«Это было ''кладбище''»: как работал клуб «Матрица»

27 Января 2015
«Это было ''кладбище''»: как работал клуб «Матрица»
Клуб «Матрица» закрылся в январе этого года, просуществовав городе около 11 лет. Начиналась «Матрица» как ультрамодный клуб с вечеринками в стиле хаус. Именно там стартовала в свое время калининградская R’n’B-революция. Благодаря музыкальной политике клуба, в город впервые привозили диджеев, которые впоследствии прочно закрепились в качестве приглашенных звезд в других развлекательных заведениях города. Заканчивал свою деятельность клуб уже с вечеринками в духе «Ночной чемпионат по поеданию сосисок» и дискотеками в стиле «Руки Вверх». Одним из последних привозов клуба стала поющая порно-звезда Катя Самбука. Афиша RUGRAD.EU спросила бывший персонал клуба и людей, имеющих отношение к местной клубной сфере, какой же на самом деле была «Матрица» и можно ли возродить некогда культовое заведение.


DJ Genry, первый арт-директор клуба «Матрица» (2004–2006 годы):

Понимания того, что городу нужен еще один клуб, на тот момент не было. Было просто желание сделать хороший клуб на очень высоком уровне. Это был конец 2003 года. Клуб построили буквально за 2,5 месяца. До этого там был большой нерабочий подвал «Дарфи-клуба». Оттуда вывезли два больших вагона земли, песка и мусора. Помещение будущего клуба углубляли, чтобы были высокие потолки. На тот момент боулинг у «Дарфи-клуба» был достаточно популярным. Его учредители решили сделать на базе «Дарфи» модный танцевальный клуб. По подобному плану делался клуб в Воркуте. Поэтому у всех рабочих было понимание, что и как делать, потому что все уже было отработано. За месяц до открытия клуба, пока шли работы, я ходил по заведениям и смотрел, что здесь происходит. Я знакомился, мы брали разных людей и приводили их прямо на стройку. Ночью. Люди просто ахали: «Ничего себе, какое место крутое».

Для города тогда это был «выстрел в темноту». Мы совершенно не ориентировались на то, что уже в городе существовало. Мы – люди с севера, у нас был немного другой подход. Мы, может быть, еще не совсем понимали, в какой части города это здание находится. Даже сейчас Ялтинская – это «конец света». Тогда мы не до конца представляли, какая часть города улицей Ялтинской называется...

00000-000-1547757-7201.jpgДизайн у нас был антивандальный. Зная опыт других городов (точно такой же по конфигурации клуб есть в Воркуте), мы точно знали, что нужно повторять материалы: бетон, металл, стекло. То есть был такой hi-tech. Были какие-то элементы, которые мы позаимствовали у других модных столичных клубов. Нас вдохновлял легендарнейший клуб «Титаник». Когда к нам пришел Андрей Иванов из группы Triplex (он был резидентом «Титаника»), он сказал: «Оу, эти иллюминаторы очень похожи на те, что были в ''Титанике''». Туалеты в клубе – это целая история. Люди, заходя туда, могли абсолютно спокойно видеть все, что происходит на танцполе, а публика с танцпола не могла видеть, что в туалете происходит. Мы еще привезли огромную турбину, которая набирала силу ветра порядка 15 метров в секунду. 2–3 секунды и все: людей на танцполе, можно сказать, сдувало. Такого ни в одном клубе России не было. Мы включали эту турбину вместе со стробоскопами, и создавалось впечатление, что ты находишься в центре циклона с молниями и ветром. Нереальнейший был кураж.

Нашли ли все эти технологии свой отзыв у публики? Отвечу очень просто. Ко мне в то время приходили управляющие других заведений и говорили: «Блин, у вас вообще вся фешенебельная публика, вся платежеспособная публика». Люди, приходя в наш клуб, видели совершенно другой уровень. Немногие клубы Европы сделаны так же хорошо и качественно. Могу точно сказать, что во времена «Матрицы» город вышел на совершенно другой уровень, с точки зрения клубного дизайна и индустрии. Это было очень популярное место. «Платинум», к примеру, своего клиента около года искал. Странно было, когда клуб в центре города практически пустой. Они только потом нащупали свою аудиторию и начали правильно двигаться. У нас же, в конце улицы Ялтинской, было выстроено все так, что клуб моментально «выстрелил», и пошло огромное количество людей. Клуб был рассчитан примерно на 550 человек, но приходило и 600 и 700. На первый день рождения клуба был зафиксирован рекорд, который ни разу не был побит, – 1 124 человека.

Как только я ушел из клуба, там начались какие-то несуразные вещи. У людей, которые клубом занимались, не было четкого понимания, что и как с ним делать. Это был уже калининградский уровень. Все вечеринки, которые в дальнейшем делали калининградские промоутеры, и «ушатали» этот клуб. Раньше в «Матрице» существовал очень жесткий фейс-контроль: не пускали лиц моложе 20 лет. Последующие вечеринки проводились, как правило, на арендных условиях. У промо-групп, которые арендовали клуб, было свое понимание: мы же арендуем, мы платим деньги, будьте добры, у нас есть определенные условия. Под этим соусом начали просачиваться люди, которые выбранному контингенту не соответствовали. Представьте себе: вам 25–28 лет, а тут в клубе появляется 18-летний мальчик. Как вы к этому отнесетесь? Фешенебельная публика к этому очень негативно отнеслась.

Потом был допущен еще ряд ошибок, с точки зрения музыкальной концепции. Весь механизм клуба начал расслаиваться. И это привело не только к омоложению аудитории, но и к падению интереса со стороны людей. Когда в клубе появились леопардовые скатерти, то это был уже полный... Это уже отдельная история. Люди, которые приняли клуб, не совсем понимали, кто их клиент и что нужно делать.

Мне звонил директор Самбуки. Рассказывал про то, какие они клевые. Я ради интереса зашел в интернет и понял00000-000-870797-7201.jpg, что это дешевый периферийный полустриптиз-полумузыка. В прежней «Матрице» этого бы никогда не произошло. Я отказал тогда директору Кати Самбуки. Управлять клубом должен его создатель, который вложил туда душу. Когда уходит такой человек, то уходит и понимание. Все остальные люди, приходившие в этот клуб, были там временными. Им было все равно, как этот клуб создавался и для чего. Они задавались другой целью: «срубить» на короткой дистанции. Сделать пару-тройку убивающих клуб вечеринок и до свидания. У них вообще никакого понимания, что нужно делать.

Можно [снова. – Прим. ред.] вложить в это место очень большие деньги (не уверен, что они окупятся и вернутся). Нужно делать полный ребрендинг... Я честно скажу: я бы не взялся. Я не участвую в проектах, которые не приносят хорошего результата. Если вложить очень большие деньги, то можно там что-то снова сделать. Но такого эффекта, который произошел в 2004 году, уже не будет. В Калининграде изменилась публика, изменилась конъюнктура. Тогда в России были популярны клубы средней вместимости. Сейчас в России пошла тенденция ухода в небольшие заведения камерного формата. Никто не хочет ходить в заведения, где весь город. Хочется прийти в небольшое уютное местечко. В Калининграде уже другие правила игры. Я не уверен, что на окраине Калининграда будет целесообразным, с точки зрения финансов, делать нечто подобное.


Дмитрий Попов, клубный фотограф:

«Матрица» считалась хаус-клубом, но там стали проводиться не только хаус-вечеринки. Именно там впервые появилось R'n'B. Плюс там еще свои вечеринки Discovery Style делали. До появления «Матрицы» в городе был только один клубный формат – Discovery. А когда появилась «Матрица», то уже и R'n'B пошло.

«Матрица» пользовалась популярностью. Эта была альтернатива брейк-биту. Ну какие тогда клубы были? «Ольштын» и «Универсал». «Универсал» тогда был кабаре или чем-то таким. В «Ольштыне» попса была. «Вагонка» всегда была андеграундная. Получается, что у тусовки, которая любит клубную музыку, на тот момент были только вечеринки от Discovery. Публика в «Матрицу» ходила смешанная: молодежь и люди, которые из брейк-бита выросли, которым захотелось чего-то поспокойней.

Дизайн в клубе был достаточно интересный. Была такая железная труба, работала сирена. Да и сам клуб был сделан в железных тонах. Был очень качественный звук. Такого качества на тот момент ни у кого не было. Плюс прозрачные туалеты. Это тоже было интересно. У клуба было собственное лицо. «Матрица» была клубом, который стал открывать новые для Калининграда музыкальные форматы.

00000-000-1547756-7201.jpgХаус из клуба никуда не уходил. DJ Genry там делал интересные вечеринки. Там же потом и R'n'B было, но оно сдулось из-за ряда факторов. Вначале на R'n'B ходила взрослая публика. Но потом туда начали пускать еще и детей. Грубо говоря, туда начали приходить дети тех, кто начинал на первые вечеринки ходить. При своих же детях они так отрываться не могли. А деньги, естественно, платили взрослые, а не дети.

Клуб начал затухать, потому что начали появляться конкуренты. Появились «Жара» и «Платинум». «Универсал» перешел в этот же формат. Это стало оттягивать публику. DJ Genry, который двигал в клубе музыкальную составляющую, оттуда ушел. И не нашлось продолжателя, который мог бы четко вести музыкальную политику. В результате клуб все скатывался и скатывался: закрывался, потом опять открывался. В итоге он скатился до... Не знаю даже, как это назвать. До дискотек для тех, кому за 80, для тех, кому за 40.

Хотелось бы отметить, что еще и специфика местоположения давала о себе знать. В центре города появились новые клубы: зачем публике ехать куда-то далеко, если в двух шагах есть место?

Охрана никогда не провоцировала драки. Но там очень активно начали тусоваться борцы. С этим никто ничего не мог поделать. Поэтому там было много драк. Может быть, поэтому «Матрица» и потеряла свои позиции, когда открылись «Универсал» и все остальные. Драки были серьезные, жестко было. Там же железное все, крови было много...

Сейчас на клубном рынке такое количество предложений, что сложно предложить что-то уникальное. Тем более в таком отдаленном месте. Все заведения, которые открываются, они, так или иначе, в центре города открываются. Люди могут ходить из бара в клуб, из клуба в бар в течении 5 минут. Вряд ли кто-то поедет далеко. Что там надо сделать, чтобы «Матрица» снова заработала? Опять хаус? Хаус-клубов у нас много. R'n'B – это уже ушедший формат. Концертная площадка? Мне кажется, для города «Вагонки» хватает. Сейчас очень сложно создать конкурентоспособное предложение. Может быть, туда и будут приходить, чтобы посмотреть что-то новое. Но не факт.


Эдуард Петров, арт-директор клуба «Матрица» (2010–2014 годы):

Когда я пришел в клуб, это было «кладбище». Сидело 3 человека каких-то... Это был какой-то ужас и развалины. Я понял, что это будет мое фиаско. Я себя считаю человеком очень креативным, но понял, что мне это «кладбище» поднять будет трудно. Я думал, что это будет мое «кладбище». Но я сам себе сказал: «Или я, или никто. Я должен поднять этот клуб без копейки денег». А денег не было вообще. Зарплату там платили, но смешная была зарплата. Даже не хочу говорить, чтобы коллеги не ржали.

Обязательно надо упомянуть Сергея Каплича, который очень старался что-то делать до клуба. Он был и диджеем и арт-директором. Он старался что-то делать, и у него неплохо получалось. Допустим, он сделал трибьют-party «Руки Вверх». Он, наверное, первый в России придумал трибьют-party «Руки Вверх». Эта вечеринка пользовалась большой популярностью.

q_GHOKry5gE1.jpgКогда я в «Матрицу» пришел, то клуб уже не был элитным. Я как раз в это время провел «Съезд блондинок», кажется, в «Планете». У меня очень большая база блондинок была. Я их приглашал в «Матрицу», сажал за столы, наливал им в графины воду и говорил: «Девочки, делайте вид, что вы водку пьете». И ребята, которые ходили в бильярд или боулинг поиграть, заглядывали туда одним глазом и вдруг видят, что сидит целый стол блондинок, которые водку глушат.

У «Платинума» и других клубов был рекламный бюджет, бюджет на привоз артистов, а у меня – ни копейки... И я понял, что мне надо придумывать идеи, которые стоят 0 копеек. Сама же идея ничего не стоит. И я придумал фестиваль парикмахерского искусства. Я на него ни одной копейки не тратил: ни клубной, ни своей. Наоборот, парикмахеры мне платили регистрационные взносы за право принять участие. Для парикмахеров в Калининграде раньше вообще ничего не делалось. Ну приедет если только на семинар москвич какой-то... У меня стояла очередь: салоны, парикмахеры платили по 2 тысячи регистрационный взнос за право принять участие. Это был один из самых успешных проектов.

Безусловно, я делал ставку на некий шокинг. Помимо «якорных мероприятий» (красивых и гламурных) я сделал «Ночь обнаженных мужчин» на 8 марта. Я понял, что я не могу приглашать мужчин-стриптизеров. Это же 8 марта! У всех арт-директоров одна и та же фишка. Они мыслят примитивно: надо пригласить мужской стриптиз. Мама дорогая, а у меня нет таких денег! И я сделал «Ночь обнаженных мужчин». В анонсе я написал, что все будут абсолютно голые: и ведущий, и диджей, и бармены, и весь мужской персонал. Должен признаться, что «содрал» в интернете один смешной стриптиз-номер. Представляете: четыре абсолютно ненормальных мужика выходят и прикрывают друг друга тарелочками. Смешное случалось: кто-то забыл кого-то закрыть... Зал валялся. Да, мы шокировали. А что еще делать? По-другому никак.

Еще я в клуб приглашал классических балерин. Балет – это очень красивое искусство. Когда вышел фильм «Черный лебедь», я сделал вечеринку «Черный лебедь по-нашему»: я сам вышел в балетной пачке. Зал валялся. Это была одна из первых моих шокирующих вечеринок. Никто не ожидал такой подставы. Никто не думал, что я взрослый, солидный человек с умным лицом вдруг одену эту пачку. Два промоутера мне еще помогали. Они были белыми лебедями, а я черным.

Глядя на то, что делают конкуренты, я думал: «Боже мой, боже мой, вы что, придурки, что ли?» Привезти артиста – это самое легкое. Позвонить в Москву или Питер и сказать: «Приезжай! Есть гонорар!» – это самое легкое. А ты попробуй поработать так, когда у тебя вообще ни копейки нет, мама дорогая! И я умудрялся выкручиваться.

uK4B3IIiz4Y.jpgКаждому, конечно, свое. Если хотите спокойно отдыхать – идите в «Бон-Бон». Но некоторым нужен угар. «Платинум» этого дать не мог. «Универсал», в силу своих традиций, тоже. Чуть-чуть в этом плане работала «Вагонка»... Я выбрал этот формат. Может быть, я иногда ошибался. Но я знаю, что многим нравилось то, что я делал. А многим – не нравилось.

Сначала я в клуб приглашал каких-то MC и ведущих. Но они такие тупые были. Я думал: «Боже мой, боже мой, что же вы, придурки, делаете». В конце концов, я одел наушники и стал слушать, как работают нормальные MC. Я нашел лучшего MC СНГ и всего постсоветского пространства – это был MC Рыбик. Я прослушал все его записи, я посмотрел все его видео. Как работает человек! Я взял его за образец. Признаюсь, даже несколько (да чего несколько, много) фраз у него украл. Я выходил на сцену и говорил примерно следующее: «Самый негламурный клуб в городе раскрывает вам свои объятья! Все люди – братья, все люди – сестры. Доброй ночи, дорогие собратья и, прости Господи, сосестры». И зал ревел, всем это нравилось.

Эта схема помогла нам оттянуть часть публики у «Платинума». Мы начали публику «откусывать». Ко мне подходили несколько человек и говорили: «Мы приехали в Калининград, и нам посоветовали сходить в ''Матрицу'', потому что здесь какой-то вообще ненормальный MC».

Как случилась Катя Самбука? Начался кризис, он везде был. Я подумал, что надо сделать что-то такое, чтобы всех «убить». Я решил привезти Катю Самбуку. Я года два следил за ее творчеством. Я подумал, что надо везти артиста, который в Калининграде ни разу не был. На того, кто был, люди уже не пойдут. «Руки Вверх» – он миллион стоит, а приезжает два раза в год. И я предложил директору привезти Катю Самбуку. Мне показалось, что это будет палочка-выручалочка, которая вытащит нас из той «задницы», в которую мы медленно начали вваливаться. Я сказал, что не настаиваю, а предлагаю. Думали все вместе, отсмотрели ее ролики, страницы в социальных сетях и сказали: «Ладно, приглашаем. Цену за билеты сделаем такую». Я говорю: «Дорого. Давайте вначале сделаем бросовую цену». Но никто не послушал и предварительную продажу поставили по 600 рублей. Я чуть не одурел! Короче, если и был провальный проект в моей биографии, то это Катя Самбука. Один единственный! Это должно было когда-то случиться. Я всегда боялся, что я что-то сделаю, и это будет «жопа». И эта «жопа» упала на Катю Самбуку... Хотя про Катю я могу сказать, что это профессионал высокого уровня. Она так отработала, что все одурели. С бешеной энергетикой человек, а не просто какая-то кукла поющая или дурочка с надутыми сиськами.

Я бы в «Матрице» остался. Но я потерял взаимопонимание. Со всем. С директором бухгалтерии, которая вдруг решила, что они тоже девочки креативные, со службой охраны. У меня получился конфликт со всеми сразу. И я подумал: «Господи, встань и иди! Если лошадь сдохла, то она сдохла. Не надо эту лошадь пытаться поднять. Лошадь сдохла! Слезь с нее!» Я так и сделал.

Я думаю, что некоторое время «Матрица» держалась именно на мне. На моей антипопулярности (как угодно, это называйте). Я, когда уходил, директору сразу сказал: «Я ухожу, можете в тот же час на двери табличку вешать, что клуб закрылся». Но мне никто не поверил. Они поработали некоторое время и закрылись.


Текст: Борис Савинков
Фото: официальное сообщество клуба Matrix "Вконтакте", geometria.ru, nightparty.ru




Комментарии