RuGrad.eu

20 , 13:30
$72,56
+ 0,00
85,46
+ 0,00
18,67
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Совладелец бара Stoned Pony: Мы пытаемся сделать в Калининграде шоу-бизнес без голых баб и оргий

Андрей Седин

Андрей Седин, совладелец клуба "Stoned Pony":

8 июля 2013

Кафе-клуб «Блиндаж» появился в Калининграде в 2012 году на месте детского кафе «Фрекен Бок», которое находилось в полуподвальном помещении на Площади Победы. Заведение достаточно быстро завоевало популярность за счет своеобразных вечеринок (организаторы могли устроить дискотеку, на которой играла индастриал-музыка 80-х годов вплоть до Throbbing Gristle и других артистов лэйбла Industrial Records) и даже закрепило за собой пусть немногочисленную, но достаточно устойчивую часть аудитории. Однако с 2013 года в клубе произошло переформатирование. Заведение поглотило находящиеся в этом же подвале фаст-фуд кафе «Съеш-ка», а над дверьми появилась новая вывеска — Stoned Pony. Внутри так же произошел серьезный редизайн: на стенах, в качестве украшений, появились британские военные мундиры и общая атмосфера в Stoned Pony куда больше стала напоминать очередную попытку перенести в Калининград формат английского паба чем андеграундный клуб. В интервью Афише RUGRAD.EU совладелец заведения Андрей Седин рассказал чем формат Stoned Pony будет отличаться от «Блиндажа», как новое заведение планирует расширять свою аудиторию, почему создатели «Британики» с таким же успехом могли назвать свое заведение «Дагестан» и насколько в Калининграде тяжело выживать заведениям без шашлыков и шансона.


- Чем формат Stoned Pony отличается от формата, который был в клубе «Блиндаж»?
-«Блиндаж» — был неформальным продуктом, для интеллигентной, неформальной публики. Для хипстеров, так сказать. А Stoned Pony — это логическое продолжение «Блиндажа». То есть продолжение той же линии как «Блиндаж» начинался. Но если «Блиндаж» был совсем неформальным, то Stoned Pony — это некая более попсовая версия.
Во всех своих продуктах я делаю не просто интерьер, а концепцию. Чтобы был целый продукт, чтобы история была, чтобы все было завязано. Я столько в городе как архитектор делал: вся «Планета», «Жара», «Жажда», одно из самых модных мест в 90-е «Гавана» , первую дискотеку «Универсала», «Гранд Палас»... Stoned Pony я задумывал, потому что часто в Англии бываю и эту страну, как это ни банально звучит, полюбил. Я там был в разных местах и вот самое большое на меня впечатление произвело — это знаменитый бар Гая Ричи. В центре Лондона стоит особняк в викторианском стиле, такой, абсолютно типичный для Лондона. А внутри он настолько убитый и ушатанный... В полу — дырки, что женский каблук проваливался. Но при отсутствии модных для провинциального интерьера деталей, там были красивые люди и шикарная атмосфера. Просто было не протолкнуться. Тогда я задумал этот проект: взять старое английское заведение и перенести сюда. Тут и подвернулся этот подвал.

- Какие у вас изменения по дизайну произошли в клубе, после того как вы поменяли формат?
- Когда я здесь вскрыл ту всю оболочку: гипсокартон, подвесные потолки, все барахло, внутри под этим оказалось старое, аутентичное пространство. Так что мы просто сняли всю шелуху и ничего не делали и вот такое получилось: просто покрашенные стены. Во втором помещении мы сознательно делали английский стиль. Stoned Pony — это же был старый паб, французского архитектора. Мы купили бренд и весь антураж. И все что во втором помещении есть — это все оттуда. У меня просто были в Англии друзья, которые занимаются антиквариатом и винтажом, и они знали про мою мечту. Они мне помогли: узнали, что продается паб и помогли мне договориться и купить его. Как ни странно, покупка была не дорогостоящая. Но мне приходилось туда ездить. Нельзя же купить такое просто так. Надо понимать, что его можно адаптировать. В противном случае — ты просто купишь кучу древностей. Для людей, которые часто бывают в Англии и ходят там не за шмотками куда-то или на площадь Нельсона, а ищут какие-то аутентичные вещи, для них атмосфера этого места на 100% соответствует.

- Затраты на ремонт и изменения дизайна были большими?
- Да. Главные капитальные вложения были в сети. Мы заново прокладывали все сети, заново делали вентиляцию, а это очень дорогие вещи. Какой бы не был интерьер, но вентиляция — это важно. Если заведение потом будет вонючее... Как у нас заходишь куда-нибудь, а там пахнет прокуренным чуланом. Поэтому мы и делали такие инвестиции, где-то я сэкономил, а где-то пришлось вложить достаточное количество средств. Так как я сам архитектор, то у меня есть люди, с которыми я сотрудничаю и они мне помогали делать здесь ремонт, которые с душой к этому отнеслись. Тут был очень талантливый художник. Вместимость у нас по сравнению с «Блиндажом» увеличилась и сейчас здесь порядка 100-120 посадочных мест.

- Почему вы, выбирая бренд, решили остановиться именно на Stoned Pony?
- Этот паб просто отражает дух Англии. Я путешествовал там по разным городам и был в таких заведениях, которые просто под землю ушли, настолько они старые. Я и пытался воссоздать атмосферу такого старого заведения. Этот бренд существует, практически, 150 лет. Я в этом баре нашел старые газеты начала века. Есть легендарная 2 мая 1945 года, где написано «Hitler -dead». Плюс там было все аутентично: старые эмалированные таблички с интересными надписями...

- То есть можно сказать, что Stoned Pony — это такой английский паб будет? Для формата паба обязательным является живые выступление групп, вы такой контент планируете у себя развивать?
- Это не паб, это бар. Это все планируется. Сейчас мы развиваем вечеринки, а потом будут живые выступления. Да даже уже были живые выступления. И это и дальше будет. Мы планируем как можно больше сохранять дух интеллигентности, неформальности, не скатываясь при этом в коммерцию.

- Почему вы вообще решили менять формат? Команда «Блиндажа» не справилась с какими-то коммерческими задачами?
- «Блиндаж» был всего лишь маленькой частью Stoned Pony. И дело тут не в том, что мы одну часть заведения могилили, а другую возвышали. Люди просто стали путаться: что это «Блиндаж» или Stoned Pony? У заведения должно быть одно название. Вот и все. Идеологом «Блиндажа» был Данила Акимов, очень креативный человек, популярный в своей среде . Когда он здесь проводил вечеринки, то приходило много народу и была очень позитивная атмосфера. Никаких экономических требований к нему никто не предъявлял. Данила от нас не ушел, и мы пытаемся с ним вести диалог. Мы просто пытаемся понять как сделать в Калининграде шоу-бизнес, чтобы он не был душным. Чтобы не было голых баб, которые вертятся везде, где только можно, чтобы не было оголтелых оргий, чтобы это с налетом интеллигентности было. И это очень сложно. Потому что в этом изначально нет денег. Надо, чтобы был шансон и шашлыки, некая оголтелость как в «Партизане».

- Формат такого заведения, по вашему, актуален для Калининграда? Есть заведение с похожим образом «Британика»...
- «Британика» - это фэйк, там нет ничего английского. Они могли так же называться «Дагестан» или «Удмуртия». Даже флаг у них, по-моему, и тот «левый». Мне сложно сказать есть ли к подобным заведениям интерес, мне просто его сделать хотелось. Когда я делал «Жару», то мои партнеры очень волновались. Тогда я им предложил, что если когда я все закончу и люди придут и не ахнут, то я готов отдать свою долю. Это был весомый аргумент.

- У вас по персоналу, по сравнению с «Блиндажом», тоже серьезные изменения произошли.
- Мой партнер придерживается такой семейственности и он как раз за кухню и бар отвечает. Поэтому люди у него работают очень много лет и это правильно. Это создает атмосферу семьи. Но так как в прошлом заведении не было бара, то мы пригласили (и на мой взгляд лучших) барменов. Есть такой Сергей Алькин, старый, опытный бармен, у него своя команда. И он нам порекомендовал ребят, мы их взяли и у нас теперь по сути одни из самых лучших коктейлей в городе. Даже, наверное, самые лучшие коктейли в городе.

- Для «Блиндажа» не был актуален такой момент как фейс-контроль. В новом заведении вы планируете его вводить?
- Да. Но у нас очень демократичное заведение. Человеку может быть отказано не по той причине, что он не гламурно одет, а только если выпивши или не адекватно себя ведет. Никаких дресс-кодов у нас не существует. Можно приходить в шлепанцах, в шортах, как угодно.

- Это заведение развивалось из точки фаст-фуда. Для «Блиндажа», по сути, это было не так важно. У вас изменения по меню произошли, после того как вы формат решили менять?
- Оно меняется только в сторону, чтобы было более вкусно. Я задумывал Stoned Pony как очень демократичное заведение. Никаких понтов. Это будет просто хорошая кухня. Мы себя позиционируем как очень хороший демократичный бар. С той же «Британикой» это место нельзя сравнивать. У них может быть какой-то здоровый пафос, а у нас этого нет.

- У вас поставлена задача расширить контингент? Хипстеры в качестве клиентов вас по-прежнему интересуют?
- Да, но мы бы хотели сохранить интеллигентность. Нас интересуют люди, которые приходят и создают атмосферу. То есть политическая или сексуальная ориентация — по барабану. Лишь бы это интеллигентно было. Чтобы без шашлыков и шансона.

- За счет какой категории клиентов вы планируете аудиторию тогда расширять?
- За счет категории «30+», может быть 40... В общем где-то от 25 до 45. Это «белые воротнички», «голубые воротнички», рабочие в том числе. У меня есть друзья-рабочие, но они хорошие рабочие и гордятся этим. И я вижу, что из-за таких как они Россия возродится. Хорошие ребята, которые в меру выпивают и семейные ценности поддерживают. Я за таких людей.

- Вам не кажется, что с ориентацией на такую клиентскую базу вы окупиться не сможете. На хипстерах, как показывает практика, в Калининграде сложно заработать. Возможен вариант, что Stoned Pony трансформируется во что-то более понятное широким массам?
- В этом и есть главная опасность. До шашлыков с шансоном мы всегда успеем дойти... Пока мы развиваемся: я вижу позитивное движение и большой потенциал. Я думаю, что мы справимся с задачей.

- Вы сейчас на какой формат мероприятий планируете ориентироваться? Те вечеринки, которые были в «Блиндаже» не могли рассчитывать на большое количество публики.
- Мы сейчас экспериментируем. Мы хотим, чтобы и Данила был с нами, и вечеринки хип-хоперов пару раз проводили. У нас выступали калининградские брит-поп группы. Мы хотим, чтобы эта площадка для экспериментов не закрывалась. Дискотеки у нас сейчас нет. Есть танцевальные вечеринки, но это танцевальные вечеринки в формате бара. Просто собираются люди вдоль барной стойки, общаются пританцовывают... Оголтелого этого бумц-бумц-бумц у нас нет. Раньше были танцы, но это были неформальные танцы Данилы Акимова. Это было веселое шоу вперемешку с перформансом. Мы хотели бы сделать так, чтобы тут не было постоянного ансамбля в 3 человека и чтобы это не были бесконечные «Белые розы, белые розы…». Любые творческие начинания мы хотим приветствовать. Все зависит от того насколько мы сможем в этом разобраться: что востребовано, что не востребовано, какая публика на это пойдет. Но пока заведения новое, мы хотим поэкспериментировать. У нас уже было несколько открытий: сначала открыли бар, потом открыли само заведение. Сейчас мы ждем согласования большой рекламной конструкции на входе. Это будет малая архитектурная форма. И когда мы ее поставим, то сделаем презентацию уже всего в законченном виде.

- На том открытии, которое у вас последним было, играли ди-джеи, которые известны по другим калининградским клубам. До этого момента в заведении мейнстримовые артисты не выступали. Вы сознательно пошли на этот ход, чтобы аудиторию увеличить?
- Можно сказать, что сознательно. Мы отдали открытие на откуп одному человеку. Я не большой специалист в современной культуре, поэтому методом проб и ошибок нам приходится искать свое.

- Вы подобных ди-джеев для своих мероприятий еще планируете привлекать? У «Блиндажа» была своя оригинальность, а если вы сюда планируете приглашать резидентов из того же клуба Moon, то место может свой бэкграунд просто потерять
.
- Я скорее всего с вами соглашусь. Если выступление какого-то ди-джея будет сильно влиять на аутентичность нашего клуба, то конечно мы это пересмотрим. Я, если честно, об этом даже не задумывался…Мы проанализируем, как это будет влиять на нашу атмосферу, если у нас будет ди-джей из клуба Moon играть. Мы не можем, конечно, взять каких-то аутентичных ди-джеев…

- Вам не кажется, что раз вы решили так расширять свою аудиторию, то бэкграунд прошлого заведения вам сильно будет мешать, поскольку за «Блиндажом» образ неформального заведения прочно закрепился? Какой-нибудь бизнесмен может себя просто не комфортно здесь чувствовать.
- Согласен, но неформальная молодежь – это не есть плохо. Я надеюсь, что вечеринки будут в разные дни происходить. Будут анонсы, и человек будет выбирать: стоит ли в этот день идти. Но повторяю, что от попсы, совсем уж дешевой, мы постараемся отстраняться.

- Когда в клубе работал Данил Акимов, он планировал сюда артистов привозить, в том числе и из-за границы. У вас такие планы есть?
- Да. Но надо делать это через кого-то. Если у того же у Данилы возникнет интересная программа и он к нам придет, то конечно.

- Просто с привозами очень часто возникает ситуация, когда люди вкладывают большие средства и в гонорар артиста, и в логистику, а мероприятие потом не окупается.
- Да. Мы такие риски рассматриваем. Но самое важное здесь атмосфера, которую генерируют сами люди. Сейчас клиенты избалованы и ленивы. Они ждут, что приедет звезда и будет их веселить. Это неправильный подход. Скорее должна быть атмосфера заведения, а привоз звезды – это благодарность людям за то, что они пришли и эту атмосферу создают.

- Вы конкуренцию со стороны каких-то других заведений чувствуете?
- Не чувствовать конкуренцию – это очень глупо. Очень много сильных заведений с хорошей кухней…

- Кто еще из заведений подобный формат проецирует? «Партизан»?
- Нет, я бы не хотел, что бы мы ассоциировались с ним. Мы по атмосфере должны различаться. Я не смотрю конкуренцию по интерьеру, тут у каждого своя какая-то фишка. Самое главное мерило – это атмосфера и хорошая кухня. По атмосфере еще есть похожие места, но я не хотел бы озвучивать названия.

- «Вагонка» - ваш конкурент?
- «Вагонка» - это легенда, я туда попал первый раз еще подростком, которому 18 лет не было, в 83-м году. С тех пор я всегда ее посещаю, это легенда. Она будет часть публики оттягивать, ну а что делать? Это здоровая конкуренция. Мы делаем упор не на вечеринки (это просто у нас хороший довесок). Самое главное – это демократичное заведение: хорошая кухня и недорогие цены. Если так будет, то мы будем жить.

- В городе есть такая тенденция, что рынок замкнут. И если несколько вечеринок в один и тот же день проходят, то аудитория по ним просто рассасывается и в результате убыток терпят все.
- Я за здоровую конкуренцию, и я ее абсолютно не боюсь. Если мы сможем предложить что-то более интересное, то у нас будут люди. Если нет- значит это повод учиться.

- Вы видите возможность мультиплицировать Stoned Pony?
- Нет. Это должно быть единичное. Если ее мультиплицировать, то это будет фейк. Можно так делать, но это будет клон.

- Некоторые промоутеры говорят, что местная аудитория очень капризная. Публика сначала просит открыть заведение определенного типа, а после того как оно открывается, то туда просто никто не ходит и в результате оно быстро закрывается.
- Да. Но это же хорошо. Это опять здоровая конкуренция. Я смотрю как люди открывают некоторые проекты и вижу их непрофессионализм. Вижу ошибки, которые они на каких-то этапах сделали. Мы тоже сейчас испытываем сложные времена, но это абсолютно нормальное явление.

- Недавно в городе проходил поп-марафон «Дискотека 90-х» и после него создается ощущение, что городу очень сильно не хватает клуба «Ольштын». Чтобы такие совсем отвязные танцы, пьяные драки…
- Когда мы сделали первый народный ресторан «Жажда», то там были битвы стол на стол. Нормальное явление. В «Диком Дюке» тоже такое было. Я хорошо этот формат знаю и много такого сделал. Для народа… Сейчас бы хотелось искупить вину и сделать что-то не для народа.

Текст: Алексей Щеголев

Поделиться в соцсетях