Должен ли майнер платить налоги? 

10 Июля 2019
Должен ли майнер платить налоги? 

Балтийский федеральный университет им. Иммануила Канта в этом году открыл набор абитуриентов на образовательную программу «Правовое сопровождение цифровой экономики» (юридический институт, магистратура). Руководителем программы стала профессор-исследователь БФУ им.И.Канта, доктор юридических наук и член экспертного совета Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Марина Рожкова. RUGRAD.EU поговорил с экспертом о том, зачем нужны «цифровые юристы», как развивается законодательство о роботах и сможет ли закон о «суверенном интернете» поставить на паузу развитие цифровой экономики в России. 


Нужно ли разрабатывать под цифровые технологии отдельное законодательство и должен ли майнер платить налоги

Я не люблю выражение «Право не успевает за развитием цифровых технологий» – право и не должно успевать, поскольку регулирует не технологии (для этого есть технические стандарты), а отношения между гражданами, компаниями, государством. Когда появился интернет, то было много споров, нужно его регламентировать отдельными законами или нет. Но новые законы нужны далеко не во всех случаях – довольно часто можно просто поправить существующее законодательство. Гораздо более значимым является умение толковать нормы, понимая, как они должны применяться. Поэтому для новых цифровых технологий не нужно создавать новую правовую базу, но нужно уметь применять к новым условиям действующее законодательство. И тут нельзя не вспомнить Кодекс Наполеона, который существует уже несколько веков, и никто не предлагает его срочно переписывать, например, в связи с тем, что появился майнинг. У нас такое вполне возможно: появилось что-то новое – для него нужен новый закон. А это на самом деле и не требуется.

Надо сказать, что иногда законы разрабатываются без четкого понимания сути технологии. Тот же майнинг предлагали рассматривать как предпринимательскую деятельность, ссылаясь на то, что майнеры «добывают биткоины». Но майнинг – это не добыча биткоинов. Майнеры решают вычислительные задачи, проверяя транзакции и закрывая блоки, и только в случае успешного решения такой задачи получают вознаграждение в криптовалюте. То есть это вычислительная деятельность, которая включает и фактор удачи: закрыл блок – получил вознаграждение, не удалось закрыть – ничего не получил и при этом понес убытки. То есть деятельность майнера отнюдь не всегда заканчивается вознаграждением. Упрощенно можно сравнивать майнинг с поиском клада: либо нашел, либо нет. Но мы же не относим поиск клада к предпринимательской деятельности.



И как в этих условиях считать налоги? Можно долго майнить, но так и не закрыть ни одного блока. И получится, что майнер будет платить налоги просто так, в отсутствие какого-то дохода от своей деятельности.

Да, необходимо решить, как квалифицировать эту деятельность, чтобы майнеры не уходили в «серую зону». Возможно, следует говорить о распространении на них положений о фрилансерах и самозанятых. Но не стоит относить их к предпринимателям.


Об образовательных программах в БФУ им. Канта

С развитием новых технологий возникли и развиваются электронный бизнес, электронная коммерция, появился электронный рынок. Сегодня к числу сквозных цифровых технологий отнесены большие данные, робототехника, искусственный интеллект, промышленный интернет и другие – они создают принципиально новые отрасли. Когда компании выходят на привычный отраслевой офлайн рынок, то знают все правила игры, правила конкуренции. Но когда надо осуществлять деятельность в интернете (а это нередко еще и трансграничные отношения, которые выходят за территорию одного государства) или в сфере новой отрасли, то коммерсантам здесь, конечно, легко потеряться. Поэтому современные юристы, обеспечивающие правовое сопровождение бизнеса, должны получить дополнительные инструменты, чтобы они понимали, как поступить в той или иной ситуации. И мы должны подготовить юристов, которые должны знать какими нормами им руководствоваться, какие правила применять.



В нашей новой магистерской программе «Правовое сопровождение цифровой экономики» мы акцентируем внимание именно на цифровой сфере. Студенты будут изучать не просто предпринимательские или договорные отношения, а эти отношения, когда они возникают в условиях цифровой трансформации. При этом упор делается на то, чтобы юристы могли сравнить, как действовать в обычных условиях и как работать, когда речь идет о цифровых площадках и новых технологиях.

В рамках новой программы мы будем рассматривать вопросы персональных данных, поскольку они являются составляющими больших данных и имеют бесспорную экономическую ценность. Персональные данные сейчас обрабатываются повсеместно: практически любая компания, которая выходит в онлайн, так или иначе собирает и обрабатывает персональные данные. Поэтому юристу, чтобы исключить нарушение компанией прав граждан и обезопасить компанию от санкций контролирующих органов, нужно знать законодательство о персональных данных.

Достаточно широко сейчас используется технология электронной цифровой подписи. К сожалению, как и в любой сфере здесь имеют место правонарушения и правоприменительные проблемы. Мы планируем уделить внимание этому вопросу в том числе и в рамках курса по обязательственному праву, когда студенты будут изучать заключение договоров с использованием цифровой подписи.



Сейчас разрабатывается законодательство о киберфизических системах, создана концепция по робототехнике, в которой распределяются риски и ответственность в сфере использования роботов. Думаю, что в течение года должен появиться законопроект. Так что нам будет, что обсуждать на наших занятиях. Юристы, которые разбираются в этом вопросе, будут востребованы в технической сфере, связанной с разработкой роботов и внедрением искусственного интеллекта.

Но «цифровой юрист» не ограничивается только знанием обозначенного законодательства. Наши выпускники на «выходе» будут обладать не только знаниями о новом законодательстве – они должны получить новые правовые инструменты для работы во всех сферах, касающихся «цифры». Мы планируем расширять компетенцию юристов, чтобы на основе имеющейся базы они могли свободно ориентироваться и работать в цифровой среде. Это связано с тем, что в обществе все больше используются цифровые технологии, и права в цифровой среде должны защищаться также, как и в реальной жизни.


О востребованности «цифровых юристов» на рынке и «суверенном интернете» 

Обычно у небольших IT-компаний не всегда есть в потребность в собственном юристе – его поиски начинаются только в случае возникновения проблем. Но если компания намерена активно развиваться, внедрять свои разработки, выходить на новые рынки, то юрист, знающий различные аспекты защиты прав в условиях развития цифровых технологий, станет для нее неоценимым помощником. В рамках нашей магистерской программы мы планируем готовить именно таких юристов.



Говорить о том, что цифровой экономике в России может помешать появление закона о «суверенном интернете», я бы не стала. К сожалению, в СМИ нередко искажают содержание этого закона, преподнося его в неверном ключе, иногда противопоставляя его цифровой экономике. Но нет оснований говорить, что этот закон – это «красная кнопка» или красный сигнал, чтобы показать, что цифровая экономика будет сворачиваться. Здесь нужно учитывать, что в рамках национальной программы «Цифровая экономика» есть направление «Информационная безопасность». И закон о «суверенном интернете» нацелен на то, чтобы обеспечить такую безопасность, создать предпосылки для решения проблем в случае негативного сценария. Но он вовсе не нацелен поставить паузу на развитии цифровой экономики.


*материал опубликован в рамках информационного партнерства

Фото: kantiana.ru, RUGRAD.EU




Комментарии