Андрей Кляшторный: Калининград был крутой, а в России на «Жигулях» ездили

3 Февраля 2016
Андрей Кляшторный: Калининград был крутой, а в России на «Жигулях» ездили

Андрей Анатольевич Кляшторный — вратарь «золотого состава» ФК «Балтика». В 1993 году он приехал в Калининград из Белоруссии, чтобы защищать цвета самого западного клуба страны. Уже через 2 года команда заняла первое место в Первой лиге и вышла в Высший дивизион. Кляшторный успел поиграть и за другие российские клубы, но в 1999 году вновь вернулся в Калининград. В Высший дивизион «Балтике» тогда пробиться так и не удалось. Завершив спортивную карьеру, Андрей Кляшторный получил тренерское образование и стал спортивным функционером. После ухода из ФК «Балтика» Михаила Цикеля именно Кляшторный исполнял обязанности генерального директора команды. Сейчас он назначен спортивным директором клуба. В рамках проекта «Город и его люди» Андрей Кляшторный рассказал Афише RUGRAD.EU, как он променял трёхкомнатную квартиру в Казани на Калининград, каким образом руководству «Балтики» удавалось зарабатывать миллион долларов на аренде и почему культ денег испортил российский футбол.



«По ''вагонкам'' мы не ходили»

Я родился в Белоруссии, в городе Могилёве. Дебютировал в профессиональном футболе в 1984 году, ещё когда в 10 классе учился. Это был основной состав могилёвского «Днепра», который вместе с «Балтикой» выступал во второй лиге первенства СССР. Так что я сюда ещё в сезоне 1984-го приезжал, но в качестве запасного вратаря.

Мне тогда показалось, что в Калининграде огромная армия болельщиков. Когда они начинали стучать ногами по деревянным настилам, создавалась такая шумовая атака... Тогда я понял, что калининградские болельщики — это двенадцатый игрок команды.

В «Балтику» я перешёл в 1993 году. Меня сюда пригласил Корней Шперлинг (на тот момент главный тренер 4.JPGкоманды. — Прим. ред.). Он сказал, что здесь строится новая команда, есть задача выхода в Премьер-лигу. У меня на тот момент было три предложения: сочинская «Жемчужина», венгерский клуб «Раба ЭТО» и «Балтика». Играть за рубежом было модно, тем более «Раба ЭТО» ещё и в Кубке УЕФА участвовала. Но я посоветовался с родными, близкими и выбрал Калининград, чтобы почаще их навещать.

«Балтика» в 1992-м вышла из Второй лиги в Первую. Автобус тогда у «Балтики» был маленький «пазик» красного цвета, база до сих пор без изменений так и осталась «Сокол», душ был на улице. Поселили нас в общежитии на улице Нарвской. Но это нас не останавливало: в 1993-м мы заняли четвёртое место, в 1994-м — третье, а в 1995-м — первое и вышли в Премьер-лигу.

Самое главное в городе — это люди. А люди в нашем городе очень культурные. Потому что заграница рядом — культура общения. Мы пешеходов пропускаем достаточно часто по сравнению с Москвой и другими городами России. В Могилёве количество жителей — 350 тыс. человек. Калининград был тогда примерно такой же. Но здесь своя специфика. Одна треть жителей (если не больше) ходила в море. А это менталитет. Когда я за «Днепр» играл, мы сюда часто приезжали. Рыбу постоянно покупали в знаменитых магазинах «Океан» и «Дары моря». Осталась по ним тоска: действительно знаменитые магазины. Тогда был ещё магазин для моряков «Берёзка», где они отоваривались, но меня лично этот магазин не коснулся.

Я сюда приехал в 24 года, но [именно чтобы] в футбол играть. Я и раньше-то на дискотеки не ходил, и тут было то же самое, и рестораны поздно стал посещать (потому что соблюдал спортивный режим). Но рестораны здесь 5.jpgхорошие были: девочки ждали моряков, которые придут с моря, у них будет много денег, и они их будут налево и направо тратить. А мы играли в футбол, и нас это не касалось.

По «вагонкам» мы не ходили... Я наслышан, что «Вагонка» — это знаменитая дискотека, но лично я там был один раз: меня привёл кто-то. Ну посмотрел, ну «Вагонка», ну знаменитая...

Было внимание к команде со стороны губернатора, со стороны командующего Балтийским флотом. В раздевалку заходили, даже такое было. Помню, сыграли дома вничью: «душили» команду гостей, «душили», моменты создавали, но не забили и сыграли 0:0. Сидим, переживаем. Заходит командующий Балтийским флотом и говорит: «Ребята, молодцы, как львы, бились! Народу понравилось. Ну не забили — не переживайте». И сразу головы подняли, духом воспряли. Жизнь, оказывается, на этом не заканчивается.

Мы тогда на поле выходили, а болельщики уже перед игрой начинали кричать: «Давайте 3:0! Давайте 4:0!». Мы выходим, думаем: «Нам 1:0, 2:0 бы выиграть...». А зрителям этого уже было мало.


«Если выиграл — хватает на бутерброд с икрой; если нет — на бутерброд с маслом»

На «Балтике» в те времена был очень классный футбольный газон. Мне, как вратарю, который прыгает, локтями и коленками бьётся, это была огромная радость. Прыгал, ловил, падал — и ничего не больно. Я полностью согласен, что стадион «Балтика» — это символ города. Да, он не сильно менялся. Он вообще у нас самый старый в России: в 1892 году основан. И дренаж футбольного поля прекрасный: идёт дождь, в городе вода стоит, а на футбольное поле выходишь — как будто дождя и не было. Куда вода ушла, мы даже не представляли.

В данный момент строится стадион, где будут проходить матчи чемпионата мира. Он будет многофункциональный, по новейшей технологии. Но вот в прошлом году нам доверили проведение Кубка 1.JPGРоссии среди женских команд. К нам приезжала комиссия из РФС, и она решила, что и стадион «Балтика» к такому мероприятию полностью готов. Я не считаю, что два стадиона для города — это большая роскошь. В Калининграде и первенство области проходит, и первенство города. А футбольных полей не хватает.

В команде тогда не было звёзд. Были ребята-трудяги. Но после выхода в Премьер-лигу уже стали заметны звёздочки. Даева и того же Федькова в сборную России привлекали, Баранов перешёл в «Спартак», а Низовцев — в ЦСКА. В сборной Литвы стали наши футболисты появляться... Зарплата у нас была такая же, как у обычных людей. Мне, когда я сюда приехал, платили 50 долларов. Это по нынешним временам тысяч 15 рублей. Но у нас были премиальные за победу. И если ты постоянно выигрываешь, то премиальные накапливаются, и твой общий заработок намного больше, чем твоя зарплата: получаешь в 3–4 раза больше. Если проигрываешь, то живёшь, как обычные люди. Мы говорили, что если выиграл, то хватает на бутерброд с икрой, а если нет, то ешь бутерброд с маслом.

В «Балтике» никогда не было больших денег. У нас не было больших премиальных. Но если руководство что-то обещало, то свои обещания выполняло. Мы общались с футболистами других клубов и спрашивали: «У вас какие премиальные?» «Тысяча долларов». «А у нас 300 долларов... А вам платят?» «Нет, нам за 5 игр должны». «А нам выплачивают сразу». Премиальные были небольшие, но их выплачивали вовремя. Был стимул больше выигрывать и больше зарабатывать.

На перелёты и гостиницы нам денег хватало. Усиленного питания не было. Пятизвёздочных отелей — тоже. Говорю же: душ на улице у нас на базе был, и ничего. Жили. Побеждали.

В то время у команды было много спонсоров. Тогда можно было команду спонсировать индивидуально на 3.jpgкаждый матч. На стадионе даже объявляли: «За первый гол «Балтики» такой-то приз! За второй гол ещё такой-то приз».

Руководство нашего клуба тогда ещё придумало «фишку». У нас с понедельника по пятницу был рынок. Был договор с авторынком в Борисово: они торгуют по субботам и воскресеньям, а у нас с понедельника по пятницу стоял авторынок, куда приезжали со всей России. Клуб на этой аренде зарабатывал приличные деньги. Вплоть до миллиона долларов.

Раньше был другой менталитет. Сейчас культ денег. Куда шаг не сделаешь, всюду: деньги давай, деньги давай! Раньше, если у тебя кто-то спросит: «Ты что, за деньги играешь?!» — а ты ответишь, что да, то тебя на следующий же день из команды выкинут. А конкуренция была очень большая. В союзные времена уровень Второй лиги был выше, чем у нас сейчас Первая лига, потому что это был Советский Союз.

Сейчас уровень зарплат поднялся. В Премьер-лиге зарплаты начинаются от 15 тысяч долларов и выше. Плохо играешь, но 15 тысяч долларов всё равно имеешь. Но это Премьер-лига. В ФНЛ и ПФЛ намного-намного меньше.


«С нами любому клубу из Премьер-лиги было тяжело играть»

У «Балтики» того времени была психология победителей. У нас был сильный сплочённый коллектив, своя игра, свой самобытный рисунок. Тренеры других команд говорили, что болельщики — это наш двенадцатый игрок. Наши зрители болели так, что у соперников мурашки шли по коже. С нами любому клубу Премьер-лиги было тяжело играть. Например, «Балтика» — это единственный клуб, кого питерский «Зенит» в Премьер-лиге не обыгрывал.

После того, как мы вышли в Премьер-лигу, на команду посыпались предложения о трансферах, и клуб на этом 2.JPGнеплохо зарабатывал. Меня продали в краснодарскую «Кубань», потом я играл в казанском «Рубине». Но Калининград настолько мне был по душе, что я отказался от трёхкомнатной квартиры в Казани, оставил её клубу и вернулся сюда в 1999 году. В том году очень приличный состав у «Балтики» был, да и атмосфера футбольная в городе царила.

Краснодар по своей инфраструктуре от Калининграда лет на 8 отставал. Казань отставала лет на 5. А сейчас в Краснодаре и Казани понастроили столько спортивных объектов, что уже мы далеко позади. Но по тем временам Калининград был крутой, у нас Европа рядом: мы знали, что такое евроремонт, ездили на иностранных моделях, а в России — в основном «Жигулях»!

В «Балтике» я играл потом с 1999-го до 2004-го. В 1999 году у нас был сильный звёздный состав, после первого круга мы лидировали в Первой лиге. Но чего-то не хватило, [чтобы выйти в Высший дивизион]. Наверное, потому что чехарда с тренерами у нас началась.

Когда я закончил футбольную карьеру и отучился в Высшей школе тренеров, мне захотелось помочь своим мастерством, поделиться своими знаниями с клубом. Этим я сейчас и занимаюсь. А до этого работал и в Хабаровске, и в Курске. Но у меня семья в Калининграде, дочь здесь родилась, тут у меня много друзей, много людей, которые меня знают и уважают. Мне комфортно здесь. Мне культура общения нравится. По сравнению с «большой» Россией у нас очень цивилизованный город, и мне всего хватает.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова, предоставлено собеседником




Комментарии