«Что останется от Ярошука?»

12 Октября 2015
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Афиша RUGRAD.EU продолжает
проект, посвящённый устройству общественных зон Калининграда. На этот раз редакция решила выяснить, как устроены Верхнее озеро и набережная Трибуца. Оба этих объекта хорошо иллюстрируют, каковы представления городских властей о том, что такое «роскошно» и «современно». Обе реконструкции принесли мэру Калининграда Александру Ярошуку много головной боли: набережной Верхнего озера был посвящён специальный выпуск программы «Момент истины» Андрея Караулова, где автор предрекал Ярошуку уголовное дело. А после торжественного открытия набережной Трибуца калининградцы откровенно хохотали над тем, что невезучий объект затопило первыми же июльскими дождями. Редакция Афиши RUGRAD.EU решила выяснить, как устроена жизнь на двух набережных на сегодняшний день.


«Модно и богато»

Если идти к Верхнему озеру со стороны башни «Врангель», то первым делом натыкаешься на скульптурный ансамбль «Морские животные», датируемый 1913-м годом. То ли из-за окружающего пейзажа, то ли ещё по каким-то причинам, но смотрятся скульптуры, скорее, как архитектура советского периода, нежели немецкого. Такой ансамбль очень легко представить в каком-нибудь заброшенном советском парке. Вблизи становится понятно, что из семейства тюленей тут представлены только котик и морской лев, он же сивуч. Два других «морских животных» — это морж и морской слон, который от тюленей отличается хоботообразным носом.

Напротив «Морских животных» стоит стеклянный куб, который должен был стать лобби-баром и рестораном при гостинице «Хилтон». Но пока никаких признаков жизни в нём нет.

В остальном Верхнее озеро — это воплощённое в жизнь представление городских властей о том, что такое «стильно, модно, молодёжно» и, конечно же, «богато». Есть велодорожки, велопарковки, фонари, которые вполне могли бы скрасить какой-нибудь IMG_3696.jpgархитектурный проект по реанимации старого Кёнигсберга, представленный на конкурсе «Сердце города». Есть даже совершенно фантастическая и непривычная для современного Калининграда вещь — контейнеры для сбора экскрементов домашних животных.

Впрочем, с воплощением чиновники немного перемудрили. С велодорожками явно творится что-то не то: пешеходы вечно залезают на пространство для велосипедистов, которые, в свою очередь, тоже держат паритет и ездят по пешеходным дорожкам. Скамейки слегка облупившиеся, но их достаточно. Кое-где на пешеходных дорожках расшатались отдельные кирпичики. Но их немного, и это опять же не критично.

С набережной открывается отличный вид на восточный берег Верхнего озера — самая лучшая иллюстрация «Калининграда зажиточного» или «Калининграда богатого». Элитные домики, похожие иногда на какие-то средневековые замки, даже группу «Чайф» заставили поверить в то, что «деньжата в Калининграде есть». Здесь действительно кажется, что весь город состоит вот из таких домов и красивых набережных, и никакого Балтрайона в Калининграде не существует.

От воды дорожки отделены металлическим ограждением с незамысловатым геометрическим узором в форме квадратов. На один из них зачем-то нацеплены настоящие наручники. Видимо, кто-то считает, что наручники — это более удачная метафора крепкого брака, чем стандартные «свадебные» замки.

Основная жизнь на Верхнем озере сосредоточена в районе скейт-парка. В прошлом году, на День туриста, стараниями команды фестиваля Street Food Weekend, здесь вырос настоящий стрит-фуд городок. Но сейчас за общепит на Верхнем озере отвечают IMG_3772.jpgвсего лишь два небольших кафе. На одной точке висят плакаты с картошкой-фри и гамбургером. В меню — картофель, крылышки на гриле, наггетсы и, конечно, некие «коктейли, согревающие душу». Во втором кафе посетителям обещают бурито, но заведение почему-то было закрыто.

Скейт-парк, несмотря на осень, по-прежнему живёт своей жизнью. Может быть, скейтеров и не так много, но несколько велосипедистов, бодро скачущих по трамплинам, всё же удаётся насчитать. Вообще скейтеры, как и любая подростковая субкультура, — история достаточно агрессивная. Однако здесь городские власти как будто специально подбирали изображения для стенок скейт-парка, на которых нет ни одного нецензурного граффити.

После скейт-парка начинается детский городок с горками, трубами и лестницами. Если перейти по пешеходному мостику на другой берег озера, можно наткнуться на ещё одну спортплощадку с воротами для игры в футбол. На этом набор активностей на набережной практически исчерпан, и кажется, что пешеходная дорожка вдоль лавок и фонарей будет длиться вечно. Но рано или поздно всё равно уткнёшься в выход у Музея янтаря.


«Роскошь с колючей проволокой»

Набережная Трибуца — это объект незаконченный. Площадку за второй эстакадой, где работы ещё продолжаются, отгородили от греха подальше забором в виде металлической сетки. За ней виднеются подъёмные краны и экскаваторы, и видно, что там всё перерыто. Здесь же на мраморном бордюре красной краской выведено матерное слово из трёх букв.

Фонарей на набережной — с избытком. Здесь они напоминают не о старом Кёнигсберге, а наоборот, смотрятся угрожающе-футуристично. Такие в городе раньше нигде не встречались. Узкую полоску пешеходной дорожки отделяют от воды глыбообразные мраморные парапеты. Позади этой роскоши торчат мрачноватые советские многоэтажки.

Трибуца в том виде, в котором существует сейчас, появилась в городе сравнительно недавно, однако успела стать объектом 39a5531197a29b239b11d743f7ec8f94.jpgпристального внимания со стороны горожан. В этот осенний вечер на набережной многолюдно. И даже калининградские забулдыги традиционно облюбовали для себя одну из скамеек на солнышке.

Красивым видом противоположный берег Преголи похвастаться не может. Элитного жилья там нет, вместо него эллинги с поднимающимся дымком из труб. Набережная Карбышева напротив — это вообще какая-то параллельная реальность и вечное напоминание о том, что далеко не весь Калининград состоит из аккуратных дорожек и мраморных парапетов. За рекой можно рассмотреть футбольное поле, пыльные дороги и какие-то совсем уж полудеревенские дворы.

Пешеходная дорожка на набережной настолько узкая, что сразу становится понятно: проектировщики и власти никаких активностей здесь изначально не предусматривали. Для них элементарно нет места.

Несмотря на всю медиаистерику вокруг этого объекта, несмотря на весь сверкающий на солнце мрамор, набережная Трибуца — это самый простой сценарий, который могли придумать городские власти для этого участка. Длинная дорожка, скамейки, урны и фонари «из будущего». Даже с велосипедистами вопрос не совсем решён. Отдельного пространства в виде комфортной и 6816206d96ddd5e5efd042dad20b0657.jpgширокой велодорожки для них, такое ощущение, не предусмотрено. Так что им приходится ловко лавировать среди групп гуляющих пешеходов.

По набережной можно смело идти минут 10–15, понимая, что ничего не случится и привычный ход жизни нарушен не будет (если только велосипедист не собьёт). В самом конце, близ улицы Лесопильной, гуляющие упираются в небольшую промзону с колючей проволокой на заборе. Россия до сих пор устроена именно так: роскошь и мрамор часто кончаются именно колючей проволокой.

Когда Александра Ярошука недавно спросили о его дальнейшей политической карьере, то мэр ответил, что «ещё не сделал дело, чтобы гулять смело» и поэтому будет бороться за власть в городе и дальше. Тут Александр Ярошук, конечно, немного кокетничает: «дело» он сделал. И даже не одно. Верхнее озеро и набережная Трибуца — это как раз те самые дела, по которым калининградского мэра будут вспоминать и через 10, и через 15 лет, даже при условии, что весь этот мрамор, серые тюлени и плитка зарастут диким бурьяном. Вот только впишет ли себя мэр в историю города как эффективный менеджер, который вовремя почуял конец «сытых деньков» и в последний момент успел «подарить» городу два больших объекта, — покажет время. Или у жителей через 5 лет будет совершенно другое мнение («сколько бы вышло портянок для ребят?») о том, что лучше бы мэр занимался транспортными проблемами и инфраструктурой, чем оставлял о себе такую память, высеченную в помпезном мраморе с нецензурными надписями на парапетах?


Текст: Алексей Щёголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии