Дневники Каннского фестиваля. День 9: в предвкушении наград

24 Мая 2013
Дневники Каннского фестиваля. День 9: в предвкушении наград
Ну конечно, впереди еще фильм Полански и Джармуша, но очень хочется поговорить о наградах. Вчера всю ночь сидел с какими-то критиками из Южной Африки и обсуждал, какой фильм лучший. При этом вначале вечера мы все сошлись на том, что это новая картина братьев Коэн "Внутри Льюина Дэвиса", но к утру после десяти бутылок розового, мы снова сошлись, но на этот раз на том, что этот фильм еще не показали.
- Никаких пальмовых ветвей на этом фестивале! Никто не заслуживает! - кричали южно- африканцы в лобби отеля Карлтон.
А я только кивал и надеялся, что председатель жюри Стивен Спилберг проснется от их криков, и завтра будет выглядеть старше своих 66 лет.
Он в самом начале заявил, что ему столько же лет сколько фестивалю, но фестиваль явно выглядит моложе, и не ложится спать в 10 часов вечера, когда Спилберг убаюкивает себя песенкой: «Глазки закрывай, баю-бай». К нам подошел швейцар, который выглядел, как копия актера Винга Рэймса, даже те же очки RayBan. Он сказал, что здесь нельзя так шуметь, на что африканцы напомнили ему эпизод с участием Брюса Уиллиса и Винга Рэймса из "Криминального чтива" и спросили, неужели он хочет это повторить. Потому что Брюс Уиллис как раз здесь, и он точно не против. Винг Рэймс ретировался. А мы стали горячо обсуждать картину Коэнов. Она и правда хороша, никто ни в кого не стреляет, никакого дешевого рэпа, кантри музыка, человеческие слабости, о том, как человек потрясающего таланта так и не добивается славы, потому что талант и слава совсем необязательно ходят за руку.
- И все-таки фильм заслуживает «ветки», - говорил мне человек с внешностью диктатора Пиночета. Не знают, почему мне вспомнился Пиночет, может потому что он тысячами убивал женщин и детей, а при взгляде на моего нового друга, я понимал, что он бы тоже мог.
Откуда-то сверху к нам спустилась небесной красоты девушка в вечернем платье с собачкой. Оглядела лобби, и обнаружила, что мы там единственные, подошла к нам. Выяснилось, что ее собачка захотела подышать воздухом, а она сама не прочь выпить. Не составим ли мы ей компании, и мы все вшестером плюс эта мелкая собачонка пошли на улицу, собачка дышала воздухом при этом в мгновения наиболее глубокого погружения в воздух, она зачем-то поднимала одну заднюю лапу. Мы пили какую-то бессчетную бутылку, но я не чувствовал никаких изменений, поэтому достал из сумки небольшой термос и то и дело делал хороший глоток чая с цветами лаванды, которые я нарвал на клумбе около нашей квартирки. Девушка считала, что лучший фильм снял Николас Виндинг Рефн. Ее глубоко потрясла его картина " Только бог простит", она считала, что фильмы в Каннах должны быть как раз такими бесстрашными, чтобы если надо литься крови, то пусть она льется, и неважно, что скажут обычные зрители по обе стороны Тихого океана.
- Это история несправедливой мести и очень красивых девушек, - сказала она, - а потом призналась, что у нее один раз было с Райаном Гослингом, - понимаете, я напилась, а этот его ироничный взгляд…
Мы осуждающе на нее посмотрели, а пять Южно Африканских критиков заметили, что спать со звездами - это дурной тон. Совсем другое дело спать с теми, кто этих звезд критикует, и пусть она так и знает, что теперь в Южной Африке Райан Гослинг персона нон грата, никто о нем ни одного хорошего слова не скажет в прессе. Потому что они - это вся Южно Африканская пресса вместе взятая, они основа страны. А то как Гослинг повел себя по отношению к такой девушке, как она, уже не говоря о ее собачке, это непростительно, и никакой талант не перекроет.
Я невпопад сказал, что мне понравился новый фильм Александра Пейна "Небраска". Все уставились на меня, будто они уже только что перешли к следующему этапу знакомства, а я все вернул на шаг назад. Они распалили ее разговорами про фильмы, и теперь наконец-то смогли перестать говорить о фильмах, а почти заговорили про секс, а я все испортил. Собачка снова подняла ноги и нассала гигантскую лужу под пальму. Уверен, на следующий год, эта пальма подрастет метра на полтора. Но я продолжил говорить об Александре Пейне, а девушка меня слушала, пять южно-африканцев постепенно стали клевать носом, причем делали они это синхронно. А я говорил, что вообще мне очень нравятся фильмы Пейна, особенно "Потомки" и "На обочине". Там тепло, все ходят в шортах и сланцах, действие происходит на Гавайях и в Калифорнии, там звучит солнечная музыка, все пьют вино и решают дела любви и наследства, в общем, мне там очень хорошо находиться. Девушка согласилась, сказала, что в таких местах ей тоже хорошо, и отпила одним глотком почти полбутылки. А я продолжал говорить о Пейне. Его новый фильм "Небраска" совсем не такой, он черно-белый, там снег, там не уютно, там какие-то забитые жизнью герои, но постепенно, пока смотришь, начинаешь проникаться их судьбой, и этим трогательным человеческим юмором их существования.
- Это все равно что минут пятнадцать постоять напротив нищего, который просит подаяния, - пошутил я.
К этому момента девушка уговорила бутылку, и была уже в настроение, когда легче всего со всем соглашаться.
- Как это верно замечено, - проговорила она, и тут я увидел, что она уже идет без всякой собачки.
- А где твоя собачка?- спросил я.
Она в ужасе посмотрела на свою пустую руку, где какое-то время назад еще был поводок. А потом она села на корточки и заплакала.
- Я разыщу ее! - и я помчался по улицам Канн в поисках собачки. Собачки, кстати, оказалась не дурой. Куда она еще могла пойти после Карлтона, как ни в Гранд Отель. Там я ее и взял с поличным, как раз в тот момент когда она в очередной раз глубоко погрузилась в воздух, откинула вверх левую заднюю лапу и поливала тысячелетнее дерево гинко. Меня не было всего лишь минут двадцать пять. Я вручил красивой девушке ее собачку, а она снова расплакалась. А потом вдруг ее глаза засияли. Она сказала, что я ее герой, в каком-то невероятном прыжке запрыгнула на ближайшую пальму, вскарабкалась по ней точно кошка, сорвала пальмовую ветвь, спустилась, пшикнула на нее своим золотым лаком и вручила ее мне. Я пытался возражать, говорил, что мы еще не посмотрели Джармушаи Полански, но она замотала головой. И я понял, что Джармуш и Полански уже не изменят сути дела. Я также понял, что собачка ее спасла. Мне уже никогда не принять с ней ту позу, в которой она находилась с Райаном Гослингом. Я шел по утренним Каннам и размахивал Золотой пальмовой ветвью. А на пляже оранжевый трактор ковшом вычерпывал из моря горы песка.
 


Текст: Артем Рыжков


Дневники Каннского фестиваля. День 8.
Дневники Каннского фестиваля. День 7.
Дневники Каннского фестиваля. День 6.
Дневники Каннского фестиваля. День 5.
Дневники Каннского фестиваля. День 4.
Дневники Каннского фестиваля. День 3.
Дневники Каннского фестиваля. День 2.
Дневники Каннского фестиваля. День 1.
Дневники Каннского фестиваля. Дорога в Канны.



Комментарии