RuGrad.eu

20 , 15:01
$72,56
+ 0,00
85,46
+ 0,00
18,67
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Группа «Чайф»: «Деньжата в Калининграде есть»

7 сентября 2015

60ce94a4f1f71ace86d5dd097a094629.jpgГруппу «Чайф» в Калининград привезли для большого концерта в честь Дня Технополиса GS. «Чайф» отыграли крепкий сет, состоящий преимущественно из старых хитов, но до этого лидеры команды, Владимир Шахрин и Владимир Бегунов, успели дать небольшую пресс-конференцию местным СМИ. Музыканты рассказали, как они заставляли миллиардеров биться в Давосе лысинами об пол, как чуть не умерли от тоски в Светлогорске и почему в стране на самом деле отменяют концерты Андрея Макаревича. Афиша RUGRAD.EU приводит наиболее яркие высказывания музыкантов.


Про Макаревича, Михаила Козырева, Украину и отмену концертов

Владимир Бегунов: Какого хрена нам поддерживать какой-то бред? Андрюшка [Макаревич] — моё личное мнение — прекрасный человек. Мы с ним разговаривали: я ему какие-то аргументы говорю, он мне какие-то свои. Я понимаю, что мы с ним в разных плоскостях. А мнение Миши Козырева — это отдельная история...

Владимир Шахрин: Мишаня Козырев попал в имидж попа Гапона. Настоящий провокатор. Бросит провокацию и уходит в кусты. Я сам ни в каких социальных сетях не зарегистрирован, но мне говорят, что Миша тирадой разразился. Нашёл я в интервью эту тираду, и он там вопрошает: «Хочу задать вопрос моим екатеринбургским друзьям: ''Доколе концерты Макаревича будут отменять?! Почему?''» Я набираю Мишу: «Миша, ты почему меня на весь мир спрашиваешь? Позвони. У тебя мой телефон есть. Зачем эта провокация? Позвони мне и спроси». Он говорит: «Ну, наверное, да...». Поднял волну на ровном месте... Я узнал, кто делал тот концерт. Во-первых, это была не «Машина времени». Это было креольское танго. Они перед этим за 2 года 3 раза приехали, и залы были всё меньше и меньше. По сборам было не очень хорошо. После последних публичных высказываний Андрея о своих политических взглядах (он имеет на это право) желающих ходить на его концерты реально стало меньше. Ну правда... У него взрослая аудитория. Не студенты, не молодежь.

В.Б.: Они быстро обижаются...

В.Ш.: И они пусть даже и под влиянием пропаганды... Им не понравилось, что он говорил. Там реально билеты не продавались. Мы знаем организаторов — ушлые, хитропопые, что будьте-здрасьте. И тут они поняли: «О, клёво, можно отменить, да ещё и скандальчик на этом». Есть мэр — Женя Ройзман, — который мог бы узнать. Но никто им не давал команды отменять концерт. Всю эту лабуду придумали. Афиши Макаревича висели полгода. Я ни на одной даже усиков пририсованных не видел. Знаете, как бывает: пририсуют, гадость какую-нибудь напишут. Ничего. Noize MC в Екатеринбург, как на работу, приезжает.

В.Б.: Макаревич — не Макаревич, Козырев — не Козырев... У всех бывают взрослые проблемы. Простата иссыхает, конечно, голова начинает болеть.

В.Ш.: Они имеют право выражать своё мнение. Но они точно так же должны дать людям право выразить своё отношение.

В.Б.: Только потому что ты работаешь на «Дожде», это не означает, что ты говоришь хоть что-то, связанное с реальностью.

В.Ш.: Миша Козырев после этого приезжал в Екатеринбург. Я говорю: «Миш, ты там был?» «Не был». «Хочешь с людьми поговорить? Я езжу, помогаю ребятам. 75 человек в санатории живут. Беженцы, которые в одних трусах с детьми уехали из маленьких городков. Поехали. Ты журналист. Поговоришь с ними. Они тебе расскажут». Но он же не поехал. Но я тоже на правду не претендую. Я там не был. Но с этими людьми периодически встречаюсь.


Про корпоративы, промоутеров и кризис

В.Б.: Вам всем проехали по ушам про трудности корпоративов. Русский народ веселиться любил, любит и будет любить. Срать ему хотелось на эти все... Веселье — это главное. Вообще на самом деле не так страшно... Меньше газеты читайте, больше общайтесь с людьми. Мы вполне нормально себя чувствуем.

В.Ш.: Группа «Чайф» достаточно требовательна к своим выступлениям. Технически требовательна, к антуражу требовательна. Поэтому корпоративы — далеко не основной наш заработок. В этом году мы проехали 35 городов с кассовыми концертами. Этим летом мы сыграли на многих фестивалях. Мы больше группа не корпоративная. Скорее фестивали, дни городов. Такие праздники, как День Технополиса. Вот это наш дополнительный заработок...

В.Б.: Ну не, корпоратив, допустим, РЖД — вы же понимаете, что это не маленький клуб. Нормальные пузаны, жаждущие хорошо время провести. А мы им в этом помогаем.

В.Ш.: Два дня назад мы играли в Москве.... Можно назвать это корпоративом. Но это огромный зал — клуб «Известия» — один из самых больших московских залов с большим танцполом, нормальным аппаратом. По сути, это концерт. Просто для многих артистов, которые вышли из концертной обоймы, для них под «минусовочку» выступить на таком семейном корпоративчике — это был основной заработок. И, наверное, по ним кризис ударил. Потому что люди «поджались» и сказали: «А давайте мы просто магнитофон послушаем, чем магнитофон с человеком, которому ещё платить нужно». Мы в этом отношении спокойны. Российские музыканты легче переживают кризис, чем западные.

В.Б.: Нам не надо яхты покупать. Уже на этом экономим. Есть пара-тройка групп, у которых более серьёзные проблемы с корпоративами: «Х.З.» и «Крематорий». Сложно объяснить гостям на свадьбе, почему играет «Крематорий»... «Х.З.» тоже недалеко ушли. Но ездят на корпоративы, вот что смешно.

В.Ш.: Я лет 20 назад проезжал мимо нашего микрорайона в Екатеринбурге. А там растяжка большая и написано: «Концерт «Крематория». Всем будет жарко».

В.Б.: Были ли с группой «Чайф» такие же слоганы? Мы не знаем... Местные промоутеры — это такие весельчаки.

В.Ш.: Наш бич многие годы — это коллектив с созвучным названием «Чай вдвоем». Но, хвала небесам, коллектив распался на двух сольных исполнителей.


Про Калининград

В.Ш.: Мы первый раз здесь были в 1987–1988 году.

В.Б.: Тогда ещё могила Канта в развалинах стояла.

В.Ш.: Мы в первый раз тогда видеокамеру увидели... Мы снимали какое-то видео на развалинах Кафедрального собора. Могу сказать, что город меняется в сторону визуального и бытового комфорта. И достаточно стремительно. По сравнению с другими российскими городами Калининград очень хорошо развивается. Нас сегодня провезли по какой-то улице, и я понимаю, что какие-то пруды, набережные сделаны, стоят достаточно красивые буржуазные дома. И ты понимаешь, что деньжата-то есть.

В.Б.: Судя по форме кровли, там денег вбито...

В.Ш.: Мы себя всегда здесь комфортно чувствовали.

В.Б.: На самом деле город прекрасный. Но у моей жены как-то не было загранпаспорта. Парни поехали в январе заграницы осваивать, а я поехал сюда к вам в Солнечногорск, или как он там? Светлогорск. Несколько дней в Светлогорске, а потом несколько дней в Кёниге. Я чуть не сдох с тоски. Потому что я не бухаю. На третий день просто искренне не понимаю: сходить или не сходить на концерт Анастасии Задорожной? А что она может петь? Два дня на афишу смотрел.


Про необычные концерты

В.Б.: Как-то Вован с Женькой Горенбургом придумали идею сыграть в подземном переходе: трудно билеты шли на наш фестиваль — вот и решили, что это будет шумиха. Я говорю: «Повяжут, стопудово. Как бывший мент говорю». Естественно, нас повязали. Но мне понравилось обсуждение в блогах: «Да, далеки они от народа. Надо было идти вот в такой переход. Там хорошо подают...»

В.Ш.: Шапку бросили и начали играть. А это вход в метро. Пришёл покрывшийся румянцем милиционер. Говорит: «Извините, пожалуйста, тут нельзя...». А народ уже собрался: «Да пусть поиграют...». «Не положено». «Ну одну песню». «Точно одну песню?» И он отвернулся, как будто бы ещё не пришёл.

В.Б.: Самая ужасная публика, которая была в моей жизни (но я понимаю, что и мы были уродами), — это когда мы только начинали и сыграли для детей дипломатов. Ёлка, большой сходняк, и это было ужасно. Больших снобов я в жизни не встречал. Учитывая, что они все прыщавые. 8–9 класс...

В.Ш.: А у нас пост-панковский период: мы в ошейниках, солдатских шинелях, а там маленькие мажорчики. Мы херачим, а у них свои дела. Ну не надо играть в таких местах.

В.Б.: А в Давосе клёво было, когда «пиджаки» плясать начинают. Надо просто понимать, где ты.

В.Ш.: Мы один раз играли на экономическом форуме в Давосе. Мы понимали, что это люди, которых ничем не удивишь: самые богатые люди, самые влиятельные люди мира. Они всё видели. И отожгли так, что миллиардеры лысинами об паркет бились.


Про творчество

В.Ш.: Такие большие концерты [День Технополиса GS] и клубные выступления — это принципиально разные концерты. Мы сейчас едем в туре, и там программа — это выстроенная история, которая рассчитана на людей, которые группой «Чайф» интересуются, на тех, кто знает больше, чем 3 песни из нашего репертуара. А такие концерты для площади — это совершенно другая история. Туда приходят простые горожане. В большей своей массе они просто 3 песни знают. Но это тоже интересно. У группы есть возможность приобрести себе новых поклонников. Чтобы люди послушали и сказали: «О, да они ничего ещё. Жгут!» И в следующий раз они придут на наш концерт.

В.Ш.: В сольном туре, с которым мы ездим по стране, мы из нового альбома играем 8 песен. Поверьте, это достаточно много для тура, который посвящён тридцатилетию группы. Никому лучше не будет от того, что мы новые песни сыграем. Критикам всё равно угодить невозможно. Надо ставить себя всегда на место зрителя. Я был на концерте Пола Маккартни. У него как раз новый альбом вышел. Он сыграл две песни. Трёхчасовая программа и две песни. Два часа пятьдесят минут он играл песни с бородой до земли. И как зритель я был счастлив.

В.Б.: Это три человека от нас откровений ждали. Во все времена кричали: «Давай "Вольный ветер"». Потом стали кричать: «Давай "Аргентина–Ямайка"». Всё. Эта страна не меломанская...

В.Ш.: Я вас уверяю, вы поедете на концерт, предположим, Depeche Mode. И если полтора часа они будут играть новые песни, то вы почувствуете себя обманутым. Всё равно хочется услышать то, от чего у тебя мурашки бы побежали.

В.Б.: Всё равно в зале найдётся пара-тройка человек, которые вообще ничего не слышали.

В.Ш.: И такая история не только с рок-музыкой. Люди идут в филармонию и слушают всё того же Моцарта. Всё того же Бетховена.


Текст: Алексей Щёголев
Фото: Юлия Власова

Поделиться в соцсетях