то момент он просто ушел из зала. Сначала он сидел за столом и ничего не делал, словно персонаж беккетовской пьесы, а потом просто исчез, никому ничего не сказав.

Конечно, Sound Around Kaliningrad должен превратиться в нечто большее — в обще-городской фестиваль. Мы должны конкурировать с «Калининград Сити Джазом» (смеется). Так как это фестиваль экспериментального искусства, то и форма должна быть экспериментальная. Я не задаю жестких рамок. И зрителю удобно, и нам удобно, да и возможностей больше нет. Появятся новые финансовые или технические возможности — мы сделаем больше событий.

Кого бы я привез, если бы у меня много денег на него было? На данный момент, был бы шанс привезти только проекты, которые можно показать в открытом городском пространстве. Я не вижу ни одной оснащенной и адекватной по своим параметрам концертной площадки. Может быть, в Кафедральном соборе я бы хотел что-нибудь показать. Что-то, конечно, можно найти, но я специально под это не работал. Проблема у нас с залами. Если Einstürzende Neubauten
привезти? Ну, нормально бы она выступила на «Вагонке», потому что это уже такой вялый рочок... Баллады можно и в «Дредноуте» попеть. А вот сольное, поэтическео выступление Бликсы Баргельда на нашей мансарде - это было бы отлично. Не обязательно даже всю группу везти. Но если бы они к нам приехали с тем составом, который у них был в восьмидесятые, то мы могли бы им много чего найти: и металлолом, и дрели в подвале ГЦСИ у нас есть.


Константин Тращенков, группа «Темноямск», участник фестиваля

ChbGX856JQs.jpgЯ думаю, что нас можно назвать группой, которая к экспериментальной музыке относится. Каждый раз мы делаем абсолютно разные программы. Тем самым, мы экспериментируем с формой. Много уделяем импровизации и на концерте, и вообще в музыке. Наверное, можно сказать, что из-за этих экспериментов у нас нет какого-то устойчивого саунда.

Да, у «Темноямска» были песни, построенные на классической схеме «куплет-припев». И сейчас это опять появляется. Мы не можем спрогнозировать заранее, что нам сыграть захочется в ближайшее время. Это живой процесс, и мы его не отрываем от нашей жизни и ощущений.


«Мы можем и тихий романс исполнить, и эмбиент»


Группа «Темноямск» - это дуэт, два человека, которые могут еще и оркестр позвать или все-таки вдвоем остаться. Все зависит от того, чем в данный момент наши мысли заняты. Я думаю, что сейчас мы хотим именно вдвоем, в акустическом варианте достичь того уровня мастерства, чтобы управляться и с барабанами, и с электроникой, и с живыми акустическими инструментами, но ограничится дуэтом.

Когда я говорю об экспериментальной музыке, то не всегда имею ввиду шум или что-то диссонирующее. Это разброс: мы можем и очень тихий романс исполнить, и просто эмбиент, связанный с текстом, пошуметь… Нам важна идея. Мы делаем какой-то звук, то он имеет под собой художественную подоплеку.


«Что мы будем показывать на фестивале? Могу сказать толь, что это будет в темноте»


Само название группы подразумевает под собой город, а город – часть некого мира, который где-то там существует… Придерживаемся ли мы каких-то убеждений? Думаю, что да. Мы держим ощущение провинциального жителя Светлогорска и эту тему мы иронично и саркастично обыгрываем, вводя в концерт такие темы, как «маленький человек по Гоголю».

«Темноямск» появился тогда, когда группа «Есть настроение» ударилась в инструментальную музыку. А мне (и другому участнику) было интересно еще и о слове не забывать.

Мы уже не первый раз принимаем участие в этом фестивале. Нас вообще приглашают на мероприятия, связанных с Акимовым или ГЦСИ, потому что видят в нас помимо музыкальной, еще и художественную составляющую. Ну, а нам за радость, нам интересно.

Что мы будем показывать на фестивале? Могу сказать толь, что это будет в темноте.


Сергей Касич, саунд-художник

13_auto_450_jpg.jpgЛет с 16-17 я выступал начал выступать, как джазовый пианист. Потом, через разные направления, я перешел к электронной музыке, а потом приехал в Москву перешел в электроакустику. Не то, чтобы я к саунд-арту от техно пришел… Просто, параллельно я занимаюсь самой разной музыкой. Как техно-продюсер, я никогда не был профессионально представлен. У меня нет релизов. Но когда я выступаю, это иногда и в техно преходит.

Сам я из Севастополя. У нас была там группа, которая занималась экспериментальной электронной музыкой. Там были разные темы. Но в Севастополе экспериментальная музыка — это и дарк-эмбиент, потому что там все, что на дискотеках не играет — это экспериментальная музыка.

Основное отличие саунда-арта от электронной акустической музыки в том, что это не выступление живьем, а работа пространством, инсталляции. Это основное. Саунд-арт, потому и арт, потому что это не просто воспроизведение музыки, а конкретная инсталляционная работа.


«Все, что на дискотеках не играет — это экспериментальная музыка»


Все говорят о том, что сейчас интерес к электронной музыке, по сравнению с девяностыми, спал. Происходит перепроизводство нематериального контента, соответственно экономическим законам, он свою цену и теряет. Сейчас любой потребитель может быть производителем этого контента. Он сам себе музыкант. Особенно в сфере электронной музыки. Раньше это был самый недоступный инструментарий, а сейчас — наоборот. Естественно, компьютерные технологии вперед ушли. Можно уже на смартфоне делать эту электронику. Особенно техно(смеется).

Техно, на данный момент, является современным фольклором. А в России, с поправкой, на тягу к словесности, место фолка занял электропоп. Поэтому, большая часть этих однодневных проектов «Вконтакте» - это электропоп, электроклэш и так далее. Хотя даже сами авторы себе в этом отчета не отдают, потому что у них просто может не хватать культурного опыта, чтобы историю музыки знать. Они просто берут самые доступные инструменты. А сейчас — это компьютер и на него просто накладывают слова. Естественно, получается электропоп.

Есть сфера людей, которые интересуются такими явлениями, как фестиваль Sound Around Kaliningrad. Эта сфера, конечно, не очень велика, но эти люди про этот фестиваль знают. Особенность этого фестиваля в том, что Калининград, фактически, в Европе находится и куратор старается делать какие-то хорошие европейские привозы. В целом, это очень похоже на западный фестиваль. Организаторы не фокусируются на отечественных художниках. И его можно понять, потому что хочется показать актуальную зарубежную сцену, если уж такая возможность есть.


«В России место фолка занял электропоп»


Речь шла об инсталляции, выступлении и лекции на фестивале на тему российского саунд-арта. Из инстилляций — это скорее всего будет виртуальная версия саунд-арт галереи. Это симуляция 16-канальной саунд-системы с аудио-движком. То есть, на экране представлен интерфейс и есть джойстик, с помощью которого можно внутри этой системы ходить. То есть, это все интерактивно. С живым выступлением я еще до конца не решил. Я сейчас активно работаю с 3D симуляциями и «кривым» движком. Может быть, я в нем что-то сделаю... Еще у меня есть давняя идея по поводу перформанса с сэмплированием аудио и видео в реальном времени. Идея в том, что в начале перформанса у тебя вообще ничего нет. В первой части ты быстро-быстро с микрофоном собираешь все звуки и видео-фрагменты, которые можно в пространстве найти. А во второй части, ты это переформируешь и делаешь с этим что угодно. Мне очень нравятся такие подходы, когда из ничего создаются всякие импровизации.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: архив rugrad.eu, Елена Тишина mmoma.ru



Комментарии