«Нижний уровень благоустройства»

5 марта 2021
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

В три этапа благоустройства Нижнего озера было вложено более 147 млн руб. Но, несмотря на серьезный объем средств, после зимы стали проявляться недочеты: где-то осыпается штукатурка, на деревянных пирсах видны трещины. Власти уже заявили, что подрядчику будут предъявлены претензии, однако не уточнили, какой именно компании придется устранять недочеты. Каждым из этапов благоустройства занимался отдельный подрядчик. Афиша RUGRAD.EU вспоминает, как происходило благоустройство данного объекта и что в итоге получилось у властей.


Первый этап благоустройства Нижнего озера начался в 2017 году. Дизайн-проект для территории разрабатывало московское бюро «Стрелка». Популярные столичные урбанисты, чье название стало своего рода синонимом всех позитивных изменений, которые произошли со столицей, тогда только начинали работать в Калининграде, и еще никто не представлял, что может получиться по проектам «Стрелки», к примеру, из ул. Баранова. «На южном берегу будет обустроена открытая зеленая зона, которая даст возможность посидеть или прилечь на уличной мебели и отдохнуть с видом на пруд. На этой площади между Нижним прудом и историко-художественным музеем будут обустроены «зеленые ступени». Они трансформируют тяжелую террасную структуру, расширят променад, увеличат количество сидячих мест и создадут непосредственную зрительную и материальную связь с культурными объектами при помощи топографии», — обещали специалисты бюро. Реальность, впрочем, сильно отличалась от уютных пейзажей, нарисованными «Стрелкой».



Тендер на первый этап благоустройства выиграла компания «Чистоград ПМК». Контракт достался по максимальной цене в 35,8 млн руб. Конкурировать за бюджетные средства фактически пришлось с самими собой: конкурентом была «Строительная компания «Чистоград». Участники тендера не стали снижать начальную цену, а владельцем обеих компаний является один и тот же человек — бизнесмен Виталий Козлов. Победившему «Чистограду» предстояло отремонтировать входные группы, тротуар, укрепить откосы и т. д. на участке набережной в границах ул. Пролетарской, Сергеева, набережной Маринеско и Шевченко. К результатам благоустройства у горожан были претензии: в том числе и потому что реальное благоустройство отличалось от картинок «Стрелки». Тем не менее, контракт «Чистоград ПМК» был исполнен и претензий от городских властей подрядчику не поступало.



Тендер на второй этап благоустройства озера провели только в 2019 году. Контракт за 96 млн руб. достался ООО «ЭнергоЦентр». Из-за просрочки исполнения обязательств «ЭнергоЦентру» была предъявлена претензия на 991 тыс. руб. В декабре 2019 года стороны подписали соглашение о расторжении контракта. Работы к этому моменту были исполнены на сумму 95,45 млн руб. При этом «ЭнергоЦентр» подтверждал свои гарантийные обязательства по выполненным работам перед городскими властями.

Третий этап благоустройства городские власти отыграли только в июле 2020 года. Контракт за 16,4 млн руб. достался ООО «СК Гранит» Бориса Старикова. В обязанности подрядчика входило обустройство на озере освещения, обустройство водоотводных лотков, ремонт покрытия дорожек, восстановление причала, работы с озеленением пространства и другие. Контракт был полностью исполнен к концу прошлого года, претензий к подрядчику не поступало.



Первое, что бросается в глаза при спуске к набережной Нижнего озера со стороны Дома Советов, — серое пятно земли, выглядывающее из-под отколотого куска советской мозаики на тротуаре. Главным фетишем «Стрелки», судя по их проектам, всегда были скамейки — их на Нижнем озере примерно 5-6 разновидностей. На одной из таких изогнутых деревянных конструкций напротив пятачка, где раньше торчали зонтики «грибов», уже не хватает нескольких досок. Рядом валяются болты, на которые, судя по всему, и крепилось дерево. «Ну… [украли] эти доски», — толкутся возле скамейки с дырой подростки. Через несколько минут от скуки они начнут долбить тонкую пленку льда оторванной доской.

Нижнее озеро сегодня — это асфальт в камуфляже из серых пятен, ряды из скамеек и конусообразных урн для мусора. Со склонами, спускающимися к воде в этой части озера, такое ощущение, что капитальных работ не проводили: истоптанные пласты земли сползают в воду. Зато с обустройством освещения на озере не скупились. Фонарями с круглыми лампами щедро утыкан практически каждый свободный кусок верхнего склона. И только над одной из скамеек возвышается странный железный столб без всякой лампы. Из льда торчат вмерзшие стеклянные бутылки. Сквозь один из деревянных пирсов начинают пробиваться первые трещины. На левом берегу на бордюрах из брусчатки, которые держат склоны, уложили деревянные бруски (еще одна вариация скамеек). Обрываются они также внезапно, как и начинаются.



Урбанисты явно старались не перегрузить пространство Нижнего озера, оставив горожанам как можно больше сценариев для самостоятельной деятельности. Единственное, что здесь отвечает за условный интертеймент, — это детская и спортивная площадка с тренажерами напротив бывшего Дома пионеров. Пространство Нижнего озера — это пока такой бесконечный парад пятен на асфальте, скамеек и урн. Земля в центральной части города пока полностью выпадает из интересов регионального бизнес-сообщества (хотя 2-3 стойки с горячим кофе здесь смотрелись бы вполне уместно). На берегу напротив бывшего здания Дома пионеров вырос административный центр с парковкой. Людей завлекают вывески с рекламой товаров для детей и какого-то «Пельмень-бара».

Противовес «стрелковскому» прагматичному минимализму — это благоустройство дворов двух домов между зданием ГТРК «Калининград» и историко-художественным музеем: фасады с попытками заигрывания с эстетикой псевдоисторической застройки, крыши, перегруженные декоративными элементами с башенками. Во дворах новостроек торчат стройные зеленые пихты, а вместо фонарей в эстетике high-tech на набережной озера здесь, наоборот, сделали ставку на «кукольную Европу» с фонарями со «стеклянными головами».

Рядом с помещением, где раньше проживало какую-то очередную из своих жизней рок-кафе «Пыль винила», сейчас разместился, наверное, самый странный мебельный магазин в городе, который только можно представить. Старые кресла, столы и стенки, телевизоры и видеомагнитофоны и жутковатые пластмассовые куклы, будто бы транспортированные в 2021-й из 1970-х годов, — это один из немногих торговых объектов, на который можно наткнуться на территории озера. С серой стенки возле лестницы, спускающейся к воде, начала осыпаться штукатурка. В целом атмосфера на Нижнем озере по-прежнему вполне укладывается в цитату губернатора Антона Алиханова про любовь к гниению и декадансу.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова