RuGrad.eu

25 , 18:08
$73,01
+ 0,28
85,68
+ 0,48
18,56
+ 0,02
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Мы по-прежнему волнуемся, когда выходим на сцену, у вас – особенно

«Бурановские бабушки»

«Бурановские бабушки», народные артистки Удмуртской Республики:

19 августа 2012

На пресс-конференцию четвертого дня Международного фестиваля «Территория мира» «Бурановские бабушки» приехали прямо из аэропорта. Народные артистки Удмуртской Республики во главе с руководителем и самой молодой участницей коллектива Ольгой Туруктаевой расположились за столом у микрофонов. Палатка прессы была забита телекамерами, а снаружи многочисленные поклонники триумфаторов Евровидения ожидали своих кумиров. 

- Вы раньше бывали в Калининграде?

Ольга Туруктаева: «Бурановские бабушки» в Калининграде впервые, тем более вы так далеко - мы летели до вас четыре часа. Мы очень рады здесь быть. У вас замечательный город, он совсем не похож на российские города. Мы видим ваши глаза, ваши улыбки, очень хорошо встречают. Думаю, что все у нас сегодня вечером получится.

- Из окна автобуса что-то ведь увидели, наверное?

Граня Ивановна Байсарова: Посмотрели, как у вас построены дома. Дома красивые, иначе сделаны, чем у нас. Поля проверили – как засеяны, не заросли ли…

- И как поля?

Гриня Ивановна Байсарова: Кое-где заросли, но это сейчас не только у вас так.

- Вы когда-нибудь могли предположить, что покорите Европу?

Граня Ивановна Байсарова: Да никогда не думали. Мы хотели церковь построить. В этой церкви меня крестили, потом ее сломали, а в 1949 году и вовсе разобрали на кирпичи. Построим – там меня и отпоют. Фундамент уже сделан и освящен, сейчас стены кладут.

- А как называется ваша церковь?

Ольга Туруктаева: Церковь у нас называется Троицкая, три придела в ней было – Ильи Пророка, Михаила Архангела и Святой Троицы. Церковь была замечательная, белокаменная, возвышалась над селом. И нам сейчас хочется, чтобы с ее восстановлением жизнь духовная в нашем селе возродилась. К нам сейчас очень много людей идет со всей России, даже если проездом – заезжают к нам, чтобы повидаться с бабушками, посмотреть, как они живут, действительно ли это деревенские бабушки, а не проект шоу-бизнеса. Поэтому надо лично встречаться, разговаривать.

- Сколько песен сейчас в вашем репертуаре?

Ольга Туруктаева: Много разных песен. Главный критерий при отборе – чтобы песня легла на душу, а в каком жанре, авторская или народная, не так важно. Начинали мы, конечно, со своей народной удмуртской песни. И сегодня мы с нее начнем наш концерт, чтобы вы имели представление, что это за маленький такой народ - удмурты.

- А какая ваша любимая песня?

Граня Ивановна Байсарова: Все песни любимые. Ну, вот… (напевает по-удмуртски).

- Как изменилась ваша жизнь после Евровидения – и как изменились внутренне вы сами?

Гриня Ивановна Байсарова: А мы так же и живем – у нас большие огороды, все садим сами, и скотина у нас есть. Только вот сейчас много приезжать к нам стали…

Екатерина Семеновна Шкляева: Просто бабушки в любви купаются теперь…

Граня Ивановна Байсарова: И деревня наша преобразилась: дороги сделали, освещение сделали, клуб ремонтируют.

Ольга Туруктаева: Я отвечу за них, наверное. Это очень важно, когда бабушки заняты, когда к ним такое внимание. Людям пожилого возраста нужно внимание. Бабушки сейчас помолодели на глазах, и даже их дети говорят: раньше, чтобы вскопать огород или картофельное поле, им требовалось недели две-три, а теперь они это делают буквально за три дня, потому что надо ехать куда-то, встречаться, давать концерты.

- Много концертов?

Ольга Туруктаева: Да, очень много. Много встреч с деревенскими жителями у нас в Удмуртии.

- Здесь, на фестивале «Территория мира», каждый день разные страны представляют свою национальную кухню. А какая кухня в Удмуртии?

Ольга Туруктаева: Очень простая: кусок мяса, капуста, картошка, лук. Раньше ничего абсолютно не жарилось, моя бабушка даже не знала, что можно жареные пирожки делать. Мне кажется, это правильно. Я, например, себя очень хорошо чувствую.

- А что такое перепечье?

Ольга Туруктаева: Наше национальное блюдо – делается как итальянская пицца, но только на открытом огне. Была бы возможность и если бы мы задержались у вас подольше – испекли бы вам.

- А вы променяли бы свою деревенскую жизнь на жизнь звезд в городе?

Ольга Туруктаева: А зачем нам это? Мы когда о концертах договариваемся, у нас условие, что мы приезжаем на день – максимум на два. У бабушек же огороды, хозяйство.

- Как вы считаете, так ли необходима сегодня актуализация традиционного фольклора?

Ольга Туруктаева: Я долго сомневалась, стоит ли нам осовременивать традиционные песни, и мучилась этим. Раньше, когда бабушки выходили на сцену нашего клуба и начинали петь протяжные удмуртские песни, молодежь вставала и уходила с концерта: молодым людям казалось это неинтересным, занудным. А теперь те же песни, которые мы немножко осовременили, расходятся в рингтонах, их ставят на дискотеках. И песня продолжает жить.

- А о чем вы поете?

Граня Ивановна Байсарова: О жизни и о любви. Как напрясть нить, чтобы можно было ткать ровно ткань. Как полный стол детей накормить. Как вспахать землю, если лошадь еще не объезжена. Как детей воспитать достойно, чтобы не было за них стыдно.

- Как пришла мысль начать перепевать хиты – Битлз, Цоя, Гребенщикова – на удмуртском языке?

Ольга Туруктаева: Эта идея пришла в голову одному режиссеру из Ижевска, который часто приглашает нас на праздники и народные гуляния. Я перевела для бабушек некоторые тексты, рассказала им о Цое, о Гребенщикове, пропела мелодии – и бабушки увидели в этих текстах какие-то совершенно новые смыслы.

- Петь на удмуртском языке – довольно смелое решение…

Ольга Туруктаева: Да, но мы решили рискнуть. Не важно, на каком языке песня, - важно, что мы в нее вкладываем.

- А костюмы сами шьете?

Ольга Туруктаева: Да, Галина Николаевна у нас шьет, а Граня Ивановна вышивает. Цвета подбирала мастер из нашей деревни.

- Вам, наверное, уже никакая сцена не страшна?

Граня Ивановна Байсарова: Мы по-прежнему волнуемся, когда выходим на сцену, у вас – особенно. Везде волнуемся, мы ведь не специалисты.

- А когда на сцену Евровидения выходили, что чувствовали?

Граня Ивановна Байсарова: Земли под ногами со страху не чувствовали, а в голове было: надо суметь, надо достойно спеть, чтобы не опозорить Россию.

После пресс-конференции бабушек обступили поклонники, а представитель информационного портала Rugrad.eu задала еще несколько вопросов Ольге Туруктаевой.

- Насколько изменился менеджмент «Бурановских бабушек» после Евровидения?

Ольга Туруктаева: Я бы не сказала, что изменился кардинально. У нас коллектив нестандартный, поэтому и подходы нужны нестандартные. Во-первых, это бабушки, во-вторых, это новый, совершенно уникальный опыт в шоу-бизнесе. Добавился только один московский продюсер – молодая девочка, родом, кстати, из Ижевска. Ей трудно с нами, конечно, - и мы ей очень благодарны за то, что в этом сумасшедшем мире российского шоу-бизнеса она умудряется достойно разруливать ситуацию.

- Но ваш успех на Евровидении, наверняка, работает уже самостоятельно, независимо от вашего желания…

Ольга Туруктаева: Хотелось, чтобы он работал на нашу церковь, на наше житье-бытье и на народное творчество. Конечно, хорошо, что нам дороги и водопровод сделали, но хорошо бы внимание обратить и на народную культуру. Моя мечта – чтобы больше внимания селу уделялось в России. Настоящая нравственная культура пока еще рождается именно в деревнях.

- Прочитала на вашем сайте, что в Бураново проживает 675 жителей. А молодежь есть?

Ольга Туруктаева: Есть, да, живут в селе, а работают в городе.

- На пресс-конференции вы сказали, что ваше условие по длительности выездов – один-два дня. Но ведь это, наверное, тяжело для бабушек – такой темп?

Ольга Туруктаева: Перелеты бабушки переносят гораздо легче, чем поезд. Поезд – долго, им тяжело сидеть и ничего не делать, им надо постоянно чем-то себя занимать.

- В фольклорной среде весьма неоднозначную реакцию вызывает феномен «Бурановских бабушек»…

Ольга Туруктаева: Конечно, еще бы!

- Как вы решились пойти на такой рисковый шаг?

Ольга Туруктаева: Главное, чтобы внутри была уверенность, что ты все делаешь правильно. Сейчас эта уверенность у меня есть. Мы делаем все достойно и хорошо. Надо немного взбудоражить фольклорный мир, чтобы болота не было, чтобы все задвигалось. Конечно, бывает, что песни, которые нам предлагают, нам бы петь не хотелось. Но, при этом, бабушки умеют даже их так трансформировать, что они звучат как народные. Конечно, все это непросто.

- Что вам теперь приходится делать из того, что вы раньше никогда не делали?

Ольга Туруктаева: Приходится очень много отвечать на вопросы. Кроме того, к нам приходят письма, телеграммы, люди приезжают в Бураново. Иногда приходится даже оперативно чьи-то проблемы решать. Такое ощущение, что нашим людям чего-то в жизни не хватает, какой-то дефицит – то ли понимания, то ли искренности, то ли душевности. Мне как-то немножко даже жалко наш народ, жалко Россию.

- И как вы считаете, общение с вами помогает людям?

Ольга Туруктаева: Не знаю, насколько помогает, но люди идут.

Текст - Евгения Романова

Поделиться в соцсетях