«''Сердце города'' – это преступление против Калининграда»: Вадим Еремеев и Сергей Лебедихин об ошибках команды Александра Попадина

20 февраля 2015
«''Сердце города'' – это преступление против Калининграда»: Вадим Еремеев и Сергей Лебедихин об ошибках команды Александра Попадина
19 февраля в Калининграде презентовали альтернативный проект обустройства центра города, разработанный творческой мастерской Вадима Еремеева и архитектурной мастерской Сергея Лебедихина. Он должен представлять альтернативу проекту «Сердце города», который курирует команда культуролога Александра Попадина. Собственно, критике работы Попадина и конкурсу на разработку концепции застройки центра, итоги которого подвели в сентябре прошлого года, и была посвящена большая часть обсуждения. Правда, критиковали Александра Попадина и архитектора Никиту Явейна (чье архитектурное бюро одержало победу в конкурсе), скорее, за идеологию, чем за архитектуру. На обсуждении собрались архитекторы и люди 22.JPGстаршего поколения, имеющие отношение к строительной отрасли, так что мировоззрение у них весьма реакционное. Все попытки команды «Сердца города» «позаигрывать» с историческим наследием города воспринимаются тут исключительно в негативном контексте.
Если кратко сформулировать суть претензий, то все сводится к следующему тезису, в горячке высказанному одним из участников дискуссии: «Они ведут нас в Кенигсберг, а я хочу помереть в Калининграде!» Малоэтажные домики в районе Альтштадта, которые показывал в своем проекте Никита Явейн, называют «картонными» и требуют их исключить. Доминантой центра города здесь видят Дом Советов, и вообще такое ощущение, что отношение к советскому прошлому у участников дискуссии более чем теплое. Апогей дискуссии: проект команды Александра Попадина требуют проверить на принадлежность к «пятой колонне», звучала даже фраза про «идеологическую диверсию».

Встречалась здесь, впрочем, и более рациональная критика. Авторов альтернативного проекта беспокоило 33.JPGотношение в «Сердце города» к зеленым зонам. Их надо сохранять, а в проекте команды Попадина они видят угрозу массовой застройки и хаос.

Что касается самого «проекта Еремеева–Лебедихина», то архитекторы пытаются развивать идеи ландшафтного архитектора Эрнста Шнайдера. Транспорт они советуют, как и многие другие архитекторы, из центра города выводить. В пояснительной записке они предлагают отказаться от строительства в центральной части города. Для строительства таких объектов могут быть созданы специальные подцентры на пересечении выездных магистралей с окружной дорогой Калининграда.

Излишним историзмом Еремеев и Лебедихин не увлекаются. Королевский замок восстанавливать не планируют. А вот его подвалы можно раскопать и использовать для привлечения туристов. Предлагается накрыть двор замка металлической конструкцией и использовать для массовых мероприятий. В том числе и для митингов.
Есть у них место и для нового офисного центра – «Калининград Сити». Расположить здание планируется в пойменной зоне острова Октябрьского, восточнее второй эстакады. В эту зону также предлагается вывести выставочный комплекс «Балтик–Экспо». Здесь же предусматривается размещение главного стадиона 44.JPGгорода, большого аквапарка и водно-спортивного клуба. В результате у архитекторов получается новый спортивно-выставочный и деловой центр города.

Будущее этого проекта предсказать сложно. Даже участники дискуссии признают, что губернатор поддерживает «Сердце города». Сворачивать этот проект у Николая Цуканова нет никаких причин. «Сердце города» уже «проело» определенную часть бюджетных денег, и признавать, что вся работа была сделана впустую, – это политический риск. Крики на обсуждении о том, что надо требовать отставки Цуканова, сложно воспринимать всерьез. Определенные надежды у участников дискуссии есть на общественную палату, где должны обсуждать этот вопрос. Но если раньше совещательный орган мог раскритиковать  работу Александра Попадина, то теперь его возглавляет близкий Цуканову человек – Тамара Кузяева, которая долго занималась представлением интересов главы региона в Облдуме. Впрочем, есть еще призрачная надежда, что предложения Еремеева и Лебедихина учтут при формировании общей концепции по застройке центра.

Афиша RUGRAD.EU приводит основные тезисы выступлений авторов альтернативного проекта по обустройству центра Калининграда.



Вадим Еремеев

eremeev.jpegКалининградских архитекторов от «Сердца города» очень плавно отстранили. Конкурс вообще очень странно проводили. Мы участвовали до этого в воркшопе и рассчитывали, что нам это «Сердце города» поможет, хотя бы в оформлении проекта: им ведь выделили определенные деньги. Сделать 12 планшетов формата метр на метр нам было не по силам. Оформление очень дорогое. Явейн, который занял первое место, говорил в интервью, что премия, которую они получили, не компенсирует затрат на конкурс. У нас не те масштабы проектирования, не те деньги, поэтому мы не смогли участвовать в конкурсе.

Почему у «Сердца города» получились такие итоги? Попадин с его группой еще за год до этого разработали весь проект «Сердце города». Они возили его на все выставки, у них были сделаны макеты, и вся эта застройка дублировалась в конкурсе. Самое главное, что все это вошло в задание. Вот эта обязаловка: ввести немецкую застройку в центре города.

На картинках видно, во что может превратиться это наше «Сердце города». Вот эта «казарма», которая идет вдоль парковой зеленой зоны, вдоль наших бульваров… Немецкая застройка была гораздо живописней и не такая, как предлагает этот проект. Как и «Рыбная деревня» не соответствует тому, что было исторически на этом месте. Это не реставрация старой застройки. Просто идет какой-то камуфляж. Фанерный вид старой застройки, как они ее видят глазами наших некоторых архитекторов.

Что мы видим самого опасного в этом проекте? То, что у нас по всем набережным идет застройка. Причем жилая застройка. Поэтому все набережные сужают сейчас до непонятных размеров. И там [в проекте «Сердце города». – Прим. ред.] по всему этому периметру идет застройка. Нам кажется, что это уже преступление. Мы в свое время, когда я проектировал эти микрорайоны, набережные от застройки освободили. Те потоки, которые раньше шли, мы смогли отстоять. Но сегодняшнее наступление на берега чревато.

Парки у нас уже застраиваются. Ялтинский пруд – застраивается. Застраивается все, что можно, все зеленые кусочки, которые были. Уже и на «Балтике» начали дом какой-то строить. Застройка зеленых зон стала правилом, а не исключением. Это наши доблестные депутаты собрались как-то и вынесли решение, которым выбили их [зеленые зоны. – Прим. ред.] и перевели в возможность застройки. Уже и на могиле Бесселя это продолжается. Они сейчас продолжают мероприятия по исполнению этого конкурса, и я боюсь, что завтра начнут рубить последнюю зелень, которая у нас осталась между Московским проспектом и рекой Преголя. Появилась гостиница Ibis. Дальше еще одна гостиница ближе к спорткомплексу «Юность». Сейчас общественная зона из общего пользования уходит в частные руки. Это гостиницы, заборы, стоянки. Это уже не экология, которая должна была быть. У нас очень уплотненная жилая застройка. Есть предложение застроить портовую набережную, но там, правда, склады… Надо было все сносить, мы зеленую зону проектировали в свое время. Сейчас туда пойдет застройка.

«Сердце города» – это в какой-то степени преступление против Калининграда и калининградцев. Мы встрепенулись на старости лет и разработали этот проект, останавливающий хаос, который у нас здесь должен происходить. Я не говорю, что мы нашли правильное решение по площади (что там делается на замке – это вопрос десятый), но нам надо защитить все бульвары и зеленые зоны от невероятно мощного наступления. Вы увидите, что будет происходить на заседании общественной палаты. Там 10 выступающих, и все они, извиняюсь, – за деньги, которые выделены на «Сердце города».


Сергей Лебедихин

lebedihin.jpegВ 2007 году состоялся международный проектный семинар – воркшоп. Мы участвовали с Вадимом [Еремеевым. – Прим. ред.]. В процессе выявилось, что по этой территории (между Домом Советов и рекой, включая зеленый кусочек Московского проспекта) возникло два противоположных мнения. С одной стороны, мы настаивали, что здесь должна быть благоустроенная зона (по типу того, что сделали вокруг Верхнего озера), где люди ходят и отдыхают. Другая группа, которая выявилась, – это те, которые хотели там все застроить. В таком же духе [как у «Сердца города». – Прим. ред.] или не в таком же духе, но застроить. Когда-то этот район назывался Альтштадт. Это был старый город, который примыкал к крепости. Вот там, на старых фундаментах или рядом, или как угодно, желательно с сохранением старых улиц, ликвидировать Московский проспект и поднять средневековые лабиринты Кенигсберга.

Были две противоположные точки зрения: более историческая и более трезвая. Взять и убрать Московский проспект – под землю его убрать или куда-то еще – это все несерьезно. Разобрать эстакадный мост – ну что это такое? Во-первых, это гигантские деньги. Во-вторых, зачем? Можно найти решения, которые позволяют и Московский проспект сохранить, и обеспечить доступность этих зеленых зон, благоустроить, сделать все хорошо. Развивать дальше то, что у нас уже было. Что-то подправить, но чтобы все у нас получалось красиво и рационально.

После воркшопа появился проект под маркой «Сердце города»: застроить это все. Это называлось проектом, тогда еще не было бюро. Его везде таскали: и губернатору, и в областном правительстве выставляли, и в городе, и в конце концов было создано бюро «Сердце города». Его создали люди, которые были из группы, которые хотели застроить. Совершенно естественно, что в задании на разработку конкурсного проекта они включили условие: застроить эту территорию. Жюри смотрит на соответствие заданию. А если в задании написано, что вот это нужно восстанавливать, то, конечно, призерами стали те, кто показал, что вот это дело можно восстановить. Это было прямое задание. Это несерьезно.

Само задание я ставлю под сомнение. В октябре прошлого года прошел объединенный градостроительный совет. Зафиксировали, что среди материалов конкурса нет такого, по которому можно было реализовывать застройку в центре. Очень сложно, транспортные проблемы не решаются… В отдельных проектах были какие-то небольшие изюминки, которые можно было бы консолидировать и использовать в дальнейшей работе. Было принято решение – разрабатывать консолидированную концепцию с учетом всех мнений, которые есть и на конкурсе и вокруг. Было прямое обращение к калининградским архитекторам: если у кого есть, что сказать по данной зоне, давайте нам, мы учтем. В том, что пойдет в реальную застройку, можно будет учесть не только те мнения, что были на конкурсе, но и то, что есть в умах и головах калининградцев.


Текст: Алексей Щеголев