Валентин Корнеевец

Валентин Корнеевец, Директор института рекреации, туризма и физической культуры БФУ им. Канта:

Валентин Корнеевец: У каждого муниципалитета должна быть своя концепция развития туризма

2018 год стал благоприятным для туристической сферы региона. Благодаря матчам чемпионата мира по футболу, министерство культуры и туризма заявило, что закончит год на показателе 1,7 миллиона туристов. Губернатор Антон Алиханов прогнозирует, что в следующем году количество туристов увеличится до 2 миллионов. По просьбе Афиши RUGRAD.EU директор института рекреации, туризма и физической культуры Балтийского федерального университета им. Канта Валентин Корнеевец подвел итоги года в туристической сфере, а также рассказал, как заставить расти турпоток регион и после ЧМ-2018, зачем области нужны яхтинг и гольф, как туристический бизнес может помочь бедным муниципалитетам на востоке области и каким образом БФУ им. И. Канта перестраивает образовательные процессы, чтобы соответствовать запросам туристического рынка.


«Инфраструктуры для активного отдыха в Калининграде не так много»


- Министерство культуры и туризма собирается окончить этот год на показателях 1,7 миллиона туристов. Это хороший результат?

- Это отличный результат. Резкий рост начался после 2014 года (до этого турпоток составлял в пределах 500 тысяч человек). То есть поток вырос на миллион за короткий период времени. Резкий всплеск частично был связан с проблемами таких направлений как Египет и Турция, и с проблемой курса валют. Еще одна проблема, которая положительно повлияла на спрос на калининградское направление, это «проблема Москвы». Где-то  2014 году Москва задыхалась от смога, люди старались выехать из города и появился определенный спрос в направлении Калининграда. Уровень сервиса в Калининграде все-таки чуть выше, чем в других регионах России, плюс побережье, плюс приграничье (у многих туристов загранпаспорта и открытые визы), плюс активное продвижение области на туристских рынках. После этого спрос начал резко увеличиваться.

  

- Почему туристы из России по позиции «пляжный» или «рекреационный отдых» выбирают Калининград?

- Многие выбирают по показателям здоровья: не всем подходит жаркий климат, как на Черноморском побережье. В особенности те, у кого заболевания, связанные с органами дыхания. Такие люди предпочитают Калининград. Это касается и семейного отдыха.


- То есть люди, которые выбирают Калининград в качестве туристического направления - они, скорее, среднего возраста и пожилые?

- Специфика калининградского туристического рынка действительно заключается в том, что у нас очень много лиц старшего возраста и «семейных туристов» с детьми. Это основные категории. У нас есть определенная проблема для молодежи. Особенно для так называемого «поколения миллениум». Наш туризм в меньшей степени ориентирован на их потребности. Сервис слабо заточен под них. Молодежь интересует активный отдых. Но инфраструктуры для такого отдыха в Калининграде не так много. Особенно, если мы берем побережье - Светлогорск и Зеленоградск. Где и как там провести вечернее время для молодежи?


  

- Ну, «Янтарь-холл» построили…

- В «Янтарь-холле» определенные концерты идут, но они не всегда ориентированы на молодежную группу потребителей. А в Зеленоградске? Танцполы? Там нет такого предложения для молодежной среды.


- Если мы захотим эту аудиторию ориентировать на регион, то нам сильно придется перестраивать рынок туристических услуг?

- Нужно выявить потребности молодежной группы. Необходимо подтягивать инфраструктуру для молодежи не только к Калининграду, но и к побережью. Частично в будущем это может дополнить игорная зона. Там и сейчас много различных концертов, которые притягивают молодежную аудиторию, но нужна еще более полная инфраструктура для активного отдыха и туризма. Например, те же велодорожки. Да, сейчас разрабатывается проект строительства велодорожки вдоль побережья Балтийского моря и решается вопрос по велодорожке на Куршской косе, но все должно развиваться комплексно с сопряженной инфраструктурой.




«Гольф и яхтинг дают хороший доход»


- Игорная зона в том виде, в котором она существует сейчас, является якорной точкой, для привлечения турпотока?

- Нет. Там должна быть инфраструктура не только казино. Планы развития игорной зоны - нормальные. Но не хватает дополнительной инфраструктуры. Чтобы люди не только в казино пришли, но и активно отдохнули. Должен быть некий кластер. Пока его нет. И должны быть элементы транспортной доступности. Игорные зоны - это крупные кластеры, которые направлены не только на игру. Это деловой туризм, конгресс-туризм, концерты, спортивные соревнования. Если мы такой кластер сформируем, то спрос появится.

- Игорная зона в нынешнем виде не является магнитом для молодежной аудитории. Но для другого типа аудитории она является якорной точкой?

- Игромания есть. Но процент игроманов в обществе, по грубой оценке, 2-3%. Остальным просто интересно иногда зайти и испытать свою удачу.



- Получается, что она в принципе не может быть мощным магнитом?

- Сейчас номер один в мире - это Макао (Китай). Но если брать 2-3% от их численности населения - это совершенно другая аудитория. В Калининграде, пока не сформирован кластер, лететь централизованно в игорную зону - проблематично. В будущем , этот кластер может стать вспомогательным, по отношению ко всем остальным направлениям развития туризма. Например, игорная зона в Красной Поляне - люди все равно едут в основном на лыжах кататься, а не играть. Игорная зона дает дополнительную возможность провести вечернее время: сходить поиграть и послушать концерты. Игорная зона не является «якорем», но дает возможность предоставить дополнительные услуги.


- Вы говорите, что в области мало предложений для аудитории «миллениум». Нам эта аудитория нужна?

- Безусловно. Не на 100 %, но частично.

  

- Некоторые скажут, что эта аудитория не платежеспособна, а нам нужно не количество туристов, а качество - люди, которые потратят здесь больше денег.

- Мы же не будем только на богатых ориентироваться? Мы позиционируем область, как направление массового туризма. Я бы привел пример разделения туристских потоков на Балеарских островах. Есть Ибица, а есть Мальорка. На Ибице отдыхает молодежь, а на Мальорке больше семейный и элитный отдых: гольф, яхтинг и все прочее. Поэтому всегда нужно думать о некотором разделении потоков и более узкой сегментации туристского рынка.


- Вы говорите про яхтинг и гольф. Но у Калининграда нет таких предложений, чтобы получить себе элитный сегмент аудитории среднего возраста.

- Это действительно проблема. Яхтинг и гольф - элитные направления туризма, они мощные и дают хороший доход. За этими направлениями может быть будущее. Первый этап у нас начинает реализовываться – это строительство порта в Пионерском. По гольфу начинаются первые сдвиги, появилось несколько любительских полей. Но это те гольф-поля, которые относятся к профессиональным. Профессиональных полей на всю Россию - около 20 (то есть, конкуренции вообще нет). Калининград - идеальное место для гольфа и яхтинга. Однако с яхтингом существует серьезная проблема - это условие и место пересечения границ. А проблема гольфа -  инвестор: это дорогое удовольствие и стоимость гольф-клубов начинается от 10 млн долларов.



- В России есть крупные компании, которые занимаются инфраструктурой для гольфа, и их можно было бы убедить прийти в область?

- Инвестор еще не убежден, что он придет в Калининград и окупит свои инвестиции в определенные сроки.


- Но у нас аудитория сейчас в 1,5-1,7 миллиона туристов в год. Мы не можем показать эту статистику инвестору в качестве такой «завлекаловки»?

- Гольф - удовольствие дорогое. И ориентирован на определенную категорию потребителей. Да, есть массовые поля, куда любой может прийти. А есть клубные поля с гостиницами и ресторанами. Для элитного гольфа нужна инфраструктура. И есть ли такие инвесторы? Когда такой проект реализуется в Подмосковье, то там Москва - большой потенциальный рынок. Когда речь идет о Калининграде… Из тех 1,5 миллиона туристов, которые приезжают, какая доля заинтересуется гольфом? Ее никто не оценивал.

  

- Может проблема в том, что в Калининграде сезон относительно короткий? В сезон инвестор заработает, а потом ему придется простаивать.

- Гольф есть и в северных странах (посмотрите сколько гольф-полей в Исландии и Финляндии). И все в принципе более-менее работает. У нас не такой короткий период для гольфа. Но сам спрос не сформирован.


- Калининград может что-то придумать в качестве альтернативного предложения для российского туриста, кроме гольфа и яхтинга? Потому что о проекте яхтенной марины говорят с 2010 года, если не раньше.

- Но почему говорят о яхтинге? Потому что есть европейская программа водных путей: E70 и E60, есть положительные примеры у наших соседей по развитию яхтинга. А в Калининградской области инфраструктура водного туризма пока слабо развита. За последние годы Гвардейск показал положительные примеры по обустройству пристани. А в Зеленоградске, к сожалению, застопорилось строительство причальных сооружений на реке Тростянка… Примеры положительных сдвигов есть, но они локальны и темпы развития недостаточны.



- А альтернатива?

- Сложно говорить об альтернативе, потому что все рассчитывается на определенную группу потребителей. Я бы здесь поднимал вопрос активного туризма, который бы продвигался от побережья на восток области. Есть отдельные положительные примеры развития активного туризма - тот же Озерск и Полесск с различными вело-байдарочными маршрутами, которые привлекают молодежь. Но это в большей степени связано с однодневными программами и экскурсионными маршрутами, а не с туризмом в широком смысле, включая услуги по проживанию (туристы могут проживать на побережье или в Калининграде, покупая однодневные поездки).


- То есть, гостиничная инфраструктура для этого не нужна?

- Она может появляться. И уже появляется в виде сельских усадеб и небольших гостиниц. Но предложения на этом рынке чаще всего не рассчитаны на долгосрочное проживание.


- Тогда у нас возникает проблема с транспортной доступностью.

- Транспортная доступность – это условное понятие. Транспортная доступность Калининградской области для российских и иностранных туристов – это большая проблема. А транспортная доступность до объектов показа либо до мест оказания услуг по активным видам туризма не является проблемой. От Калининграда до Полесска - 40 километров (еще 50 от Светлогорска до Калининграда). Это  в пределах 100 километров, а только Московское кольцо, например, больше 100 километров. Это калининградцы, когда оценивают маршрут, то им кажется, что это большое расстояние. Для людей из Сибири или Москвы - это не расстояние. Для них это не преграда. Тем более, что состояние калининградских дорог, я оцениваю положительно.


- Общепит насколько там развит? Видно, что там появляются небольшие проекты, но насколько они закрывают это пространство?

- Не закрывают, и это тоже одна из проблем развития туризма на востоке области. Очень мало таких предложений по местной кухне, на которые хочется съездить. Появились интересные предложения в Багратионовском, Зеленоградском, Правдинском районах. В Полесском районе позитивно развивается сельский туризм, где отдельные фермы нашли свою специализацию. И мы должны уделять этому внимание. Стимулировать их развитие, чтобы и на востоке области появлялись такие объекты, на которые бы хотелось приехать.



- Как стимулировать? Обычно в таких случаях, что помогать должны власти. Но если власть полезет на рынок общепита, то это будет уже недобросовестная конкуренция.

- С моей точки зрения, помощь властей должна определяться косвенной помощью. Например, инженерной инфраструктурой: электричество, канализация, дорога. Другие направления государственной помощи – это подготовка и повышение квалификации кадров, создание благоприятных условий для ведения бизнеса, разработка программ развития муниципальных образований и продвижение на туристских рынках. То есть, с этим помочь. Остальное бизнес должен делать сам. Основная проблема бизнеса - где взять стартовый капитал. Есть финансовая поддержка по отдельным проектам в сфере туризма со стороны регионального правительства (и она хорошо работает). Можно получить финансовую помощь или компенсацию определенной доли расходов. Но должно быть и хорошее, перспективное для развития туризма предложение.



«Инвестор вкладывает деньги в объект, а не в город»


- Проект аквапарка под Зеленоградском. Он может окупиться?

- Есть еще проект и в Отрадном… Надо смотреть примеры и практики наших соседей: Миколайки, Сопот, Друскининкай. Турист выходного дня - калининградский потребитель - будет ездить. Турист, который здесь отдыхает (а лето может быть и не такое теплое как этом году или внесезонный период) и где отдохнуть? Так что найти аудиторию на аквапарки из 1,5 миллионов туристов - не проблема. Следует учитывать также, что аквапарк рассчитан на ту же аудиторию «миллениум» и семейный отдых. Спрос будет.


- Вы сказали про второй проект аквапарка. Вам не кажется, что два проекта на аудиторию 1,5-2 миллиона человек рынок не вытянет? А калининградцы достаточно быстро теряют интерес к чему-то новому.

- Калининградцы - это постоянный круглогодичный спрос. В особенности в зимний период. Поэтому в этом отношении «хорошего много не бывает», но все зависит от проектов. Если бы были проекты, как аквапарк под Берлином Tropical Islands на 8 тыс. единовременных посещений, то его бы одного хватило. Если проекты относительно небольшие - на 500-800 мест единовременных посещений - тогда может создаваться конкуренция. Ехать из Светлогорска в Зеленоградск не всегда хочется. А доступность аквапарка в Отрадном из Светлогорска будет шаговая.


- Неман - один из самых бедных муниципалитетов Калининградской области. При этом город выглядит как точка, где есть потенциал развития туризма. Наши маленькие и небогатые города могли бы себя найти в туризме?

- У каждого муниципалитета должна быть своя концепция развития туризма. И здесь самое главное найти свою специализацию на конкурентном рынке. Мне понравилась идея создать в Советске туристический центр востока. А от Советска до Немана около 10 километров. В Немане в настоящее время основным двигателем в развитии туризма является сыроварня. Наличие такого уникального производства создает имидж для города. Это то, на чем можно играть - гастрономический туризм. Для туриста это может быть достаточно интересным, в особенности в комплексных маршрутах. Каждый муниципалитет должен искать свою изюминку. Так, Озерску делают имя вело-байдарочные маршруты, Полесску – сельский туризм.


- Сыроварня большой процент туристов может привлекать? И что с этого получит муниципалитет?

- На чем еще может муниципалитет зарабатывать кроме сыроварни? Кафе, рестораны, сувениры. Кто производит handmade продукцию с символикой муниципалитета? Туристов нужно обеспечить не только основной точкой показа, но и дополнительной инфраструктурой, где он мог бы оставить некоторое количество денег, увеличив поступления в муниципальный бюджет.


- Вы сказали, что Советск может быть неким центром, откуда туристы бы могли растекаться дальше на восток. Что для этого город должен представлять из себя?

- Город должен представлять из себя туристическую картинку, которую туристы с удовольствием будут размещать в социальных сетях.


- То есть в первую очередь это связано с архитектурой и городским пространством?

 - Да. С одной стороны, реновация и реконструкция тех объектов, которые уже есть. В Советске есть хорошая пешеходная улица, а дальше что? Как расширить объекты показа? В мировой практике есть много примеров, когда из малого города делается привлекательный туристический центр со всей инфраструктурой. Появляются сувенирные магазины, кафе, рестораны, с соответствующим уровнем сервиса. И самое главное, чтобы визуально все это было красиво. Можно окунуться и в нереставрированную старину, но нужно сделать так, чтобы это вызывало положительные эмоции.


- Другой город, который мог бы стать мощной точкой туристического притяжения, но так и не стал - это Балтийск. Один из лучших пляжей в области, но статус базы военно-морского флота. Этот статус сильно мешает развивать туризм?

- Балтийск и Балтийская коса - это прекрасное место, прекрасные объекты показа, крепости, гавани, молл, море. Но с инфраструктурой - беда. Даже у памятника Елизавете Петровне, который является одним из основных объектов туристского показа, практически отсутствует дополнительная инфраструктура, включая состояние подъездных путей. Пока мы эту дополнительную инфраструктуру не сделаем, Балтийск и останется таким интересным, но периферийным центром.




- Местные власти говорят, что военные лояльно сейчас относятся к бизнесу.

- Есть проблема земли, собственности и статуса города. Поэтому бизнес вкладывает очень мало и очень осторожно денег в туристскую инфраструктуру.


- То есть этот статус -  красный свет для потенциальных инвесторов?

- Это является препятствием. Город очень интересный: и с историей, и с объектами показа можно делать из него привлекательный туристский центр (на востоке области - Советск, на западе – Балтийск, на юге – Железнодорожный). Но нужно вложить в это достаточно средств.


- Сейчас сложно представить такого инвестора?

- Инвестор вкладывает деньги в какой-то объект, а не в город. Город должен создать для инвестора условия. Инженерная инфраструктура, электроэнергия, вода. Если инвестор не видит, что эти вопросы решаемы, то у него стоимость инвестиций сразу увеличивается. Если он видит, что муниципалитет идет на встречу, то решение принимается значительно легче. В будущем, когда из введения Минобороны будут передаваться объекты, та же крепость Пиллау, инвесторы могут изъявить желание вложить деньги. Потому что мы видим на примере калининградских фортификационных сооружений, как заработали с точки зрения туристской привлекательности форт № 11 и форт №5. Потому что появились заинтересованные лица, которые могут что-то в этом месте сделать.


«Крупные гостиничные комплексы - это московские деньги»

- Вы заговорили про форты. Какая схема управления для таких сооружений вам кажется более правильной: частный арендатор (как в случае форта №11) или как в случае пятого форта, который филиал Историко- художественного музея?

- Вопрос сложный. И не всегда на него однозначно можно ответить. У государственных или муниципальных предприятий есть свои определенные проблемы, а у частных свои…


- Тут скорее вопрос, есть ли у них плюсы.

- Плюсы тоже есть. Проблемы у всех в основном финансовые. Объекты нужно охранять и содержать. У государственных (муниципальных) предприятий не всегда есть такие финансовые и организационные возможности. Например, когда появляются вопросы аренды - открыть кафе или сувенирный магазин на территории, то сразу возникает много проблем. Но у бюджетных учреждений есть и плюсы: определенная подготовка в сфере профессиональной деятельности. На форте № 5 экспозиции сделаны профессионально. Частный бизнес приходит к этому постепенно и идет более мелкими шагами. Когда речь идет о фортах, то мы должны понимать, что все они должны иметь свою специализацию.


- Чтобы форты не конкурировали между собой, а выстраивали некую синергию?

- Да. Что посмотреть на форте? Стены, архитектуру? Но в большинстве случаев они типовые. Я уже столько этих стен видел - это не очень интересно. Должно быть какое-то движение, анимация, интересные показы. И владельцы, и арендаторы должны найти свою нишу, кто на чем будет специализироваться. Исторические реконструкции и военно-патриотическое воспитание - это популярные истории. Но не обязательно, чтобы это было везде. У форта № 3 может быть, например, своя специализация ближе к гостинично-ресторанному комплексу.


- Когда мы говорили об увеличении турпотока, то вы сами замечали, что был ряд неких внешних факторов, которые спровоцировали рост количества туристов в Калининград.  Плюс, был чемпионат мира, который подогревал интерес. Если мы росли только за счет внешних событий каких-то, то почему мы должны расти в 2019 году?

 - Рост потока не может быть бесконечным. Он ограничен инфраструктурой и транспортной доступностью. Калининград очень популярен на новогодние каникулы - порядка 40 тысяч туристов планируют приехать в наш регион на эти каникулы. А сколько у нас мест размещения? Около 20 тысяч. Да помогает частный сектор - апартаменты, квартиры, сдающиеся через различные системы бронирования, включая Airbnb. И если вы сейчас зайдете на гостиничные сайты, то почти ни у кого нет свободных мест. Все занято. Средства размещения - это лимитирующий фактор для дальнейшего роста турпотока.

- Председатель Ассоциации предприятий индустрии туризма Тамара Торопова оценивала емкость туристического рынка в Калининграде в 2 миллиона человек.

- Да, это наши совместные исследования (автор исследования - профессор кафедры социально-культурного сервиса и туризма Наталия Зайцева - прим.ред.). Я привел пример, что спрос может быть большой, а удовлетворить его мы не можем. Спрос опережает предложение. Поэтому и ценовая политика может хромать: стоимость услуг может быть завышена. Как решить эту проблему? К ЧМ-2018 были построены крупные гостиничные комплексы, которые сняли часть напряжения с рынка. Нужно думать, в каком направлении будет развиваться этот рынок и кто инвесторы. Пока Калининград шел по пути малых гостиниц (это видно и по Светлогорску, и Зеленоградску, и Янтарному). Инвестиции не такие громадные, как в строительство более крупных отелей типа Mercure. Почему так? Потому что инвестора найти тяжело. В Калининграде количество потенциальных инвесторов, готовых вложиться в крупные объекты, ограничено. Это, как правило, московские деньги. После чемпионата мира инвесторы будут в ожидании.

- Будут смотреть как дальше будет развиваться туристский рынок?

- Да, это фактор, который будет ограничивать рост инвестиционного и соответственно туристического потока. Правильная позиция правительства в этой ситуации - это попытаться растянуть сезон и распределить потоки. Но это тяжело сделать. Во всем мире июль и август - это туристский пик. Но показатели гостиничного бизнеса в Калининграде неплохие. Хотя, многие и будут жаловаться, что «вот 50 % загрузки». Но это достаточно высокая загрузка по году. Например, если брать Германию в целом (а не крупнейшие туристические центры), то там загрузка средств размещения около 35 %.


- И все-таки, за счет чего мы можем вырасти после чемпионата мира?

- Тут есть еще одна проблема нашей туристической сферы - очень малое количество иностранных туристов. Мы не ориентированы на них. Если исключить немецкого туриста, то что мы можем уникального предложить тому же польскому туристу? Иностранный турист пойдет только на какую-то уникальность. Либо цена услуги: в России за последние годы снизился спрос на Хорватию, но многие выбирают Черногорию или Грузию, потому что там дешевле. Иностранные туристы - это сегмент, который нами не охвачен. И мы его должны рассматривать на будущее.




«Бизнес не готов к китайским туристам»

- На период ЧМ-2018 мы могли предложить сам футбол, а чем будем завлекать после чемпионата?

- Это самый главный вопрос. Мы можем привлечь китайского туриста янтарем. Но проблема с китайскими туристами в том, что туристский бизнес к ним не готов. В том числе, из-за незнания китайского языка и китайского менталитета. 



- Вы в институте рекреации, туризма и физической культуры в образовательных процессах учитываете, что китайский турист - это интересная такая история для рынка?

- На рынке экскурсоводов только 2 человека знают китайский язык. Недавно БФУ выпустила группу экскурсоводов. Один из них как раз прошел аккредитацию с китайским языком. Проблема такая возникает, но сдвиги есть. В летний период спрос и так превышает предложение. Зачем работать с китайскими туристами, если все и так хорошо продается? Но китайский турист мог бы заполнить межсезонную нишу. И тут нужно думать, что предложить и как предложить?


- И все-таки, насколько ваш институт готов перестраивать образовательные процессы, ради китайского туриста?

- Изучение особенностей менталитета и обслуживания - это все есть. Самая большая проблема калининградского туристического рынка в целом (даже если Китай не рассматривать) - это языковая подготовка. Я замечаю это по отзывам многих туристов. Мы все время молодежи внушаем, что без знания языка в туризме делать нечего. У нас предлагаются соответствующие языковые курсы, чтобы готовить людей по новым направлениям. У молодежи мало языковой практики. Когда они выезжают куда-то на практику, то все говорят на русском языке, работая русскоязычными гидами. И получается, что теоретически язык они знают, но использовать его на практике для них становится проблемой. Мы помогаем преодолеть эти барьеры, приглашая англоязычных преподавателей. Благодаря программе «5-100» мы имеем возможность приглашать преподавателей из зарубежных ВУЗов. Вторая наша задача - преподавать часть курсов на иностранном языке. Чтобы втянуть студента в процесс разговорного языка. Иначе получается, что вроде бы все сдал, языки выучил, пришел на работу и все забылось.




- Какие вы видите перспективные специальности на рынке труда в туристической сфере? И готовит ли институт таких специалистов?

- Туристический рынок не в полной мере обеспечен традиционными специалистами. Но появляется все больший спрос по таким направлениям, как онлайн-системы и онлайн-продажи в туризме. Здесь мы ищем возможности для создания индивидуальных траекторий для обучающихся. А не только те стандартные программы, которые закреплены. Чтобы у студента были возможности получить дополнительные знания по направлениям, которые будут для него актуальны. В которых он себя видит. Таким образом, повышается и качество кадров, и возможности их трудоустройства. Уникальные специалисты нужны всем. Мы проводим сейчас демонстрационные экзамены по системе World Skills. Студентов оценивают представитель бизнеса: владельцы гостиниц и турфирм. Это позволяет повысить возможности по трудоустройству. Для нас в этом плане важно как бизнес оценивает уровень нашей подготовки студентов.


*Материал опубликован в рамках информационного партнерства

Фото: предоставлены БФУ им. Канта, RUGRAD.EU

29 Декабря 2018





Комментарии