RuGrad.eu

28 , 02:03
$75,59
+ 0,00
84,95
+ 0,00
18,10
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

«От этажности все падают в обморок»

18 ноября 2021
 «От этажности все падают в обморок»

В понедельник, 15 ноября, члены правления регионального отделения Союза архитекторов направили письмо главному архитектору и председателю градсовета Евгению Костромину. Сразу 6 членов союза, входящие в состав областного градсовета, заявили, что отказываются принимать участие в дальнейшем обсуждении проекта застройки центральной части Калининграда у Дома Советов. Концепция питерского бюро «Студия 44» Никиты Явейна оценивалась в среде калининградских архитекторов крайне критично. Они даже обращались к полномочному представителю президента РФ в СЗФО Александру Гуцану, называя проект застройки «наиболее негативным примером недальновидности». Несмотря на критические отзывы, гендиректор АО «Корпорация развития Калининградской области» Андрей Толмачев заявил, что проект Явейна снова будет вынесен на заседание градостроительного совета.  

Афиша RUGRAD.EU рассказывает, почему архитекторам надоело обсуждать Дом Советов и территорию вокруг, почему письмо не подписал председатель местного отделения Союза архитекторов и смогут ли власти добиться одобрения данной концепции без участия профессионального сообщества.

 


Олег Васютин, архитектор, подписал письмо в адрес главного архитектора

Ни о каких правках [в проект Явейна] речь не шла. Изначально процесс принятия проектных решений был поставлен неправильно. Идет лоббирование этой территории, превращения ее в территорию для коммерческого использования. Общественная функция оттуда уходит, этажность повышается, изменяется функционал. Это всё происходит вне профессионального и гражданского сообщества. Довольно банальная, примитивная и скрытая форма купли-продажи земли в центральной части города.

Никто не обсуждал общественную функцию, и она [в проекте] не предназначалась. Если кто-то говорит, что она есть, это просто игра словами.

Прежде всего необходима какая-то банальная дискуссионная площадка по поводу того, как видят этот процесс профессионалы (не чиновники, а профессионалы). Что хотят там видеть жители города и как они хотят пользоваться этой территорией. Что городу даст обустройство этой территории, каким он будет. То есть прийти к каким-то взаимовыгодным интересам между различными группами гражданского сообщества и профессионалов. Когда это всё станет понятно, то делать техническое задание. Технического задания для Явейна я не видел.

Все просто падают в обморок от этажности, которая там задумана. Это такое громадье — совершенно непонятное, нехарактерное для исторической центральной части города. Это что-то невероятное. Явейн сделал проект — профессиональный, но он не для этого места и не для центральной части. Ему быть… Вот портовые территории будут рекультивироваться — вот туда. Очень хорошо: рядом с огромными немецкими складами, которые там стоят, элеватор — это всё туда. А здесь совершенно другое.

Мы свое отношение к этому процессу выразили и принимать участие в рассмотрении [проекта] не будем. Просто не приедем на градостроительный совет. Мы свою оценку в письме уже дали. Если власти говорят: «Наплевать на вас, мы сами!» — это будет уже проблема властей.

Никаких корректировок, никаких замечаний [больше не будет]. Изначально это не тот проект, который нужен городу. Нам пытаются всучить какой-то чужой проект, который не подразумевает обустройство города, а подразумевает извлечение экономической выгоды.




Сергей Гулевский, архитектор, подписал письмо

Мы в предыдущих письмах очень четко изложили свою позицию, что принципиально возражаем против этой постановки вопроса. Потому что данная концепция не учитывает принятых ранее и одобренных градостроительных наработок. Снос Дома Советов не очевиден, и никто (ни город, ни профессионалы) не ознакомлен с этим. Ранние предусматривали, что Дом Советов останется. Ранее в генеральных планах эта площадь была как общественное пространство и сквер. Но потихоньку она перешла в категорию «под застройку». Мы это всё четко изложили. И после этого идти и рассматривать проект Явейна, когда мы в нескольких письмах сказали, что вообще с такой постановкой вопроса принципиально не согласны? Это было бы неправильно. Поэтому мы известили, что в данной ситуации просто не можем.

Явейн объективно очень хороший архитектор, но алгоритм в организационном плане с самого начала был взят неправильный. С 2005 года прошел ряд градостроительных мероприятий, симпозиумов, международный воркшоп, международный конкурс. Всё потихоньку-потихоньку двигалось к решению вопроса, была куча наработок. Потом вдруг всё отмели в сторону, 3 года ничего не делалось, а потом сказали: «Нам надо торопиться, мы заказали Явейну, придите и обсудите». Мы посмотрели на этот и проект, и большинство (меня в том числе) он не устраивает.

Постановка вопроса в корне неправильная: такие знаковые вещи во всем мире решаются только через конкурс, только через обсуждение с горожанами. Нам же в этом городе жить. Надо всех убедить, что это оптимальное решение.

Если власти снова вынесут этот проект на градсовет, то мы не примем участие. Если они примут проект без архитекторов, то тогда они берут всю ответственность на себя. Зачем нас делать сопричастными? У нас все события в городе в последнее время развиваются так: все очень градостроительные решения принимаются непонятно где и непонятно как. <…> Часто на градсовет сейчас выставляются объекты, которые уже и прошли экспертизу, и разрешение на строительство получено. И мы задаем вопросы главному архитектуру области: «А что мы, собственно, тогда обсуждаем». Какую-то ширму сделали, а это же совет.




Петр Черненко, председатель Союза архитекторов, занимает должность заместителя директора ГБУ КО «Центр кадастровой оценки и мониторинга недвижимости», не подписал письмо

Я сейчас буду говорить не о позиции архитекторов, а о том инструменте, который был выбран, — это подобные письма. Думаю, что в нем не было необходимости. Моя позиция по проекту Явейна, по его проработке, по градостроительному обоснованию была неоднократно изложена, и она не изменилась. Я профессионал-градостроитель. Я не могу проект Явейна одобрять или не одобрять с профессиональной точки зрения по одной простой причине: у проекта нет градостроительного обоснования. Градостроительство — это математика, а здесь математической основы нет. Она отсутствует <...>.

Но всё равно, чтобы что-то изменилось, [проект] надо обсуждать. Моя позиция такая, что должно быть конструктивное обсуждение. Возможно, идет работа по градостроительному обоснованию, потому что про это мы говорили с самого начала. Наверняка, вносились какие-то изменения. Надо посмотреть, о чем разговор. Если никаких изменений не будет, то ровно то же самое можно заявить на заседании градостроительного совета.

Инициаторы письмо подготовили без моего участия. После ознакомления с текстом я спросил у инициаторов письма, какой результат вы ожидаете. Действия же должны быть нацелены на результат? Толком ничего мне не ответили.

Одно дело это сохранить лицо. Не участвовать в принятии перспективно нерабочих решений или решений, которые вредят городу. Ну, не участвуем, хорошо, лицо сохранили. Но его сохраняли уже много раз и письма писали неоднократно. Позиция архитектурного сообщества неоднократно повторялась в письмах в разные инстанции.

Конфликт интересов (в настоящий момент Петр Черненко занимает должность в правительственном «Центре кадастровой оценки и мониторинга недвижимости» - прим.ред.)  возможен, но я плохо его себе представляю в моем случае. Злоупотребление служебным положением возможно на любой должности. Вместе с занимаемой должностью должна рассматриваться репутация. Я полагаю, что у меня есть определенная репутация. Да, конфликт интересов возможен, а вот есть он или нет — это уже второй вопрос.

Как это будет выглядеть технически, если на совет внесут проект Явейна, а архитекторы откажутся его обсуждать? Есть разные варианты, я бы их не хотел обсуждать, чтобы они не стали намеком на направление движения. Позиция «пусть власти принимают решение без нас и сами несут за него ответственность» — это плохая позиция. То есть мы умываем руки и уходим… Всё это началось еще в истории с Христом и плохо закончилось. Надо участвовать. Пока есть возможность менять — надо менять.



Евгений Костромин, главный архитектор Калининградской области

Письмо получил только вчера, так что пока у меня нет ответа на вопрос, как я его оцениваю. Архитекторы беспокоятся за решение. На градостроительном совете, где мы рассматривали проект, были высказаны рекомендации, которые должны учитываться при разработке проектных решений

Готов ли я буду заявить, что градсовет не будет рассматривать проект без архитекторов? Рассматриваем тоже такой вариант. Рассматриваю ли я вариант не одобрить проект без архитекторов? С формулировкой сейчас сложно… Четкой формулировки у меня нет. Но такой вариант тоже рассматривается.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: презентация проекта застройки "Студии 44", RUGRAD.EU