Бизнес взяли за язык

17 октября 2019
Бизнес взяли за язык

В конце августа в ходе совместного заседания комитетов по малому и среднему предпринимательству и торговле в Калининградской торгово-промышленной палате старший помощник прокурора области Алексей Евмененко рассказал об обращениях неких «общественных и ветеранских организаций», которые жаловались на обилие англоязычной рекламы в городе. Тогда представитель надзорного ведомства заявил, что «жестким» путем они идти не собираются, хотя юридические инструменты для борьбы с латиницей у прокуратуры были. Тем не менее, после этого заседания сразу несколько калининградских предпринимателей получили от прокуратуры представления с требованием устранить нарушения федерального законодательства о государственном языке. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как калининградский бизнес подчинился требованиям надзорного органа, хотя по-прежнему не видит в них смысла. 


«Кровь из глаз»

Для борьбы с англоязычными вывесками используется федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации». В законе, в частности, отмечается, что государственный язык подлежит обязательному использованию в деятельности организаций всех форм собственности. В тех случаях, когда бизнес использует иностранный язык, закон предписывает использовать также русский текст, идентичный по содержанию и техническому оформлению. Именно на эти нормы ссылается прокуратура, когда требует от бизнеса продублировать англоязычные вывески на русском.

Представление именно с такими требованиями от надзорного органа (бумага датирована 29 сентября) получил индивидуальный предприниматель Константин Кирьянов. У него своя собственная дизайн-студия, которая находится на проспекте Мира. Предприниматель занимается разработками логотипов, рекламных видеороликов, сайтов и интернет-маркетингом. Есть также собственная школа дизайна. Выбирая формат для своей вывески, бизнесмен решил сделать дополнительную рекламу сайту. Так, на фасаде здания неподалеку от кинотеатра «Заря» появилась надпись DSGNClLUB.ru. Дублирования на русском не было. Прокурорская проверка усмотрела в этом нарушение федерального законодательства, потребовав от предпринимателя исправить всё за один месяц. Для Кирьянова полученные от прокуратуры претензии сюрпризом не стали.



«Я в наружной рекламе работал 100 лет. Когда-то я переделывал вывески "Кайзерхоф" и SPA-отель. И это была прям кровь из глаз. Я их транскрибировал и переделывал: ужасные такие надписи, кириллицей написанные. Так что я знал про это. Я думал: "Почему они не приходят?" Для меня это была не новость», — рассказывает дизайнер.

Когда Кирьянов принимал решение о вывеске, региональный бизнес с подобными проблемами еще не сталкивался. А прокуратура, судя по всему, крайне лояльно смотрела на нарушение закона «О государственном языке» в центральной части города (в этом районе до сих пор хватает магазинов и общепита с англоязычными вывесками). Ситуация, по словам бизнесмена, была примерно такой же, как с аудио- и видеопиратством в РФ: правоохранительные органы могли в определенный момент плотно заняться кем-то одним, но остальные могли чувствовать себя в относительной безопасности. 

«Никого просто за жопу не ловили. А тут они собрались, прошли. Рейд, так сказать, сделали. Я в Москве был недавно, там везде транскрипция есть», — отмечает Кирьянов, добавляя, что сейчас для бизнеса пришло время начать беспокоиться по этому поводу.



Для прокуратуры история борьбы с англоязычными вывесками достаточно техническая: надзорный орган обязан следить за соблюдением законодательства. Но во внезапной активизации этих действий можно найти и политический подтекст. Его обозначил заместитель полномочного президента в СЗФО Роман Балашов. «Как только на улицах появляется зашкаливающее количество иностранных вывесок, возникает резонный вопрос: в какой стране мы живем? Лично я категорический противник того, чтобы латинизация вывесок шла вообще. Идешь по Калининграду — глаз режет», — цитирует высокопоставленного чиновника портал EurAsia Daily.


Обнуление брендов

Озаботиться вопросом с вывеской пришлось не только Кирьянову. Так, ресторан Zotler на Ленинском проспекте продублировал название заведения на русском языке (представители компании не ответили на запрос RUGRAD.EU о причинах этого). Представление от надзорного органа получил гастропаб «Лондон», который принадлежит бизнесмену Владимиру Кацману.



Менеджмент гастропаба решил, что легче будет выполнить требования надзорного органа, чем выяснять, как поведет себя прокуратура в случае неподчинения. Теперь вывеска заведения общепита продублирована русском языке. Топ-менеджер ГК «Балтийские рестораны» Евгений Белянский (включает в себя паб «Лондон») считает, что потери заведения в данном случае были «нулевые». «К нам ходят не из-за того, какие буквы у нас на вывеске написаны. А из-за того, что у нас здорово и весело», — говорит он. 

Потери в случае «Лондона» действительно минимальны. Паб просто заменил одну из англоязычных вывесок на русскую. Притом на той стороне фасада, которая обращена в сторону Паркового ручья. Так что постоянные посетители заведения могут даже не заметить никаких изменений. 

«Если бы подход был ко всем одинаковый, то было бы не критично. Но обидно, когда я сижу, смотрю по сторонам, а вокруг меня ничего не изменилось: куча вывесок на английском языке», — замечает в свою очередь гендиректор «Лондона» Андрей Карачинов, после чего начинает перечислять англоязычные вывески, которые видны ему из окна офиса на проспекте Мира. Список выглядит внушительным. 



Карачинов настаивает, что подход в этом вопросе должен быть равным. «[Слово] "Лондон" любой школьник может на английском прочитать. Если менять, то менять тогда все вывески. Закон должен быть одинаковым для всех», — отмечает он. 

Другие представители бизнеса куда менее оптимистичны в своих оценках возможного ущерба. Заместитель генерального директора торговой сети «Спар-Калининград» Алексей Елаев считает, что замена вывески может привести фактически к «обнулению» бренда. 

«Вы потеряете часть себя, часть того, во что вы вкладывали свое имя. Порой названия формируются достаточно случайным образом. Особенно много лет назад, когда не должно было быть двух одинаковых названий у юрлиц. Придумали какой-нибудь Cappuccino-8 и так под этим брендом и работаем. А потом говорят, что пишите «капучино» по-русски. Это часть узнаваемости. Это часть того, к чему привык как бизнес, так и потребитель. Необходимо заново зарабатывать доверие для этого знака отличия, под которым работает бизнес», — рассуждает он.

 


Константин Кирьянов говорит, что новая вывеска ему обойдется примерно в 40 тыс. руб. Демонтаж старой — около 5 тыс. руб. «Это становится такая сверхстранная штука — ДЗГНКЛАБ.Ру», — размышляет об облике новой вывески дизайнер.

Появление вывесок на кириллице вряд ли исправит эстетический облик города. Многие предприниматели прибегают к сокращениям и аббревиатурам. И вряд ли появление на вывесках букв «Г» и «А» (вместо G&A — gadgets and accessories) добавит информативности уличной рекламе. 

Как и в случае с пабом «Лондон», Кирьянов не считает, что замена вывески нанесет его бизнесу имиджевые потери. Деятельность дизайнерского бюро в основном связана с интернетом. Предприниматель считает, что в сети у него получится использовать оригинальное название своего бренда, не прибегая к кириллице.

Новую русскоязычную вывеску владелец дизайнерского бюро собирается сделать зеленого цвета с фиолетовой подсветкой. «Кого это отпугнет? Дизайнеров? Их, наоборот, привлекает всякое говно», — рассуждает он. 


Железобетонная защита

Своеобразным оберегом для бизнеса, которому хочется использовать на вывесках англоязычные названия, может стать регистрация товарного знака. Закон «О государственном языке» предполагает, что в таком случае название компании или бренда можно не дублировать кириллицей. Именно эта норма исключает сеть Spar из поля зрения надзорных органов. «Это зарегистрированный товарный знак, причем международный. У нас есть все необходимые лицензионные договоры. На зарегистрированные бренды закон о русском языке не распространяется», — рассказывает Алексей Елаев.



Но для малого бизнеса, не обладающего ресурсами крупной торговой сети, вопрос регистрации товарного знака куда более трудоемкий и болезненный. «Это занимает год и около 100 тыс. руб.», — говорит Константин Кирьянов. Но поскольку бизнесмен сейчас готовится к продаже франшиз своего бизнеса по России, он решился пойти на эти траты. Документы в Роспатент, по его словам, уже поданы.

Закон содержит и другие исключения, правда с более сложными юридическими формулировками. Так, из-под действия нормы исключаются не только товарные знаки и фирменные наименования, но и знаки обслуживания. Последние, согласно Гражданскому кодексу, являются обозначением, служащим для индивидуализации выполняемых коммерческими структурами работ или услуг. 

«Товарный знак — это железобетонная гарантия. Дальше идут фирменные наименования: если юрлицо называется Cleaning Inc., то это фирменное наименование юридического лица. В соответствии с Гражданским кодексом фирменное наименование может быть на любом языке, помимо русского. На него тоже не распространяется закон о русском языке применительно к вывескам. И так же он не распространяется на знаки обслуживания. Например, если вы свой розничный бизнес называете shop, то это вполне может быть вашим фирменным знаком обслуживания. Независимо от того, зарегистрирован он или нет», — рассказывает Алексей Елаев.


Посконные вывески

Бизнес понимает, что буква закон в данной случае на стороне прокуратуры и не решается перечить надзорному органу. Но целесообразность действий правоохранительных органов понятна далеко не всем предпринимателям. Константин Кирьянов считает, что никакого ущерба обществу англоязычные вывески не наносили. «Я считаю, что это лишние действия. Я мог бы заниматься [делом], платить налоги. А я в этот момент потерял время. Ездил-парился, теперь мне надо вывеску снимать, минус 40 тысяч. Это маразм, который ничего не поменяет», — говорит он.



«Нам про эти буквы говорят, что это наше, свое, родное. Но не надо забывать, что кириллические буквы — это исторически разновидность латинских букв. Глаголический алфавит является более посконным, если так говорить. Но это я в порядке шутки говорю», — пускается в исторический экскурс Алексей Елаев.

Топ-менеджер торговой сети также отмечает, что в стандарт общего образования в российских школах входит изучение иностранных языков. «В России собираются ЕГЭ вводить по английскому языку. Исходя из этого, можно сделать вывод, что владеет наше население и кириллическим, и латинским алфавитом. Что меняется? Ради чего всё это?» — говорит он.

Как и Кирьянов, Елаев не видит вреда для общества в англоязычных вывесках. «Фактически я не вижу какого-то вреда общественным интересам. Людям надо выполнить план, и они его выполняют. Это как с законом по алкоголю. Могут внести законопроект? Могут. Вносят? Вносят. А то, что от этого что-то там изменится… А какая разница? Пунктик выполнили и всё», — рассуждает он. 



Гендиректор «Лондона» Андрей Карачинов считает, что логичнее было бы, если бы вопрос с вывесками отдали бизнесу на саморегуляцию. «Этот вопрос больше должен волновать предпринимателей, на чьем объекте висит вывеска. Вывеска — она продающая. Если он ее сделал так, что клиенту непонятно, то это проблема предпринимателя: он не получит деньги, клиент к нему не пойдет. Если он пишет на том языке, на котором, как он считает, его поймет клиент, то это его право, пускай так будет», — резюмирует он. 


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU



Комментарии