RuGrad.eu

20 , 14:38
$72,56
+ 0,00
85,46
+ 0,00
18,67
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Игорь Калейчик и Александр Брызгалов: Люди не хотят слушать музыку от которой у них будут мозги из ушей вытекать

Игорь Калейчик и Александр Брызгалов

Игорь Калейчик и Александр Брызгалов, диджеи:

17 апреля 2013

аф2.jpgПромо-группа Pitch Me Down достаточно быстро стала известна в Калининграде благодаря не укладывающимся в обычный клубный формат вечеринкам в клубе «Рафинад». Вместо привычного для подобных мероприятий евродэнса и R'N'B участники DJ-формации играли minimal, фанк и диско. В интервью Афише Rugrad.eu Игорь Калейчик и Александр Брызгалов рассказали почему билеты за 350 рублей являются существенным барьером для развития альтернативной клубной культуры в Калининграде, каким образом они намерены отвоевать диско обратно у секс-меньшинств и почему им не нравится публика в рубашках и туфлях.


- Почему вы решили основать собственную промо-группу Pitch Me Down и сколько человек на данный момент в нее входят?
Игорь Калейчик (DJ Kid Plastic): Промо-группа была образована очень просто: не было вечеринок в городе, куда нам можно было бы сходить. И мы решили их сами делать. Изначально в нее входил я, потом Саша присоединился и еще мы взяли Сашу Молчанова (DJ Izzy Flavour). Мы ориентировались на фанк, диско и что-то современное, к диско приближенное. Диджеингом я занимаюсь с 2004 года. Но практика собственных вечеринок началась только 2 года назад. У нас, кстати, есть свой виртуальный лэйбл — PMD. Он совершенно бесплатный и существует только на soundcloud. Его развитие у нас в планах есть, но пока что мы там выпускаем только свои небольшие редакции старых диско-треков. Адаптируем их под более танцевальное звучание. В общем, мы выступаем за диско без последствий. Как сказал Саша: в 70-х меньшинства отобрали диско у натуралов. А мы сейчас пытаемся вернуть его обратно.
Александр Брызгалов (DJ Bad Play): Изначально концепция Pitch Me Down была такова, что это были одни из первых вечеринок в городе, где люди играли с винила. В Калининграде народу, конечно, не важно с чего ты играешь, лишь бы играл. Тем более, что в заведениях с не слишком навороченной саунд-системой не слышно играешь ты с цифры или с винила. А в таких городах как Берлин или Москва там уже возникают вопросы. Если ты просто чувак и приходишь со своим MP3, ты в принципе никому неинтересен. А если ты играешь с винила, то ты уже представляешь какой-то интерес, что ты запарился купил себе пласт и пришел.


- Фанк и диско два года назад разве находились в музыкальных трендах?
А.Б.: Как раз, когда два года назад, когда это все создавалось, в Европе было такое движение Disco Revival. Очень долгое время о диско никто не вспоминал и примерно в это время оно наконец-то начало возрождаться. В клубах стали проводиться вечеринки, появились артисты, которые делали как обработки старого диско-материала, так и свои темы. Мы все это делали как раз тогда, когда был подъем в Европе.
И.К.: Эти стили всегда были классикой... Но мы ни на что не рассчитывали. Мы просто решили сделать и посмотреть: а заканает ли это здесь? Результат такой средненький, на троечку получился. Меня расстраивает, что очень мало людей хотят ходить на подобные мероприятия.


- Небольшое количество публики связано с тем, что подобный формат вечеринок требует от публики какого-то интеллектуального багажа?
И.К.: Как раз таки нет... Слабый коммерческий успех альтернативной сцены связан с музыкальным контентом, который редкий и неузнаваемый. В основном это мероприятия для индивидуалистов. Толпа же ходит на то, что она знает. Люди не хотят напрягаться, хотят слушать то, что они знают, что их не будет пугать, то от чего у них мозги не будут из ушей вытекать.
А.Б.: Вообще формат альтернативной музыкальной музыки в Калининграде развивается не только нами. Есть еще несколько промо-групп. Right on Factory, к примеру, они раньше в техно были, а сейчас уже не играют. Местная сцена, в данный момент, разделяется на коммерческую танцевальную музыку которая очень широко представлена, практически во всех клубах: Platinum, Universal и так далее. А альтернативная сцена — это, как правило, когда люди сами собираются, сами все делают, на чистом энтузиазме, не рассчитывая на какие-то прибыли делают привозы интересных людей. Естественно эти сцены различаются по музыкальному контенту. Коммерческие прокачивают Дэвида Гуэтту, то есть не запариваются. Просто залезают в хит-парады и берут оттуда топовые вещи. Мы, конечно, мало ходили на такие вечеринки, но представляем, что там происходит. Некоммерческая сцена создана больше, можно так сказать, для просвещения людей.


- С таким контентом специфическим тяжело было площадки искать под мероприятия?
И.К.: Не тяжело, потому что она изначально была всего одна — клуб «Рафинад». Это единственное место, где такое могло бы быть возможно 2 года назад. Ни одна другая площадка наш формат бы не приняла. Причина банальная: в Калининграде не было такого небольшого маленького бара, с недорогим входом, где не нужно набивать кучу народа для того, чтобы сделать вечеринку. Там все очень хорошие и добрые ребята и они приняли наш формат с большой радостью, нам было легко с ними работать. Наши тусовки без всяких форс-мажоров там проходили. Они, кстати, себя уже больше не позиционируют как лаунж-бар, это такой полноценный маленький клуб, который работает только по пятницам и субботам.
А.Б.: Рассчитывалось, что «Рафинад» станет гламурным и коммерческим заведением, но обстоятельства сложились так, что это место стало такой Меккой для андерграудной танцевальной тусовки. Это как раз заведение созданное под такую тусовку: народу не очень много, но и заведение не очень большое. И это хорошо. Можно сказать, что «Рафинад», в принципе, соединил в себе всю тусовку. Раньше было такое заведение «Матрица», куда ходили драмэндбассеры и прочие любители жестких стилей. Сейчас, в итоге мы существуем вместе в «Рафинаде».
И.К.: Сейчас еще появилась Stoned Pony или Blindage. Но это место меньше года существует. Там Данила Акимов делает что-то свое... Там хороший, европейский формат. Мы туда сами периодически ходим. Сделали там вечеринку.


- Почему вы, кстати, решили новую площадку опробовать?
И.К.: Pitch Me Down, как формат, не является чем-то сросшимся с «Рафинадом». Это совершенно самостоятельная серия вечеринок. И если так сходятся обстоятельства, то этот же формат можно перенести в любое другое место, которое более-менее подходит для него. У нас была возможность сделать его в Stoned Pony. В целом все срослось. Но дело в том, что когда мы это все начинали делать мы представляли свою целевую аудиторию одним образом, а получилось так, что на нас совершенно разношерстный народ ходит. От хип-хопперов...
А.Б.: До типичных отдыхающих в «Планете» людей. Они частенько заходят и все все нравится.
И.К.: Той целевой аудитории, на которую мы рассчитывали, у нас не очень то и много.


- А на какую аудиторию вы рассчитывали, когда начинали?
А.Б.: На людей, которые приходят в клуб не в рубашках и туфлях, а стараются как-то одеться красиво. Как мы.
И.К.: На продвинутую молодежь, на хипстеров... Поэтому, как не крути, формат Pitch Me Down — это что-то живое, развивающиеся. Если люди стали нашей целевой аудиторией — значит они ей и должны быть.


- За эти 2 года каких-то коммерческих результатов от вечеринок удалось добиться?
И.К.: Мы не в минусе. Но если бы у нас не было работы, которой мы каждый день занимаемся, то мы бы голодали.


- Андеграундный формат танцевальной музыки вообще может быть коммерчески успешным?
А.Б: Благоприятная ситуация для этого в Калининграде начала складываться буквально в этом году. Мы видим, что есть привозы некоммерческих артистов. В Stereo Cafe таких привозили, и в «Рафинад» привозили из Москвы артистов более-менее альтернативных. За эти годы создана публика, которая готова на такое ходить, слушать и отдавать за это деньги за вход. Но эта ситуация только в этом году появилась. Пару лет назад делали привозы очень качественные, ту же Нину Кравиц наш знакомый привозил в «Корвет». Сейчас это DJ №1 в мире, судя по той движухе, которая вокруг нее происходит. И два года назад она примерно на таком же уровне была. Но оказалось, что это вообще никому не нужно. Сейчас такую артистку в Калининград привезти, в принципе, невозможно. У нее уже совсем заоблачный уровень и график ежедневно расписан.
И.К.: В итоге, с точки зрения коммерции, это невыгодная вечеринка получилась. Это волевой, такой привоз был. Только-только сейчас у подобных мероприятий появился коммерческий потенциал. Если развитие клубной жизни в Калининграде продолжится в том же ключе, то в ближайшие годы можно рассчитывать на то, что здесь появится что-то серьезное и альтернативное. Например альтернатива тому же клубу Platinum. Это не должно быть что-то большое, но оно должно существовать.


- Если говорить о перспективах развития клубного альтернативного движения, то оно упирается в определенный кризис с площадками в городе.
А.Б.: Кризис заключается в том, что нам как раз не хватает такого плана заведений как «Рафинад». Чтобы бы был маленький бар, с возможностью переключиться вечером на танцы. Сейчас вот есть Stoned Pony. Вот и все.
И.К.: Stereo Cafe все равно балансирует и больше коммерческое продвигает. Но им нужно как-то выживать, и они не могут позволить себе просто уйти в андерграунд.
А.Б.: Они все равно держат рамку, у них интересный формат. Как раз проблема всего движения заключается в том, что нет интересных мест.


- Несколько лет назад люди пытались устраивать в Калининграде вечеринки в разных кафе, которые первоначально под танцы не были приспособлены. У этого движения есть перспектива?
А.Б.: Тот же Данила Акимов делал в кафе «Парадокс» вечеринки. Было кафе, загиналось 5 лет. Пришел туда человек с идеями и музыкой и люди начали там прекрасно проводить время.
И.К.: Все упирается в то, что даже если есть какое-то место, то как правило у владельца или управляющего там есть задача как можно больше нажиться на промоутерах. Чтобы промоутер пришел, ему самому копейку заплатить и требовать, чтобы он привел как можно больше людей, которые обварят бар. Альтернатива такого не может. Люди в это место не сразу начнут ходить, а чтобы сразу пришло много людей надо делать что-то ну очень коммерческое. В этом владельцев, конечно, можно понять. Но с точки зрения развития чего-то интересного в плане ночной жизни в Калининграде — это очень серьезный барьер.


- Насколько вообще у калининградской аудитории есть спрос на какую-то интеллигентную электронику? На тоже минимал-техно или то, что вы делаете?
И.К.: Спрос есть, но он не огромен. Это очень тонкая прослойка людей. Если в городе проходят два или три мероприятия, которые находятся на уровне андеграунда или альтернативной музыки, то эта прослойка делится на три и в итоге получаются очень слабые вечеринки.
А.Б.: Спрос есть, но тут нужно соблюдать баланс. Если билет будет стоить не 250 рублей, а 350 рублей, то люди уже очень сильно подумают: стоит им идти или нет.


- Некоторые промоутеры отмечают, что у публики в принципе начинает спадать интерес к рейв-культуре и ди-джеям.
И.К.: Такое есть безусловно. Сейчас в принципе никому неинтересны просто ди-джеи. Интересны люди, которые хоть что-то сами делают, хоть какие-то ремиксы. Не говоря уже о тех артистах, которые пишут и играют собственную музыку. В эпоху MP3 привезти откуда-нибудь с Северного Полюса чувака, который играет что-то эксклюзивное — это маловероятно. Скорее всего у тебя в соседнем подъезде, есть чувак у которого навалом таких-же MP3 и он сыграет не хуже. Я думаю, что из-за технического упрощения и вседоступности материалов на первый уровень вылезли люди, которые сами делают музыку. У Pitch Me Down есть в планах привезти что-нибудь такое, но пока что это все рискованно.
А.Б.: Для Калининграда это риск, если ты привозишь артиста, который выступает живьем, то это как минимум расходы делает больше.


- Такое положение вещей связано с общим кризисом электроники как жанра и то, что публика к ней теряет интерес?
А.Б.: Нет никакого угасания интереса к электронике. Есть угасание интереса к гитарной культуре. Электронная тема наоборот растет. Народ не слушает группы, народ не слушает альбомы. Все слушают электронику или треки, где хоть чуть-чуть есть электроники. В противном случае — это никто не будет слушать. Сейчас все «звезды» - это электронщики. Просто их нет в Калининграде. Здесь вообще кто есть? «7Б» привозят, всяких хард корщиков и Найка Борзова. Мы живем в прошлом веке.
И.К.: Мне кажется Найк Борзов не успевает доехать до Москвы, как его уже сюда обратно приглашают.


- В Англии, когда рэйв-движение зарождалось, устраивали вечеринки в заброшенных ангарах за городом. Здесь такое не было желания попробовать сделать?
И.К.: Планы мы раскрывать не будем. Тут очень много технической стороны. Она все, как раз, и сжирает. Идеи может быть у нас и есть. Дело в том, что та культура, которую мы представляем, на всем западе развивается в маленьких заведениях. Просто в городах, где она развивается, есть 50 заведений подобного плана. И везде можно найти что-то разнообразное. А у нас такое заведение одно. Ездить на загородные тусовки по пляжам за нами по ночам — это тяжеловато.


- Большой фестиваль DJ-культуры здесь возможно сделать?
И.К.: (напевает) Я точно знаю невозможное возможно... Все возможно, но нужно очень серьезно этим заниматься. Тут есть огромные временные и финансовые затраты.


- На фестивале «Янтарный пляж» DJ-контент достаточно активно представлен. Вы там могли бы выступить?
А.Б.: Я играл там прошлым летом где-то в сторонке на пляже. Всем весело было. Но все равно фестивальная культура не рассчитана на такую камерную музыку, которую мы играем. Там нужно что-то более драйвовое. Scooter там, кстати, был очень в тему. Я был бы рад еще раз на них съездить.


Текст: Алексей Щеголев

Поделиться в соцсетях