Дмитрий Шахов

Дмитрий Шахов, писатель:

Писатель Дмитрий Шахов: В России зарабатывают только Лукьяненко, Улицкая и Акунин

История книги «Исповедь Zadrota» калининградского писателя Дмитрия Шахова пока еще не слишком типична для отечественного издательского рынка. Повесть начиналась, как интернет проект. Автор просто выкладывал в интернете главы. «Исповедь» - это история подростка, который в начале «нулевых» начинает зарабатывать деньги при помощи интернета. При том, в 384 страницы умещается все этапы жизни героя: от потери девственности до первых заработков. История книги все-таки получила свое логическое продолжение. Издательство АСТ выпустило «Исповедь» тиражом в 7 тысяч экземпляров, а одна из продюсерских компаний, работающих на отечественном кинорынке, сейчас заканчивает работы по экранизации литературного произведения. Помимо «Исповеди», Дмитрйи Шахов ведет в интернете блог Баблоруба, возглавляет группу компаний «Ремарка», занимающейся продвижением и созданием интернет-сайтов, а так же работает над новой книгой — триллером о социальных сетях. В интервью Афише RUGRAD.EU писатель рассказал, чем он отличается от Виктора Пелевина, почему его книгу презирают люди от 30 и старше и какие перспективы есть у экранизации по его книге

- Когда уже состоявшийся человек выпускает книгу в тираж, то речь обычно идет о попытке удовлетворить свои юношеские амбиции. То есть, в юности он графоманил, а потом появились деньги, он их занес в издательство и его после этого издают.
- У меня было совершенно по-другому. Я написал эту повесть еще в 2010 году. Когда я ее начинал писать, то это был обычный сетевой роман, построенный в виде блога. Каждая глава — отдельный пост. Это было желание зафиксировать определенную веху развития в области интернет-заработков, создать мемуары в некотором роде. Повесть прижилась, достигла в своей среде определенного успеха практически сразу. В конце 2012 года поступило предложение от коллеги сделать книгу в виде мобильного приложения под Android. Буквально за первую неделю книга вышла в топ среди приложений-книг. За три недели ее скачали из Google Play более 200 тысяч человек. После этого мне на почту пришло письмо с предложением выкупить права на фильм. Я счел, что это шутка, но в процессе общения выяснилось, что это скаут московской продюсерской компании. В итоге, в ноябре 2012 года права были проданы.

- Тогда какой смысл АСТ был издавать вашу книгу, да еще и тиражом в 7 тысяч экземпляров, если свои 20 тысяч прочтений она имела только, как блог, а потом еще 200 тысяч человек скачали ее в Google-Play? Получается, что это не самый рентабельный проект, потому что большинство аудитории с материалом уже знакомо.
- Это разные аудитории, на самом деле. Есть такой товарищ — Дмитрий Глуховской, который «Метро 2033» написал. Его книга сначала вышла в электронном формате и ее прочитало около полумиллиона человек, прежде чем она появилась в бумажном виде. Это привычный случай и для Запада, когда книга сначала в блоговом формате появляется, а потом выходит в бумажном. С издательством АСТ мы начали переговоры осенью 2013 года. Они сочли, что это довольно интересный для них проект, и книга пошла в печать.

- Ваша интернет-активность, блог Баблоруба, в частности, как-то влияла на всю эту историю с изданием книги?
- Блог появился в 2008 году. Понятно, что к моменту начала написания истории, у меня сложился определенный авторитет в web-мастерских кругах. Но многие, до сих пор не ассоциируют «Исповедь Zadrota» со мной лично. Я встречал самые разные вариации своей фамилии: и Шухов, и Шохов в отзывах читателей... Там же не написано, что это Баблоруб писал. Я никогда эти истории (блог, бизнес и повесть) особо друг с другом не связывал.

- Просто сейчас издательский рынок построен так, что чтобы писателя издали, он должен либо уже иметь имя, либо у него должна быть какая-то интернет-активность, какая-то «фишечка», даже фриковость, чтобы он просто не затерялся.
- Здесь издается не писатель, а история. Повесть про Интернет, а там сейчас все находятся в той или иной степени. Однако эта ниша состоявшимися писателями, практически, не затрагивается. Возможно, в силу возрастных обстоятельств, не знаю. Кроме того книга построена, как короткие и небольшие истории, объединенные общей канвой. Такой формат легко воспринимается читателем любого возраста.

-Вы сказали, что тема интернета в литературе не представлена. Но почему так происходит? Ведь ваше поколение в современной российской прозе уже появилось.
- Есть довольно известная книга - «Исповедь кардера» (кардер - человек, который занимается нелегальным заработком путем воровства денег с банковских карт). Повесть вышла довольно давно и это было первое произведение в таком стиле. Есть еще повесть «Кирпичи» Данияра Сугралинова — это второе знаковое произведение в блоговом стиле, хоть и не про Интернет, но популярной эта небольшая повесть стала именно в сети. На этом все и исчерпывается. Все остальное — уже о другом и написано по-другому и не затрагивает тематику интернета, что, в принципе, близко молодежи. Или просто неизвестно широкой аудитории. Основная аудитория такой литературы — люди от 14 до 30 лет, максимум 35 лет. Люди, которые не знают мир без Интернета.

- Вот так сходу можно еще «Шлем ужаса» Пелевина вспомнить.
- Да, но у Пелевина аудитория — это люди определенного возраста и образования, которые способны это переварить. В моей же книге в основном используются предложения из 5 слов, очень много прямой речи, практически нет раздутых описаний. Все написано кратко, сжато и хорошо ложится на сознание любого человека. Такие истории понятны, близки и очень ультимативны. Там много штампов используется и это сознательно было сделано. Человеку не нужно тратить много времени, чтобы понять о чем речь идет. Упрощение? Да. Но я и не имел цели писать новую "Войну и Мир", я писал небольшие истории, которые со временем превратились в связную историю о взрослении.

- Раньше считалось, что писатель может себе позволить где-то раз в 1-2 месяца издавать по «кирпичу» получать за это тысячу долларов и пытаться прожить на эти деньги, не занимаясь параллельно еще какой-нибудь работой. Сейчас такая ситуация возможна? На писательство можно прожить?
- Я никогда не ставил себе задачу пробиться на литературный рынок. У меня есть знакомые, которые издавались, но гонорары там крайне смешные — что-то в районе 50 тысяч рублей за книгу. Мне, может быть, и будет приятно получить какой-то гонорар, но для меня это не самоцель. По факту же действительно получается, что хорошо в России зарабатывают только те писатели, которые уже состоялись, у которых тиражи по 100-150 тысяч экземпляров. Лукьяненко, Улицкая, Акунин — этих монстров можно пересчитать по пальцам.

- На обложке книги размещены достаточно позитивные отзывы о повести писателей Павла Санаева и Сергея Минаева. «Исповедь Zadrota» - это, в каком-то смысле, продолжение их литературной линии?
-Нет, не думаю. Это скорее такой ход и желание обозначить близость к определенной тематике в литературе. Все же "Исповедь" и Дмитрий Шахов - специфичное издание и потенциальному читателю будет трудно определиться без каких-то подсказок, стоит брать книгу или нет.

- Но у Санаева как раз же вышла «Хроники раздолбая». Она и по названию похожа, да и герои там, наверное, это, примерно, люди одного поколения.
- Когда я общался с руководством АСТ, то проскользнула такая мысль, что эти книги находятся в одной нише. Возможно, это даже повлияло на положительное решение по изданию моей книги. Но тут сложилось много факторов: и выход фильма, и выход «Раздолбая», и личный какой-то интерес. Все в одно сложилось... Я не читал ни Минаева, ни Павла Санаева до написания повести. Хотя из тех кусков, которые мне у них попадались, да, наверное, есть что-то такое общее.

- Но может там есть некая общность героев? То есть, поначалу это такой лузер и недотыкомка, который в процессе взросления становится успешным благодаря какому-нибудь стартапу.
- То, о чем вы говорите, это один из вечных сюжетов о маленьком человечке. А «Исповедь» - это набор штампов. Цель написать сложное произведение о вечном я себе никогда не ставил. Я пошел более простым путем, опираясь на распространенные штампы, обрисовав их историями, которые мне были известны и разбавив их небольшой долей морализаторства. Мораль была обязательна. Это способ донести какую-то свою точку зрения до тех, кто это читает. Не зря в сети гуляет столько цитат из книги.

-Если вспоминать про литературные тренды «нулевых», то одним из самых обласканных премиями писателей стал Захар Прилепин. Герои у него были «пацанские» и вообще против системы. Сейчас же интерес сместился в сторону этих «маленьких человечков», которые медленно идут либо к успеху, либо к провалу?
- Сейчас век рафинированных интеллигентов. Людей, у которых вместо руки мышка, вместо глаз — монитор. У них любая движуха в реальности вызывает восхищение. Потому что сами они большую часть времени вынуждены проводить в сети за компьютером. В книге же очень важно создание ассоциаций с героем. Когда читатель начинает погружаться в чтение, то видит себя тем же самым человеком. Мне многие говорили, что находят в повести много параллелей со своей судьбой. То есть, с тем, что они рисовали себе в своих мечтах или даже в реальности пробовали.

- Но вы видели смысл посвящать целую книгу какому-то достаточно посредственному персонажу? Раньше же все ждали сверхчеловеческого героя.
- Он далеко не посредственный... Это человек, который постоянно борется с кармой, с обстоятельствами, которые ему противодействуют. Судьба его постоянно кидает вниз. В первой части книги, я вообще не собирался делать никакого героя. Там даже нарушен основной принцип классического сюжета — нет антагониста. Есть один протагонист и ему противостоит исключительно судьба: он ни с кем не враждует, он даже со своими поступками находится в мире, какими бы они ни были. Каноническое построение романа отсутствует. И, как ни странно, это даже больше понравилось читателям, чем более правильно выстроенная вторая часть, где гораздо больше этого «дачного детектива», как написал один литературный критик, чем того набора баек, который был в первой части.

- Может быть, в противовес таким забронзовевшим героям Прилепина и Лимонова, маленький человек — это тот герой, которому читатель сострадает и поэтому такая литература популярность набирает?
- Нынешнее же поколение выросло в отсутствии героев. Когда я еще учился в школе, то у нас был Ленин, была пионерия, были герои-комсомольцы и так далее. Нам было на кого равняться. У современного поколения эта возможность отсутствует. Может быть, с этим и связана вспышка ура-патриотизма, связанная с событиями на Украине. Современному поколению нужны герои. Причем любые, какие угодно. То, чем главный герой книги занимается, очень сложно к положительным поступкам отнести. Он постоянно делает какие-то гадости, занимается незаконной деятельностью... Но он делает это так залихватски, что его волей-неволей возводят в разряд героев. А если бы он был маленьким человечком, который постоянно самобичеванием занимается, то это вряд ли бы такой интерес вызвало. Для поколения от 30 и старше эта книга не то, что даже неинтересна, а презираема, что ли, судя по тому снобизму, с которым я сталкивался в общении с некоторыми представителями интеллигенции... Есть, конечно, люди, которым близки эти идеалы или, которые воспринимают книгу исключительно как развлекательную. Но статус культовой и героической она получила у аудитории от 14 до 30 лет.

- Насколько вы себя с героем ассоциируете?
- Режиссер фильма, снятого по книге, мне сказал, что главный герой - это я. Но я с этим только отчасти согласен. Это скорее проекция. До определенной степени в героя вложены мои мысли и слова, но это есть у любого писателя, который создает героя и ведет его через всю историю. Понятно, что у того же Кинга не мало вложено в Стрелка из «Темной башни», в образе которого его нелюдимость, к примеру, легко угадывается.

-Насколько ваш герой претендует на такой собирательный портрет поколения? И насколько вам было удобно это писать, учитывая возрастные различия?
- Там в романе получается, что герою на сегодняшний день где-то 22-23 года, а начинается история с 14 лет. Понятно, что очень многие мысли, которые звучат от лица героя, выражены не по возрасту. Но избежать этого было нельзя. Если бы я пытался имитировать детский или подростковый стиль, то это было бы неискренне. Тем более, что герой выполняет некую миссию, а морализаторство из уст подростка может смотреться не смешно только тогда, когда он не по возрасту развит. Получается, что интеллектуальный возраст героя лет на 5-7 старше его физического.

- Но он скорее у вас напоминает человека, который в 80-е «Аквариум» под портвейн слушал, чем современного хипстера, который велодорожками какими-нибудь грезит.
- Да, вне всякого сомнения. Это бы потребовало слишком большого погружения жизнь в современного поколения. Я такой задачи себе не ставил. И про «Аквариум» перебор, конечно - я взрослел под творчество Цоя.

- Если говорить про экранизацию вашей книги, то что это будет за кино? Речь идет о каком-то крупном мейнстримовом проекте или это низкобюджетный фильм?
- Продюсерская компания называется «Марс Медиа». Владелец компании Рубен Дишдишян — это бывший генеральный директор Central Partnership (российская кинокомпания, выпустившая на киноэкран фильмы «Волкодав», «Праграф 78» «Бой с тенью» и другие отечественные фильмы — прим.ред) и бывший совладелец этой компании. Позднее, он основал уже чисто свою компанию. Они стартовали в конце 2011 года. В основном они занимаются сериалами и выпускают некоторый объем полнометражных фильмов. «Исповедь» - это одна из первых их полнометражных картин.

- Там среди актеров Михаил Ефремов.
- Он там мэра играет. Надо сразу сказать, что сценарий и книга — сильно различаются. Сохранена только общая канва. Это две разные истории. Как однажды мне сказал режиссер: кто посмотрит фильм, у того возникнет желание прочитать книгу. И наоборот. У Ефремова роль небольшая. Несколько минут экранного времени. В основном заняты молодые, еще незатертые актеры.

- Понятно, что решение о продакшене еще не принято. Но если учитывать, что одним из последних мощных заявлений отечественной киноиндустрии стал «Географ глобус пропил», который то же про этого маленького человека, то «Исповедь Zadrota» на подобный успех может рассчитывать?
- Надежда всегда есть. Во всяком случае, мне отснятый материал из того, что я видел, понравился. Но как это выстрелит в реальности, какая будет прокатная судьба — мне тяжело судить, я далек от этого мира. Поэтому загадывать я на эту тему не хочу. Мне, как минимум, приятно, что по моей повести сняли кино, издали книгу. Не каждый автор в резюме может такую галочку поставить. По крайней мере, пока что, судьбу данного произведения, можно назвать, как минимум, «удачной». Тем более учитывая, что я не прилагал никаких особых усилий для продвижения. Единственное, что в этой связи мне не хотелось бы остаться в истории литературы автором одной книги с названием «Исповедь Zadrota».


Текст: Алексей Щеголев
Фото: предоставлено собеседником

5 мая 2014





Комментарии