RuGrad.eu

30 , 04:33
$73,19
-0,42
86,86
-0,05
18,94
+ 0,05
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КИНО КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Промоутер Андрей Исаков: Из-за близости к Европе Калининград превратился в провинциальный город

Андрей Исаков

Андрей Исаков, промоутер, директор клуба "Вагонка":

25 февраля 2014

Директор клуба «Вагонка» промоутер Андрей Исаков рассказал Афише RUGRAD.EU, зачем клуб делает некоторые концерты себе в убыток, почему Тимати может выступить на «Вагонке», а «Руки Вверх» или «Калинов мост» - нет, почему Калининград не готов к новой модной музыке, и почему «Вагонка» не может позволить себе пригласить на концерт западные группы, которые свободно гастролируют по Польше и Литве.


- Концертная афиша «Вагонки» с 2004 года не так сильно обновляется. У вас есть определенный набор артистов, которые постоянно чередуются. Почему так происходит?
- В России не очень много артистов, которые могут собрать полные залы у нас в городе. Люди в Калининграде не хотят ходить на новое. Они об этом много говорят, но когда дело доходит до концерта, то не приходят. Промоутеры, привозя новою группу, просто "попадают" на таких концертах. В России всего 10-15 групп, которые могут залы собирать. Это мэтры: Земфира, «Би-2», «Ляпис Трубецкой», Мумий Тролль, то есть группы, которые мегапопулярны. Тем не менее, в Калининграде они немногим больше тысячи человек могут собрать. У нас город довольно маленький. 1 000-1 200 человек приходит на такие группы. По меркам крупных городов это совсем мало.

- Судя по группам, которые вы назвали, в Калининграде популярен такой боевой, но веселый музыкальный формат а'ля «Ляпис Трубецкой» или «Ленинград». Другой музыкальный формат здесь не сильно востребован?

- А какой другой?

- Группа «Танцы Минус», к примеру.
- «Танцы минус» давно ничего нового не выпускали. Они популярны были 10 лет назад. Наверное, если их сейчас привезти, то это будет кому-то интересно. Но никто рисковать не хочет. Потому что «Танцы Минус» - это недешевая группа, а как они поведут себя в Калининграде, сейчас никто не понимает и не знает.

- Просто иногда совсем до смешного доходит. «Би-2» или тот же «Ляпис Трубецкой» везут из года в год одну и ту же программу и собирают полный зал. А Everything Is Made In China или Tesla Boy везут новые пластинки, которые к тому же критиками обласканы, но на них приходит по 100-200 человек.
- Программы все-таки у них всегда разные... Я считаю, что те группы, которые вы назвали, очень крутые. Но это столичные группы. Модные, современные, столичные группы. Они не дотягивают собирать большие залы в регионах. Хотя, группа Tesla Boy в столицах регионов собирает большие залы: доходит и до тысячи человек, а где-то, возможно, и больше. Но Калининград — это город со своей уникальной публикой, которую нельзя на 100% до конца понять. Промоутер же тоже должен зарабатывать деньги, он же не может только людям приятное делать. Поэтому все так и происходит.

- Вот эту специфику калининградской публики, которую вы обозначили, можно «консервативностью» назвать, раз тут люди готовы в тысячный раз слушать песню про полковника, которому никто не пишет?
- Наверное, так ее и можно назвать. А как еще по-другому? Публике не очень интересны новые группы. Есть 50-100, может быть, 150 человек, которые хотят услышать новый материал у группы, которая еще ни разу не была в Калининграде. Но почему-то только эти 150 и все. Больше таких людей нет. Можно сказать, что эти «модники», люди, которым нравятся новые музыкальные тенденции кассу не смогут сформировать. А эти группы не такие уж и дешевые, и чтобы сделать концерт, нужно много денег и сил потратить.

- Вы сильно ощущаете, что интерес к концертам у калининградской публики стал падать, по сравнению с событиями, скажем, пятилетней давности?
- Конечно. Много концертов провальных. Если мы какой-то концерт делаем, то стараемся к нему очень скрупулезно подойти, все просчитываем. Мы не можем рисковать, потому что, если где-то ошибемся, то не заработаем или заработаем, но очень мало. 5 лет совершенно другая ситуация была. Область была закрыта, карт приграничных не было, шенгенские визы не так хорошо выдавали... А сейчас мы и сами постоянно ездим на концерты в Европу. Если мы выезжаем куда-нибудь в Германию, то стараемся досуг привязать к какому-нибудь концерту или выезжаем специально под концерт. У нас за последние 5 лет это все развилось. Очень много появилось агентств, которые возят людей маленькими автобусами. Если раньше это были только экскурсионные, большие автобусы, то сейчас, пожалуйста - собрались 6 человек на концерт и агентство их везет — в Гданьск, Варшаву, Берлин. Эти агентства даже на этом зарабатывают, хоть и мало. Есть же еще такое понятие, как «финансовая емкость». У человека, к примеру, нет много денег. Он не может в один месяц и в Европу съездить, и на любимую группу в Калининграде пойти. Поэтому он выбирает: съездить на концерт в Европу или пойти на «Би-2» на «Вагонку». Я думаю, что на концерты все-таки ходят более консервативные люди, потому что за границу ездит более продвинутая молодежь. Им не только концерт интересен, но и дух Европы, чтобы погулять, в ресторан сходить... А на калининградские концерты ходят все-таки более консервативные люди.

- Этот фактор, как раз, может тоже определяет вашу концертную политику? Если посмотреть, то у вас сейчас на концертах больше публики зрелого возраста. Вы специально такие группы выбираете, которые успели сразу несколько поколений зацепить?
- Мы стараемся делать так, чтобы возрастной контингент был от и до... Если вы заметили, то у нас на концертах часто бывает публика от 18 до 50 лет. И такое очень часто случается.

- То есть группа «Би-2» может публику от 18 до 50 зацепить?
- Ну, восемнадцатилетних там, может и не так много было... Ну, я утрирую, пускай это будут двадцатилетние — студент, который заканчивает университет. И такие приходят, и их на самом деле много. А 50 лет — это, на самом деле, не такой уж большой возраст.

- По каким группам лучше всего виден этот спад? Это какой-то второй эшелон российского поп-рока а’ля «Смысловые Галлюцинации» и Найк Борзов?
- Это видно по всем концертам. Правильно сказано было, что у нас часто бывают одни и те же группы. Это нормальная тенденция: для любого промоутера привозить группу раз в год. Раз в год у группы появляется новый материал, выходит новая пластинка, которую нужно обкатать. Под это дело они делают тур, и ты получаешь группу с новым материалом. Со старым материалом брать не совсем интересно. А новый материал зритель всегда хочет посмотреть. Допустим, ты делаешь концерт группы и до этого ты делал им уже 3-4 концерта. Ты смотришь на графики и понимаешь, что что-то не так… А когда начинаешь выяснять причины, то никто тебе не может сказать, почему такое происходит. Но одна из наших версий, что народ все-таки в Европу ездит и там тратит деньги.

- Привоз Noize MC – это как раз попытка аккумулировать интерес калининградской публики? Это достаточно популярный артист, у него большой график гастролей, но в Калининграде он последний раз был года два назад.
- По Нойзу ситуация очень простая. Он очень востребованный в России артист. Как мне кажется, он поменял немного свой возрастной контингент. Если раньше он был очень альтернативным артистом, то сейчас он больше ориентирован на более молодой возраст: 16 лет, где-то так… Раньше мы концерты Нойза делали ночными и ставили им ценз «18+», а сейчас мы ставим «12+» и концерт делаем вечерним, потому что мы считаем, что его материал больше привлекает людей старшего школьного возраста. Они и сами это признают. У него сейчас вышел новый альбом «Неразбериха», был тур, посвященный десятилетию группы. То есть, материала накопилось очень много, а группы два года не было. И грех ее не привезти, посмотреть как будет в этот раз… Но мы, честно говоря, не знаем, как это будет, и до конца не уверены.

- Тот концерт Noize MC, который 2 года назад был, вы расцениваете как удачный? Вы же его как раз под 25 мая делали, все школьные выпускники туда пошли.
- Я не расцениваю его как удачный. Он средний такой был. Удачные концерты – это немного другое, когда зал полный. На Нойзе зал визуально был забит, но там было человек 700…

- У вас нет ощущения, что вы серьезно рискуете с этим артистом? Noize MC – это же еще и один из самых дорогих в России коллективов.
- У него за 2 года гонорар очень поднялся. Но надо же что-то делать. Мы же делаем концерты не только для того, чтобы денег заработать. Нам интересно и имидж клуба поддерживать… Никто не скрывает, что хочется заработать. Но имидж поддерживать надо, и это основная причина, почему мы концерты делаем.

- Что у вас за эксперимент с привозом Тимати? Управляющий клуба Сергей Смирнов говорил, что поп-артисты – это не совсем формат «Вагонки».
- Тимати – это звезда для России. За последние годы он очень сильно продвинулся: у него свой лейбл, он готовит своих артистов, они везде в топе, снимают клипы. Это один из немногих российских артистов, который очень сильно двигает себя, свой лейбл Black Star и тех артистов, которых он берет под крыло. Он реально крутой. Его клипы крутятся и на A-One, и на «Муз ТВ». Почему бы не попробовать сделать концерт звезды, если у него есть свой слушатель? Мы надеемся, что концерт очень успешно пройдет. Хотя Тимати – это тоже один из самых дорогих артистов в России.

- У вас нет такого ощущения, что эта эпоха «золотых» R’N’B мальчиков уже прошла? Клуб «Жара» в свое время эту тему уже вдоль и поперек отработал и получается, что «Вагонка» вот только сейчас проснулась и решила в нее вклиниться.

- Нет. Мы организовывали концерт Тимати года 3 назад на стадионе «Балтика». Нас тогда уже поразило, что когда он живьем выступает, то это 10 человек на сцене, живые барабаны, гитары, синтезаторы, диджеи и вокал. Это не совсем уже R’N’B и хип-хоп в том представлении, в каком его многие позиционировали. Это не просто красивые песни под электронную музыку, а реальный, живой концерт. «Вагонка» тем и ценилась, что там происходят живые концерты. Мы тему концертов поддерживаем, несмотря на то, что в городе (да и в целом по стране) идет, так называемый, «клубный кризис». Я считаю, что Тимати – это удачный проект.

- Но на Тимати к вам, по идее, должна прийти другая публика. Те люди, которые, к примеру, привыкли свое свободное время в клубе «Платинум» проводить.
- Возможно это и так. А что здесь такого? Они покупают билет, в первую очередь, на артиста. - Я скажу так: у «Вагонки» как ни у кого, есть хорошее место для проведения именно концертов. Есть сцена, есть зал. Все есть для того, чтобы все хорошо проходило. Мы будем пробовать.

- Но если для вас главное это концерт, то можно ожидать, что на «Вагонке» могут какие-нибудь «Руки Вверх» появится?
- В теории можно предполагать вообще все… Но «Руки Вверх» - это не то. Разве это концерт? Тут дело не только в «минусовке». Это вообще выглядит совсем не так, как концерт. Концерт - это много музыкантов на сцене, живые инструменты, электрогитары, барабаны, вокал. И самое главное драйв. Именно это для нас и есть атмосфера концерта.

- Где тогда для вас предел недопустимого? Что у вас никогда не может появиться: группа «КняZz», «Чайф», «Калинов мост»?
- «Чайф» - это культовая группа, так что почему бы и нет? Думаю, что «Калинов мост» у нас не появится и группа «КняZz» тоже. «Вагонка» всегда отличалась тем, что делала современные, альтернативные концерты. Просто выступления Тимати никто живьем не видел, а это реально круто.Это не то, что люди представляют себе: в каком-то калининградском клубе два MC с микрофоном под диджея… Это происходит совсем не так.

- Просто вполне в «вагонковском» духе, чтобы поднять интерес к собственным концертам, было бы бывшего вокалиста A-Ha Мортена Харкета, к примеру, привезти.
- Мы об этом думали, на самом деле. Мы много артистов всегда обсуждаем. Мы смотрим, вот, да, это в стиле «Вагонки». У нас и Марк Алмонд был, были культовые западные артисты. Но мне кажется, что Калининград сам по себе не потянет Мортена Харкета. Он слишком крут для нашего города. Тысяча человек, которые может «Вагонка» вместить, для него это очень мало. По финансовой составляющей этого не получится.

- Что вообще из западной сцены могла бы «Вагонка» потянуть тогда?
- Мне очень нравится группа Rasmus – шикарная финская группа…

- Но они же тоже уже подзабытые.
- Возможно. Но они подзабыты для тех 150 человек, которые на концерты продвинутых групп приходят. А для остальной массы молодежи она хороша. Но как-то у нас не срастается с ними все… Я лично хотел бы, чтобы они выступили. У них красивые песни, крутое шоу на сцене, они ездят в туры по России и их концерты проходят с успехом. Но я не могу сейчас прям по пальцам кого-то еще сосчитать, кого мы хотели бы привезти. Не могу всех секретов рассказать. Мы, на самом деле, всегда очень много чего хотим, но очень часто это не срастается. И из-за визовых вопросов, и по гонорарной части, и по перелетам.

- У вас были исторические такие концерты The White Stripes и Марка Алмонда. Чисто гипотетически, нечто подобное еще возможно?
- Такие артисты, на самом деле, приезжают по случайности. Для «Вагонки» тяжеловато взять артиста такого уровня напрямую: позвонить его директору и договориться. Это будет стоить очень дорого. Поэтому ты всегда ждешь какой-то определенный вариант. В этом случае редко, но метко выстрелить можно.

- Но на самом деле много же достаточно известных западных групп где-то рядом с городом всегда гастролируют: по Польше, по Литве. Те же Primal Scream, к примеру. «Вагонка» могла бы их как-то зацепить?
- Мы очень мало общаемся с польскими и немецкими промоутерами. Они почему-то не берут в расчет Россию и наш регион. Видимо, потому что у всех на устах, что Россия далеко, чего ее рассматривать, а у нас свои дела. Есть же какие-то визовые вопросы, дальние перелеты. Это вызывает некоторые проблемы. Выстроить тур и захватить Россию – для них это тяжеловато. Это и технические райдеры, и оборудование, которое нужно перевезти через границу и обратно. Допустим, если польское концертное агентство делает группе 5-6 концертов по Польше, то они не берут нас в расчет, потому что Калининград только увеличит себестоимость всего тура. Поэтому они нас и не рассматривают. А взять и залезть в концертный график и выдернуть какую-то дату для нас – зачем им это надо?

- По привозам диджеев сейчас тоже спад происходит?
- Спад, в принципе, везде. Тут тоже стандартная история – люди не хотят ходить на новое. Есть много хороших диджеев, которые у всех на слуху, но когда мы их везем, то на них никто не приходит или приходят очень мало. Мы, к примеру, привозили из Испании Mutant Breakz. Очень крутой парень, обалденно играет. Но почему народу не было – я понять не могу. Тоже самое касается Colombo. Он по брейкс-музыке номер один в Испании. Я когда разговаривал с Mutant Breakz, то он говорил, что в Испании он гуру и на него все молятся. А у нас нет активности, хотя все говорят: «Да, привезите Colombo, все пойдут! Будет большой зал!». Но все только на уровне разговоров. А британский проект Stanton Warriors – это проверенная группа, на которую ходят всегда. Вот и консервативная публика. Даже молодежь стала консервативной.

- Эпоха андерграундынх, электронных вечеринок уже заканчивается?
- Думаю, что нет. К нам же приезжал и Ферри Корстен, который вообще не собрал людей, хотя это звезда мирового масштаба. Для Калининграда это была новинка, нам, можно сказать, повезло. Потому что звезду такого уровня сами мы бы никогда не взяли. У него был тур и ребята, которые его делали, предложили Калининград, потому что считали это крупный региональный город на Балтике, что здесь продвинутые люди… Оно, на самом деле, так и есть, но эти продвинутые люди только в интернете сидят и больше ничего не делают. Они не ходят на концерты, только говорят: «Да мы придем, придем». А промоутер же их слушает, надеется на них. Люди сами подрывают деятельность промоутера. Поэтому новые имена и не появляются на городской сцене. Даже, если не про «Вагонку» говорить. Посмотрите на ДКЖ, Драмтеатр, любые площадки, где делаются концерты – одни и те же: Меладзе, «Руки Вверх», Киркоров, Аллегрова и все. Люди это знают, им это нравится, они и ходят.

- То есть у клуба какую-то культуртрегерскую функцию уже никак не получается выполнять?
- Мы можем позволить себе несколько раз в году чисто имиджевые мероприятия. Мы понимаем, что не заработаем на них, но это нужно делать. Так что мы периодически делаем такие мероприятия. Мы двигаем эту культуру. «Вагонка», как концертная площадка, уникальна: есть два зала, есть формат красного бара. У нас были эксперименты с теми же Pompeya и Tesla Boy. Мы не зарабатывали на этих проектах. Но эти концерты несли эффект того, что культуру мы все-таки в город приносим.

- Как вы, кстати, меняете этот список артистов? Понятно, что раньше для вас поставщиками новых групп могли быть «Наше Радио» или Maximum, а сейчас? Там же сейчас очень консервативный формат.

- «Наше Радио» - не является для нас поставщиком, мы себя более проевропейскими считаем. Если выбирать из радиостанций, то это, конечно, радио Maximum. Очень часто бывает так, что ты берешь группу, а потом только слышишь их песни на радиостанции. Это говорит о том, что мы тоже в теме, что мы берем эту группу в самый лучший момент. Мы взяли группу «Би-2», к примеру, а за три недели до концерта группа отыграла с симфоническим оркестром, и это показал главный телевизионный каналл страны. Для нас это было так: «Ни фига себе!». То же самое было с «Би-2» два года назад. У них вышел альбом «Лунапарк» и у него очень жесткая радио-ротация была. С группой Tesla Boy было тоже самое. Мы все время от них отказывались. И последний их приезд доказал, что Калининград не готов к новым модным группам, которые новую музыкальную волну несут. Не то, чтобы он даже не готов… Ну, не хотят люди ходить на новое. Они хотят скачать это в интернете и дома послушать. Но это же неправильно. У нас в этом плане небольшая деградация идет. Мы с коллегами обсуждали, что Калининград превратился из, скажем так, столичного, в провинциальный город. 5-7 лет назад все приезжали и говорили «У вас тут как в столице!». Визуально это не ощущалось, но по духу так и было. А со временем это прошло. И мы понимаем, что превратились в обычный провинциальный город. Возможно, что причина все-таки в этой близости к Европе.


Текст: Алексей Щеголев





Поделиться в соцсетях