RuGrad.eu

25 , 19:19
$73,01
+ 0,28
85,68
+ 0,48
18,56
+ 0,02
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Макс Мeльман (группа “Биплан”): Я совру, если скажу, что у нас не было цели занимать в России первые позиции

Макс Мельман

Макс Мельман, вокалист группы "Биплан":

5 ноября 2013

Про литовскую группу “Биплан” российский слушатель мог узнать где-то в конце 90-х . Тогда их песню “С добрым утром” активно крутили отечественные радиостанции, клип показывали по центральным телеканалам, а раскруткой коллектива в России занимался лэйбл Олега Нестерова “Снегири”. Потом, правда, когда волна русскоязычной версии брит-рока пошла на убыль, песни группы из ротаций пропали, а о ее судьбе массовому отечественному слушателю практически ничего не было известно. В 2012 году, после смены состава, “Биплан” записали новый русскоязычный альбом “Плюс/Минус”. Благодаря новому релизу музыкантам удалось отчасти вернуть интерес российской аудитории. Группа выступила на “Нашествии”, а также стала одним из хедлайнеров фестиваля “Калининград in Rock- 2013”. Лидер коллектива Макс Мельман рассказал в интервью Афише RUGRAD.EU о том, почему “Биплану” так и не удалось закрепиться на отечественном рынке, почему песня “Порнозвезды” не стала хитом, и почему они пока не хотят по примеру группы Brainstorm записывать дуэты с известными отечественными исполнителями.


- Выступление на фестивале «Калининград in Rock» - это же не первый ваш концерт в Калининграде?
- Конечно, мы не в первый раз здесь. Мы и в Советске были, и в Калининграде мы тоже не в первый раз. Первый раз, когда мы здесь появились, это наверно год двухтысячный был, лет 13 назад это было…Это было, еще во времена хита «С добрым утром» . Мы тогда играли на «Вагонке». Мне кажется, что там тоже был какой-то фестиваль... Память уже не та…(смеется).

- Концерты в Калининграде и области – это для вас сейчас единственные выезды в Россию остались? Больше вас никуда не зовут?
- Нет. У нас была, скажем так, пауза в делах восточных (мы нашу деятельность в России, Украине и в Белоруссии называем Восточный фронт). Была некоторая пауза, но потом мы в прошлом году выпустили альбом. С тех пор мы частые гости и на Украине, и в той же России. Этим летом мы были на «Нашествии». Там было две сцены, и мне кажется, что мы выступали на той, что поменьше и поскромнее. В Москве мы бываем наездами с клубными концертами.

- Просто в России сейчас большие концерты – это, как правило, какие-нибудь пивные фестивали и группа «Биплан» смотрелась бы на них, по крайней мере, странно.
- Может быть, может быть… Я с этим согласен. Это вопрос скорее к директору группы. Может быть, нас туда и звали, но мы просеиваем приглашения.

- Несмотря на то, что песню «С добрым утром» играли в начале «нулевых», практически, на всех радиостанциях, сейчас ваше присутствие на отечественном музыкальном рынке как-то не слишком заметно. Почему так произошло? Вы себе просто не ставили такой цели в России закрепиться?
- Я абсолютно согласен, что наше присутствие сейчас менее заметно, чем в 98-м или в начале двухтысячных. Опять же, не то чтобы мы не хотели… Мы никогда не забывали российский рынок, но мы не забывали и наш литовский рынок. Не буду кривить душой, в Литве мы востребованная группа. С одной стороны, я совру, если скажу, что не было цели стать более популярными в России и занимать там первые позиции. С другой, нам просто интересно играть и в России, и в Литве, и в Европу куда-то выезжать.

- Просто, когда в России в начале «нулевых» началась волна новой гитарной музыки, то «Биплан» бы, наверное, отлично вписался где-нибудь между «Мумий Троллем» и «Танцами Минус».
- Это был прорыв, тогда это действительно было так. Это вполне естественная штука. Мы взяли паузу, может быть из-за каких-то творческих дел, может быть из-за того, что по-русски не писалось, может еще из-за чего-то. Очень сложно анализировать самого себя.

- «Наше радио» достаточно активно поддерживало эту новую волну русскоязычного поп-рока. «Биплан» они поддерживали или вы для них были все-таки слишком экзотичны?
- Нас довольно многие поддерживали, не только «Наше радио», хотя оно тоже среди них было. Сейчас мы сотрудничаем, то же приглашение на «Нашествие»…

- У вас никогда не было желания написать что-то похожее на «С добрым утром»? Какой-нибудь хит, который бы тоже таким народным стал?
- Что значит желание написать? Желание написать песню присутствует всегда. А станет она народным хитом или не станет – это, к сожалению, не от нас зависит, а от довольно капризной девушки по имени Муза. Если она нашепчет на ухо то, что потом станет всенародно любимой штукой, то тогда все хорошо.

- И в результате получилось так, что для российских слушателей, вы так и остались группой одной песни.
- С одной стороны, я бы и согласился, а с другой, может быть, и нет. «С добрым утром» - это, скажем так, теперь наша визитная карточка. Но и литовская версия этой песни – Labas rytas точно такая же визитная карточка, хотя этой песне по литовским меркам уже 15 лет. Тем не менее, я считаю, что мы написали какие-то песни, которые не хуже, и которые были приняты не хуже чем с «С добрым утром».

- Почему тогда песня «Порнозвезды» так хитом и не стала?
- Я ее писал еще на студии у «Снегирей» и как раз она получилась на том изломе… Это еще старый состав группы был, мы еще работали с лэйблом «Снегири»,потому она, наверное, не пошла.

- Может быть, вы на российском рынке не удержались, потому что в начале «нулевых» брит-рок в России – это был такой модный тренд, а потом просто пошла другая волна: инди-рок, Franz Ferdinand, White Stripes?
- Вполне возможно, хотя мы тоже не стоим на месте. Нам интересна разная музыка, и мы слушаем разную музыку. Очень много всего было интересного за те 13 лет. И эта информация, безусловно, очень влияет на наше творчество. Та же самая электроника, M83 на нас, безусловно, повлияли и это слышно на альбоме «Плюс/Минус». Не хочу кривить душой, но инди-фолк – это мощная волна, и она на нас тоже очень сильно влияет. У нас появились песни, которые написаны под влиянием этого.

- Но у вас, в принципе, все альбомы все равно друг на друга по звуку похожи.
- У нас есть целый пласт песен, который было не особо слышно в России. Это то, чем мы занимались в 2004-2006 году, тогда мы выпустили в Литве альбом Chuligans и там все другое.

- Вы песни пишете сначала на литовском пишете, а потом их на русский переводите?
- Сначала пишется песня, а на каком языке – это неважно. Она может быть на литовском, потом она у нее родится русский вариант. Она может быть написана на русском, а потом появится литовский. Песня может появиться на любом из этих языков, а второй вариант может и не появиться.

- Почему вы все-таки с лэйблом «Снегири» Олега Нестерова разошлись?
- Это довольно долго объяснять и, наверное, это не особо интересно. Наверное, немножко разошлись наши пути, представления о работе, музыке и творчестве и о том как кто должен работать. Они не вполне устраивали нас, а наше видение не устраивало «Снегирей».

- То что ваш последний диск «Плюс/Минус» записан на русском, это означает, что вы все-таки рассчитываете на российский рынок вернуться?
- Конечно. Мы всегда шутим, что на Восточном фронте наши солдаты всегда сидят в окопах. Просто, иногда они не высовываются, а иногда действуют более активно.

- На каком-нибудь другом российском лэйбле, помимо «Снегирей», вы не думали выпуститься?
- Думали, и были предложения. Но мы все прекрасно понимаем, что выпускать альбомы сейчас не очень выгодно. Разговоры, насколько я знаю, сейчас идут и не с одним лэйблом. Если из этого что-нибудь получится, то получится. Но выпуск альбома, сам релиз может прекрасно и в интернете происходить. Его точно так же все увидят. Хотя мы достаточно старомодны, до сих пор компакты выпускаем. Один компакт, с новой песней, мы привезли сюда. Это песня Amore, она записана на 3-х языках: литовском, русском и украинском. Песня очень хорошо прошла в Литве, не хуже чем «С добрым утром».

- На европейский рынок вы не думали пробиться раз с российским ситуация не сложилась?
- Мы себя там, честно говоря, не видим. Родные языки для нас – это литовский и русский. Я очень-очень надеюсь, что когда-нибудь литовский язык там начнут воспринимать. Имея перед собой пример тех же самых Sigur Ros, которые поют на родном языке и при этом дико популярны и успешны во всей Европе. Это вдохновляет. Если бы такое случилось с литовским языком, то я был бы счастлив.

- Есть же феномен другой прибалтийской группы –Brainstorm. Они были достаточно популярны, но широкому российскому слушателю стали известны только после дуэта с «Би-2». Не было мыслей по их пути пойти и записать совместную песню с какой-нибудь отечественной группой?
- Они молодцы и наши приятели. Мы с ними общаемся, у нас отличные отношения. Мы очень рады за них, что все у них получилось и склеилось. Но мы все-таки сторонники того, что все должно естественно происходить. Если этот хит родится естественно, если появится песня, про которую мы поймем, что она должна звучать только так и с тем, то мы это, безусловно, сделаем. Заниматься этим специально неинтересно. Я даже не знаю, кого мы бы гипотетически видели для этого дуэта. Все зависит от песни.

- В России сейчас музыканты, которые не успели стать звездами в начале «нулевых», все равно вынуждены работать или бизнесом каким-то заниматься, чтобы как-то концы с концами сводить. У группы «Биплан» такая же ситуация?
- Нет-нет, ни в коем случае. Мы занимаемся тем, что мы группа «Биплан». Единственный работающий у нас человек – это барабанщик, но его работа довольна забавна и связана с музыкой. Он в военном оркестре играет. Но, конечно, же основное занятие – это «Биплан». Я не представляю, что было бы, если бы мы занимались чем-то еще, а «Биплан» стал бы хобби. Наверное, «Биплана» просто бы не стало.


Текст: Алексей Щеголев

Поделиться в соцсетях