RuGrad.eu

26 , 04:25
$73,01
+ 0,00
85,68
+ 0,00
18,56
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Соучредитель студии звукозаписи: Когда говорят, что в Калининграде высокие цены на звукозапись, я не понимаю о чем речь -это 10 бутылок пива.

Аркадий Верюханов

Аркадий Верюханов, генеральный директор компании «Студия АВ-Рекордс»:

13 августа 2014

Генеральный директор компании «Студия АВ-Рекордс» Аркадий Верюханов рассказал Афише RUGRAD.EU о том, почему на одной звукозаписи уже много не заработаешь, как калининградским студиям удается отбивать контракты у московский конкурентов по записи аудиокниг, почему раскрутить калининградского музыканта сложнее, чем любого артиста из России и почему калининградский рынок аудиорекламы,несмотря на низкое качество продукции, и не думает меняться.


- Вы недавно выиграли контракт на 4,2 миллиона рублей на организацию фестиваля «Территория мира». Подобные контракты – это частая история в работе вашей студии или это единичный случай? Насколько такие контракты помогают вести ваш основной род деятельности?
- Время от времени такое происходит. Любой контракт помогает успешно трудиться нашей компании. Но и мы тоже качественно выполняем свою работу, исполняя подписанные договоры. Если ограничиваться только звукозаписью в студии, то этого, конечно же, не достаточно. Все должно развиваться. Дело в том, что сама по себе студия звукозаписи, на мой взгляд, может приносить только минимальную прибыль. Студию я рассматриваю просто как инструмент для каких-то проектов. И тут все зависит от того, насколько у вас хватает фантазии: это и аудиокниги, и продвижение каких-то продуктов… Мы, к примеру, мюзикл сделали. И он хорошо продается. Но в рамках Калининграда сфера звукозаписи большого дохода давать не может.

- Почему так происходит? Музыкантов мало?
- Музыкантов много. Но они, к сожалению, не самые состоятельные граждане нашего города… Для того, чтобы что-то сделать или выпустить им, нужно собрать какие-то финансы. Естественно, мы стараемся идти на встречу. Но, тем не менее, есть некие прайсы, себестоимость и рентабельность, ниже которых мы падать не можем. Второй момент, касается Калининграда, как такового. У нас сложный рынок (это относится не только к звукозаписи). Кроме того, что он здесь замкнутый, у нас люди почему-то не очень хорошо реагируют друг на друга. Намного проще продать какого-то заезжего артиста, который будет в тысячу раз менее талантлив и даже менее известен в рамках России, чем музыканта, живущего в Калининграде. У меня есть друзья - выдающиеся музыканты. Но продать их концерт намного сложнее, чем привезти кого-то. Я не могу сказать, что мы регулярно занимаемся организацией концертов. Но у меня была возможность в этом убедиться. Калининградцы почему-то не очень хорошо принимают успехи других горожан.

- Музыкальная студия – это дорогой вид бизнеса? Нужны серьезные первоначальные инвестиции, чтобы таким видом деятельности заниматься?
- Сегодня это намного доступней, чем было вчера. Тут вопрос в том, какого результата вы хотите добиться. Если говорить про нас, то для меня это были значительные инвестиции, а для кого-то это покажется совсем смешными деньгами. Оборудование у нас хорошее. Но самая большая статья расходов в рамках нашего проекта – это само здание, сама студия. Здание принадлежит нам, но для того, чтобы сделать нормальную студию с хорошей акустикой и хорошо заизолированным звуком – нужны хорошие вложения.

- Вы занимаетесь предоставлением репетиционных площадок для музыкантов? Раньше, как я понимаю, это была весомая статья доходов для всех калининградских студий.
- Нет. Я от этого отказался, потому что не вижу в этом смысла. Мы предоставлением репетиционных точек никогда не занимались. У нас несколько иные задачи… По сути, у меня никогда не было задачи зарабатывать на студии, как таковой. Студия рассматривалась как некий инструмент для каких-то других вещей. Мы ее сразу рассматривали как возможность, с помощью которой удастся реализовать другие проекты.

- Просто есть еще такая проблема, что калининградские музыканты не могут себя дальше продвинуть, поэтому совершенно непонятно зачем им записываться.
- Во-первых, есть много коллективов, которые куда-то выезжают. Допустим, они выступают, пока у нас туристический сезон на каких-то площадках. Мы можем обеспечить их не только записью, но и CD- и DVD-продукцией. Это просто прямые продажи дисков во время концертов. Вообще, звукозапись — это не дорогое удовольствие, а доступная история. У нас час записи стоит 800 рублей. На мой взгляд, это вполне доступно.

- Калининградские музыканты, впрочем, жаловались, что цены в местных студиях такие, что складывается ощущение, что там за пультом Игорь Крутой сидит.
- Мне бы хотелось задать вопрос этим музыкантам: а кто-нибудь из них пытался записаться на студии у Игоря Крутого? Они хоть понимают примерно, сколько это стоит? У меня есть друзья в Москве — реально выдающиеся звукорежиссеры. И там четырехчасовая сессия — это 1 200 долларов. И это без обработки. Просто приехали и расставились. Поэтому когда говорят, что в Калининграде высокие цены на звукозапись — я не понимаю, о чем идет речь. На пиво же им хватает? Это же 10 бутылок хорошего пива.

- Конкуренция на этом рынке в городе есть?
- Конечно, есть. Есть талантливые ребята, которые сидят за звукорежиссерскими пультами в других студиях… Все, на самом деле, зависит от людей, которые работают. Но сколько сейчас звукозаписывающих студий в городе – я понятия не имею.

- Аудиокниги кто у вас пишет?
- У нас разные заказчики. В основном, сотрудничаем с московскими издательствами... С издательством «Альпина Паблишер», к примеру. Мы им десятки книг сделали. Последняя большая работа - «Атлант расправил плечи». Они его сейчас переиздали.

- Почему они в Москве не пишутся? Из-за ценовой политики?
- Нет. Просто мы делаем лучше. Опыт наших сотрудников и талант калининградских актеров позволяют обгонять по качеству московские студии. На самом деле, в Москве не так уж много выдающихся и дорогих студий, у которых есть время и возможность писать аудиокниги. Они не будут этим заниматься. У них есть более глобальные задачи. А московский рынок гораздо шире, чем калининградский.

- И что для вас более трудоемкий процесс: запись песен или аудиокниг?
- Все зависит от задачи. На самом деле, есть много людей, которые приходят с «минусовкой», и им надо просто записать вокал. То есть, просто каким-то образом голос. Это достаточно простая работа, которая занимает немного времени. Если говорить об аудиокниге, то можно, фактически, сделать полноценный спектакль с кучей эффектов и музыкой. А можно сделать обычный текст, где кто-то что-то монотонно начитает. Все зависит от задачи. Нельзя сказать, что что-то проще, а что-то сложнее. Все зависит от того, что вы хотите получить.

- Если вы с крупными московскими изданиями работаете, то не пытались выходить на московских музыкантов, к примеру?
- Я не думаю, что музыканты из Москвы поедут в Калининград. Вокруг Москвы много хороших студий, которые намного ближе. Мы пишем московских классических исполнителей. Люди, допустим, приезжают сюда с концертами или приезжают на какой-то проект, чтобы уехать потом в Европу. Московской рок-группе приезжать в Калининград, чтобы у нас записаться, нет никакого смысла. Если это выдающиеся и раскрученные музыканты, то зачем им на студии экономить?

- Вы еще аудиорекламу записываете. Есть ощущение, что качество продукции на этом рынке не растет с течением времени. Заказы становятся сложнее?
- Нет. Мы когда начинали, то больше уделяли внимание и качеству рекламы, и креативу. В итоге ты сталкиваешься с тем, что клиенту это особо не нужно. Сюжетная составляющая нужна достаточно редко. Основная задача — сделать короткое, более-менее заметное рекламное объявление. То есть, хороший эффект за минимальные деньги. Конечно, это потом срабатывает.. Куда оно денется? Для того, чтобы это менялось надо поднять общий уровень сознания населения. И все встанет на свои места: у нас сразу станет чище, чем в Литве, у нас подтянется кухня и у нас появится лучшая реклама.

- Чисто теоретически, что могло бы могло прийти на смену этим джинглам?

- Я, честно говоря, затрудняюсь ответить... Могли бы быть востребованы более креативные вещи. Это же целый комплекс - соотношение смысловой, текстовой и эмоциональной нагрузки. Мы же воспринимаем не слова. Мы воспринимаем эмоции. А шум и музыка — это просто эмоции, которые что-то подчеркивают. Сейчас в аудиорекламе эмоциональная нагрузка работает меньше. Почему общий уровень аудиорекламы воспринимается более низким? Потому что эмоциональная сфера затронута там в меньшей мере. По- хорошему, реклама — это маленький театр. Должна быть разыграна некая ситуация, которая должна подвести слушателя к некому решению или желанию что-то попробовать. Можно, чисто гипотетически, попытаться это все сделать, но это большая и сложная работа, на которую никто не будет тратить ни деньги, ни время. В Калининграде один ролик стоит тысячу рублей. Над роликом работает звукорежиссер, сценарист и диктор. То есть, 3 человека работают за тысячу рублей. И вопрос: будут ли они тратить 5 часов или несколько дней, чтобы разработать какую-то идею, пригласить еще несколько актеров? Конечно, нет. Ничего иного пока от рынка ожидать не стоит. Все зависит от желания рекламодателя меняться, а меняться он пока не желает, потому что все и так работает.

- Но даже, если качество аудиорекламы изменится, то вряд ли местные радиостанции на это отреагируют позитивно. Это же увеличение эфирного времени.

- Почему? Тут нет задачи сделать минутные ролики. Есть возможность уложить в 30 секунд хорошо исполненную идею. Есть и еще один важный момент. Очень часто наши креативщики (я тут не только Калининград имею ввиду) в погоне за яркостью убивают предмет рекламы. Есть много рекламы, которая очень яркая и красивая. Но когда ты спрашиваешь человека, что там рекламировали, то никто тебе не скажет. Все тебе перескажут сюжет: «Там было классно! Мотоциклист прокатился!». А какой марки был мотоцикл? Никто не запомнил.

Поделиться в соцсетях