Ашот Геворкян

Ашот Геворкян, фотограф:

Фотограф Ашот Геворкян: Бюджеты у калининградских изданий не такие уж и большие

Фотограф и клипмейкер Ашот Геворкян рассказал, почему в России нет рынка fashion-фотографии, почему местные директора не готовы тратить миллионы на рекламу, как советская закалка мешает развитию рекламного бизнеса и почему артист может потратить на клип 60 тысяч долларов, но его все равно не возьмут ни на один канал.


- Ты когда начинал заниматься фотографией, понимал, что это может в большой проект превратиться, который позволит тебе на жизнь зарабатывать?

- Все было предельно скромно. Это было как хобби. Это был 2006 год. Я просто ходил с “мыльницей” и фотографировал всякую бредятину. А потом один раз выиграл международный конкурс, через год второй раз выиграл. Начал деньги за это брать. Как обычно это бывает... Еще лет 6-8 назад большинство людей, которые начали на цифровые камеры снимать, не подозревали, что начнут этим заниматься серьезно. Все это начиналось с хобби. Сейчас уже есть доступность. Условно, когда человек ничего не умеет и думает, кем бы ему стать, то он покупает фотоаппарат и начинает фотографировать.


- В 2006 году фотографы чем зарабатывали? Уже был какой-то рынок глянцевых журналов, куда можно было бы коммерческие съемки продавать?

- Как мне кажется, тогда все только начиналось. Все фотографы хорошего уровня, которые сейчас в городе есть (а их единицы), мы все тогда, в принципе, ничего не умели. Мы приходили к друг другу, что-то рассказывали, показывали. Я приходил в редакцию «Королевских ворот» и показывал там фотографам какие-то интересные моменты, потому что на ретуши и всяком таком они практически тогда не заморачивались, а они в свою очередь мне рассказывали какие-то интересные моменты по съемкам. Я работал практически со всеми изданиями, которые были. Но мне с редакциями не очень интересно. Я не совсем глянцевый и fashion-фотограф. Я больше рекламный фотограф.


- Почему тебе fashion-фотография была неинтересна?

- Мне она просто неинтересна. На тот момент еще было более-менее, но мне не нравилось, что сами журналы диктовали сюжет и правила съемки. Мне не очень нравились те идеи, которые они предлагали. Потом прошло какое-то время, и уже я начал диктовать, что будем делать так и так. Кто-то соглашался, кто-то нет. А теперь, я согласен работать, только если я сам буду предлагать какую-то определенную идею. И поэтому я теперь вообще с изданиями не работаю, или они со мной, потому что им не нравятся мои предложения и условия. Возможно, тут и формат влияет, и те гонорары, которые я прошу. Потому что им проще работать со своими штатными фотографами. Бюджеты не такие уж и большие. А моя отдельная работа им просто дороже получается.


- Как получилось, что ты стал коммерческой фотографией заниматься?

- Да практически любая фотография может быть коммерческой. Даже человек, который сам для себя фотографирует и который не берет за это деньги, но если к нему обратится какое-то издание и предложит определенную сумму, то он ее продаст. Каждая фотография — потенциально коммерческая. Я просто как-то начал какую-то сумму денег брать за фотографии, потому что и ресурс камеры истощался, и вообще я думал, что на этом можно заработать. В итоге я к этому пришел. Но я долго еще занимался свадебной фотографией, но потом забросил.


- Как рынок коммерческой фотографии выглядел на тот момент, когда ты стал этим заниматься?

- Ни у кого никогда нет такого понятия, как «рынок». Оно очень эфемерное и размытое. Все могут только говорить: «Рынок, рынок...». Есть рынок свадебной фотографии. Вот он действительно существует по всей России. А про рынок fashion-фотографии нельзя сказать, что он есть в регионах. В Москве он есть, а во всех регионах — это такой псевдо-fashion. У нас еще не может быть какое-то время рынка fashion-фотографии, потому что еще и производства продукции нет, как такового. Нет промышленности, которая бы делала много одежды, нет наших брендов, будь то косметика или одежда. Это междоусобный рынок, конкурирующий между собой. Крупного рынка как такового нет.


- Когда ты начинал коммерческой фотографией заниматься, у тебя не было ощущения, что это будет мешать творческому развитию?

- Нет. Как это может мешать? Все зависит от того, как кто работает. Коммерческая фотография под собой тоже творческую составляющую подразумевает. Фотограф может полностью сглатывать то, что говорит заказчик, и тогда ты просто роль нажимателя кнопки исполняешь. Но я знаю много ребят, которые сами придумывают идею и реализуют ее так, как они видят. Всю творческую составляющую они переносят в коммерцию. Я делаю то, что мне хочется, и знаю как это продать.


- Кто основные заказчики в этой отрасли?

- Заказчики совершенно разные. Они могут быть, как с российского рынка, так и западные ребята покупают фотографии. Буквально неделю назад я был в Новосибирске и мы снимали рекламу Salomon — это одежда и обувь. Это может и косметика, и одежда, и продукты и товары какие-нибудь.


- В Калининграде просто не всегда видно, что компаниям такие услуги интересны.

- Калининград не очень отличается от других регионов. Рекламная фотография здесь нужна, но не с такими рекламными бюджетами, которые фотографам бы хотелось, чтобы только 100-200 тысяч было, чтобы декорацию создать, а потом под нее снимать. Кто-то хочет за 3 копейки себе все сделать. Многие заказчики готовы тратить на рекламу лишь незначительные суммы. У многих магазинов или компаний (даже у серьезных) нет такого понятия как «рекламный бюджет». Возможно, они не видят в этом перспективы, возможно, просто жадные. Мне кажется, они просто в этом вопросе не компетентны. Фирма может быть большая, у них может быть несколько сетей магазинов или кафе, но у них нет рекламного бюджета. У них упали продажи и они решили «А давайте рекламу сделаем. Сколько это стоить будет?». И они приходят к человеку и спрашивают сколько это будет стоить. Человек говорит во сколько это обойдется. Но они не понимают, на что идут эти деньги, им кажется, что это все идет к фотографу в карман. А это идет на пре-продакшн, и на сам продакшн. Но все развивается и компании уже понимают, что и куда.


- Заказчики к исполнителям в таких вопросах прислушиваются? Просто Денис Кичатов, к примеру, рассказывал, что бывают абсолютно дурацкие требования, что дочка директора компании обязательно должна быть на обложке и моделью.

- Мы с этим тысячу раз сталкивались. Это зависит от самого исполнителя, как он сможет идею до заказчика донести. Есть заказчики старого, советского мышления. У них очень сильные стереотипы. Один из самых главных шаблонов, в плане рекламы, это то, что надо обязательно показывать товар. Сейчас маркетинг и реклама развились уже настолько, что побеждает идея, а не сам образ товара. Нужно выходить на определенных эмоциях. Заказчики тоже не всегда сами понимают, что они в плане эмоций хотят. Но этот шаблон, что вот прям обязательно нужно в руках этот Tide держать... Тут уже начинается умение всей команды фотографов, чтобы объяснить, почему этого в кадре быть не должно. Заказчиков можно не то чтобы сломать, но переубедить. Но тебе самому нужно конкретно знать, почему его дочка не должна участвовать. Тут и лидерские качества должны быть и понимание: почему так, а не иначе, а не просто потому что ты не хочешь снимать его дочку.


- Если сравнивать фото- и видео-рынок рекламы с другими регионами, то мы сильно отстаем?

- От Москвы и Петербурга мы отстаем колоссально, а от других регионов, я бы не сказал, что мы отстаем. Где-то в этом плане совсем упадок. А где-то, как допустим, в Новосибирске — повыше. Там есть очень хорошие рекламные фотографы. Но это не отдельные парни, которые все сами делают, а агентства. Все города-миллионники могут себе такое позволить. В Калининграде все развивается. Много толковых ребят появилось. Но вот, чтобы прям очень много работы было... Такое не всегда бывает. Мы, опять же, к сожалению, от сезонов отталкиваемся. Но когда-то с этим совсем была беда. Не было ребят, которые бы про себя могли сказать, что они рекламной фотографией занимаются. Они снимали все подряд. Летом они снимали свадьбы, параллельно занимались фотоссесиями, закажут им рекламную съемку — сделают рекламную съемку. А сейчас уже есть ограничения. Кто-то из ребят занимается только рекламой, кто-то только свадебными фотографиями.


- Тебе не кажется, что твои видеоролики они не слишком хорошо в местный контекст встраиваются? Они сюжетные, они местами драматичные. Это разве нужно? Реклама, это же по идее, та же пропаганда. Она должна быть как можно проще, бить человека по башке, грубо говоря, чтобы он пошел и купил.

- Ты сейчас по такому старому мышлению говоришь... Сейчас реклама — это уже развлечение. Товар никто не впихивает. Обязательно должен быть некий арт. Самая классная реклама — это обучающая, которая зрителю что-нибудь дает, как-то его развивает и развлекает. И только под этот фон заказчик вставляет еще и свою рекламу: «Мы посодействуем тому, чтобы ваша жизнь стала лучше!». Навязывающая реклама потихоньку становится не актуальной.


- И насколько местный рынок готов к подобному? Насколько телевидение готово пускать в эфир такие ролики? Насколько заказчики готовы терпеть увеличение бюджета, которое из-за этого происходит?

- Я думаю, что готовы к этому должны быть только заказчики. Телевидение примет все, что ему дадут, за исключением определенных рамок, а зритель увидит все, что ему покажут. Я думаю, что весь рынок зависит от заказчика. Потихоньку, очень медленно, но их мышление меняется. Я думаю, что эти стереотипы будут еще целое поколение. Лет 15-20 должно пройти и все будет идеально. Но сейчас уже потихоньку старые директора сменяются на новых, которые более открыты к интересным предложениям и идеям.


- За европейским рынком рекламы, где подобное уже давно происходит, они не следят?

- Директора — навряд ли. Во многих компаниях есть зачастую неквалифицированные рекламные менеджеры, многих вещей они не понимают. Я часто с ними разговариваю и многие термины они не знают, чего-то не видели и вообще не в курсе. Есть достаточно образованные ребята, все понимают, но в любом случае, они зависят от директоров. Он связующее звено. Я чего-то менеджеру по рекламе объясняю, но он должен донести это до человека, который выше всех стоит: «Владимир Петрович, мы должны миллион потратить, чтобы снять рекламный ролик». А Владимир Петрович говорит: «С чего это я с трудом нажитый миллион должен на это тратить?». Хотя он не очень понимает. Этот миллион, условно говоря, может принести ему еще пять.


- И какие интересные свои работы, в этом плане, ты мог бы вспомнить?

- Последнее — про молоко «Нежинское». Там сам весь процесс работы был интересный. У нас был хороший пре-продакшн. Неплохо повеселились с коровами на пастбище: мы их впервые выпустили в их жизни на волю, сделали доброе дело. Мы привезли на пастбище целый симфонический оркестр, чтобы они коровам музыку играли. И это было забавно. Заказчики были лояльны и в плане бюджета, и в плане сроков. Это действительно была хорошая работа.


- Как так получилось, что ты клипмейкерством стал заниматься?

- Совсем случайно. Где-то года 4 назад я фотографировал одного из артистов лейбла Black Star (это был Music Hayk). Он предложил снять клип. Через полгода он позвонил (не соврал). Передали трубку Тимати и мне сказали, что я буду снимать клип. Хотя на тот момент у меня опыта в принципе никакого не было. Мне дико сложно было. Мы туда поехали только вдвоем с моей девушкой, без какой-либо команды, с одной камерой. Нам дали кучу медийных лиц и сказали: «Командуй! Делай, что хочешь!» В итоге мы что-то сняли и всем понравилось. Так мы стали сотрудничать с лейблом Black Star. Джигану мы сняли два клипа, Music Hayk — два клипа и Kristina Si — тоже, можно сказать, два клипа. Один совместно с Music Hayk и один — отдельно.


- Лейбл Black Star он же ассоциируется с такими дорогими работами, что в плане звукозаписи, что в плане видеоклипов. Это дорогие были работы?

- Когда мы только начинали, мне казалось, что это гигантские суммы. Я был счастлив. Мне казалось, что можно идти в отпуск или даже на пенсию. Сейчас, когда я понимаю на что идут деньги, это уже средний бюджет.


- Музыкальное телевидение потихоньку же отмирает в России. Сейчас есть тренд на дорогие клипы?

- В России просто никто не делает никаких исследований этого рынка. Зачастую, когда артист тратит 40-60 тысяч долларов на клип: делает съемку в Штатах, сложный продакшн с выездом гигантской команды в 20 человек. А потом это все выливается в интернет, в 20 тысяч просмотров, а на телеканал клип не берут, потому что он - неформат. Артисты тогда очень злятся. Но его просто никуда не пускают, потому что он на этих телеканалах неформат, а в интернете он просто затерялся. Все это происходит, потому что никто исследований не проводил и никакой пиар-компании для этого клипа не было. Будет ли клип хорошим, зависит только от артиста. Если артист в тренде, как Макс Корж, Дима Билан или Тимати, то клип в любом случае будет просмотрен. Начинающим артистам нужно какие-то нетривиальные ходы находить, делать что-то отличающееся от других. Только тогда можно на успех рассчитывать. И то — не факт.


- Если говорить про нетривиальные ходы, то можно же вспомнить штуку, которая с Петром Наличем произошла, когда он, фактически, снял DIY-клип, выложил его на Youtube и получил миллионы просмотров. Может быть, вот эти DIY - клипы — это и есть будущее индустрии? Или профессиональные клипы все равно будут нужны?

- Они всегда будут нужны, но смотря в каком контексте. Картинка может быть хорошая, но неинтересная. Вот у Макса Коржа последний клип: сюжет достаточно простой, клип красиво снят, но сам посыл — достаточно интересный. Красивая картинка все равно всегда будет нужна. Существует поп-индустрия. Поп-музыка, как мне кажется, всегда будет существовать. Нужна какая-то «красивка», которая глаз просто блестками завлекает. Хотя, сейчас все стараются экспериментировать. Я вижу, что у нас начинают делать серьезные и сильные работы. Все клипы Вани Дорна, к примеру. Он очень серьезно рванул. Для России — это мини-революция. Все свои работы (кроме последней) он делал с украинскими ребятами. Там ребята очень серьезные, и в плане и клипов, и музыки, и всего остального. Интернет любит, конечно, определенный fun. Вот ролики, которые Red Bull делает. Там каждый ролик — это шедевр, проделана гигантская работа. Ты просто смотришь, нажимаешь лайк и кидаешь своему другу посмотреть. Вирусный эффект. Ты про него забываешь, но уже сподобился его распространить. Такой fun нужен. Людям все больше и больше хочется какого-нибудь расслабона, потому что и так не все хорошо.


- Сейчас такое ощущение, что в российской клиповой индустрии есть некий шаблон (это у рок-групп особенно заметно проявляется), что в клипе должна быть группа по центру, сзади идет какой-то не слишком заметный событийный ряд.

- Посмотри, какие клипы были до Майкла Джексона: стоит артист, поет или играет на инструменте. Потом Майкл Джексон выпустил свой игровой Thriller, после чего вся индустрия поменялась. И все поняли, что сюжетная или драматическая часть – это интересно. Что бы ты не смотрел 4 минуты на артиста, как он на гитаре играет, а потом через 2 минуты тебе барабанщика показывают. Это совершенно неинтересно и скучно. Не знаю, обязательно ли или не обязательно артиста в клипе показывать… Многие артисты себя показать хотят. Они все-таки тоже бренд, тоже товар. Тут еще от жанра исполнителя зависит. Допустим, Дима Билан. Никто же не может себе представить клип, где бы этого бренда Димы не было. Он – медийное лицо, и он должен внимание к клипу привлечь самим собой, чтобы те поклонники от 16 лет, смотрели его с удовольствием. Он «цветок» этого клипа. Назовем это так.

- Ты сам снимал клипы для калининградских групп FTB и Naked King. Насколько услуги клипмейкера востребованы для местных артистов? Тут же просто не очень понятно какой промоушен получается: на ГТРК «Калининград» клип не возьмут, а отдать его еще куда-то просто некуда.

- Сейчас есть такая площадка, как интернет… Региональным артистам сложнее всего. Многие вообще не понимают зачем им этот клип? Есть песни, которые обязательно должны быть подкреплены визуальной картинкой, чтобы расширить свой потенциал. Но для кого-то сделать клип – это просто какой-то тренд: «А давай сделаем! Давай провернем большую работу, соберем кучу людей, сделаем это, а потом только я как-нибудь придумаю, куда это засунуть». У них нет четкого понимания, им просто нужно, чтобы был клип. Будто бы, получив его, они станут более хорошими артистами… У нас есть группы, артисты и персонажи, которые готовы снимать клипы с хорошими бюджетами. К примеру, группа FTB - наша самая любимая группа. Они нам доверяют на 100%, говорят нам: «Что хотите, то и снимайте». Не жмут нас ни по срокам, ни по идеям. И с учетом того, что они играют хорошую музыку (и не только для Калининграда, но и для всей России), у нас прям идеальное сотрудничество получается.


- Ну, вот ты снял FTB три клипа и какое у них продвижение после этого произошло?

- Мы отвечаем только за режиссуру. А дальше уже начинает работать их команда, их продюсер. У них ролики крутятся на телеканалах, а это большая аудитория. Эти клипы видели на Западе, видели европейские ребята, все заценили и всем все нравится. У них есть хорошая музыка, достаточно хороший гастрольный график. Они, наверное, единственные в Калининграде, у кого хороший гастрольный график. Все это еще подкрепляется достаточно неплохими видеоклипами.


- Калининград, с точки зрения клипмейкерства, это перспективная площадка для съемок?

- Одно из самых лучших мест для съемок – это Петербург. Там есть в принципе все, что нужно. Там есть старые локации, новые локации, трущобы. В Калининграде – то же самое, у нас в принципе все есть. На многое у нас уже замылился глаз, многие вещи мы не замечаем… Но у нас много леса, у нас есть море, пляжи, старые декорации, новые декорации. В плане локаций для съемки у нас все в порядке. К сожалению, у нас нет такой специализации, как менеджер по локациям. Нашей команде такого очень не хватает, чтобы ты давал человеку задание, а он находил бы определенные локации. Киношники московские сейчас достаточно активно сюда снимать приезжают. Здесь дешевле и все есть. У Джигана мы все клипы здесь сняли, и Юле Савичевой здесь сняли. В принципе всем артистам, которым мы клипы снимали, мы снимали здесь. Здесь всем все нравится.


Текст: Алексей Щеголев

26 марта 2014





Комментарии