RuGrad.eu

25 , 18:46
$73,01
+ 0,28
85,68
+ 0,48
18,56
+ 0,02
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Директор книжного издательства «Живем»: В Калининграде кумовство присутствует в гипертрофированном виде

Сергей Меркулов

Сергей Меркулов, директор книжного издательства «Живем»:

23 сентября 2013

Книжное издательство «Живем» начало свою деятельность в Калининграде в 2004 году с выпуска одноименного журнала. В 2006 году предприятие перешло к схеме полноценного книжного издательства, специализирующегося на фотоальманахах и краеведческой литературе, и даже организовало свой собственный, небольшой магазин в ТЦ «Плаза». Книги издательства попали в шорт-лист премии, организованной Ассоциацией книгоиздателей России. Директор книжного издательства Сергей Меркулов рассказал в интервью Афише RUGRAD.EU о специфике местного рынка, почему он вряд ли будет развиваться, почему «Живем» не участвует в региональных программах и конкурсах для книгоиздателей и вообще не работает по звонку из правительства, почему схема работы с местными продавцами книг, как правило, превращается в замкнутый круг, где все друг другу должны денег, о причинах банкротства «Янтарного сказа» и почему небольшие издательства вряд ли почувствуют пользу от нового антипиратского законодательства, несмотря даже на то, что в интернете уже стали закрываться первые книжные торренты.


- Ваше издательство начиналось в 2004 году с выпуска одноименного журнала. Почему вы решили поменять схему и прийти к книгоизданию?
- Издание журнала - изначально было такой стартовой площадкой. Журнал для нашего маленького рынка, где существует такой монополист как «Комсомольская правда», это нереально. Если честно, это был журнал ни о чем, журнал красивых картинок. Мы первые в Калининграде, это я без ложной скромности говорю, показали, что можно давать картинку высокого качества. Есть такой ВИП-журнал «Королевские ворота», так вот у них до того как вышел наш журнал, на обложках портреты ВИП-персон на пиксели разваливались, были размазанными. После того как наш журнал вышел — первым звонком был звонок от «Королевских ворот». Позвонили и спросили, сколько у нас реклама стоит. Они не представлялись, но не знали, что на мобильный звонят. А я потом перезвонил и узнал... В течение года мы один раз в два месяца выпускали журнал. Потом у нас был проект анталогии калининградской фотографии. А потом пришли к схеме издательства.

- Вы коммерческий потенциал в этом переходе видели?
- Сложный вопрос... Видели, но на самом деле столько было подводных камней и столько граблей мы истоптали. На самом деле мы ни в чем не уверены. Работа идет, на плаву мы держимся. Думаю, что ближайший год-два все покажет. Рынок у нас замкнут, очень маленький, я бы даже сказал мизерный. Спрос есть, но очень слабый и падает с каждым днем. Реализация книг — это проблемная вещь. Если даже какие-то сети книги продают, то от них еще надо денег дождаться, чтобы они их отдали. А этот процесс происходит от долго до очень долго. Мы же печатаем тоже какие-то вещи в долг. Это какой-то замкнутый круг: все всем должны.

- Авторов вы как находите? План по выпуску книг у вас есть?
- Ну мы не так уж много выпускаем... К нам приходят люди, мы выбираем. Сейчас к нам преподаватель из БФУ пришел и предложил попробовать издать немецкого автора Балдура Кестера, это профессор. Он сам с ним списался, и в марте мы с ним подписали контракт. В декабре выйдет книга «Кенигсберг. Архитектура немецкого времени». Очень многие историки ссылаются на Балдура Кестера, это очень серьезное исследование.

- «Живем» - это сейчас единственное издательство,которое на калининградском рынке осталось?
- «Живем» - это единственное издательство, которое работает регулярно. У нас в штате есть редактура, корректура. Основной костяк персонала — это бывшие работники «Янтарного сказа», у которых 20-30-летний опыт работы. Мы, в отличии от других издательств, не собираемся по тендеровому звонку с Донского, 1. Не собираемся на две недели, чтобы потом разбежаться. Мы не участвуем в тендерах. Иногда к нам авторы приходят, просят калькуляцию для тендера. Мы даем. Поэтому заявки там наши есть, но они такие.. Я у авторов спрашиваю: «А какие вам цифры написать? Ну давайте, ну ладно...».

- Вы на какую продукцию ориентируетесь? Судя по сайту, это в основном фотоальманахи и краеведческая литература.
- Мы и начинали с фотоальбомов. Последние наши проекты уже более осмысленные, текстовые. В основном, конечно, краеведческая литература. Это "Прогулки по Кенигсбергу», «Золотая тень Кенигсберга», «Щит и меч Кенигсберга». Последний хит — это путеводитель «Калининград в поисках Кенигсберга», над которым мы работали 2 года. Автор — Раиса Минакова, краевед и патриот города, с 56 года живет в Калининграде, интересуется историей. Она писала тексты с конкретными маршрутами, описанием и историческими достопримечательностями. До этого все путеводители (тут я не считаю такие братские могилы рекламы) это какие-то московские проекты, когда приезжает кто-то залетный, город понравился, ну и написал какие-то свои впечатления. А здесь с чувством и расстановкой все сделано.

- Средний тираж книг у вас какой?
- В этом бизнесе есть серьезная заковырка и проблемная часть. По технологии очень дорого сделать первый экземпляр. На него ложится изготовление макета и всех составляющих. По полиграфии — это настройка и подгонка машин. Ну мы прикинули, что для того, чтобы цена была нормальная, необходимо 2-3 тысячи экземпляров. Для нашего города — это большие тиражи. К примеру, у книги «Калининград и побережье» тираж — 8 тысяч экземпляров, «Воздушные экскурсии: Калининград из прошлого в будущее» - 5 тысяч тираж. У путеводителя тираж будет 12 тысяч. 5 тысяч экземпляров мы уже сделали и где-то в январе еще 7 тысяч будет. Много, конечно, на складе лежит...Но все это все равно продается. Наши книги представлены во всех сетях, в «Книгах и книжечках» есть, в киосках «Прессе», очень много мелких продавцов. Наш собственным магазин — это мы так сделали. Не то чтобы случайно, но ведущую роль в распространении он не играет. Некоторые наши книги продаются в Москве и распространяются и через OZON.RU и «Лабиринт». В среднем, цена на нашу продукцию, конечно, выше. Книги же цветные, а цвет — это больше по стоимости.

- В Москве к вашим книгам есть интерес? Если вы распространяете краеведческую, в основном, литературу, то она же непосредственно к городу привязана.
- Безусловно, там в очередь не становятся, впрочем, как и здесь. Сейчас вообще за книгами в очередь не становятся. Но в принципе они там продаются. Мы же в Москве прокатываем такие проекты как издание Никаса Сафронова. Сделали два его альбома, сейчас третий делаем. Это там покупается. Он даже к нам специально прилетал. Он искал претендентов на изготовление альбома «Символизм», а у меня там знакомые знакомых. И мне просто, к это часто бывает, случайно об этом передали. Я передал нашу продукцию, у нас запросили цены и условия, встретился с его менеджером. С тех пор мы сотрудничаем.

- С типографиям вы как выстраиваете отношения?
- В основном мы работаем с польской типографией. Последнее мы печатали в Латвии и печатали в Москве какие-то черно-белые книги. В Калининграде ни одна типография не делает твердый переплет, таких, в принципе, типографий здесь нет.

- Краеведческой литературы в Калининграде всегда издавалось достаточно много. Потребность в таких книгах еще не исчерпалась? Калининградскому издательству, с точки зрения коммерции, нет смысла работать с художественной литературой?
- Нет. Краеведение достаточно хорошо продается в сравнении с другими книгами. Художественная литература очень слабо идет. Все текстовые книги, без картинок, продаются очень плохо. Сейчас все уходит в интернет, в электронные версии. Все издательства где-то с 2009-2010 года это очень серьезно почувствовали. Рынок провалился, электронные книги его серьезно подорвали. В принципе, из-за интернета и всех гаджетов, читать стали меньше.

- Формат краеведческой литературы у вас какой? Какой-нибудь условный Сергей Трифонов со своей лабораторией «Кенигсберг-13» у вас может издаваться или вы на более серьезный формат ориентируетесь?
- На любую краеведческую вещь найдутся критики. У каждого краеведа свой взгляд. Мы сделали серию «Прогулки по Кенигсбергу», «Золотая тень Кенигсберга», «Щит и меч Кенигсберга» на основе материалов газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова. Но естественно это все было отредактировано, были убраны какие-то сиюминутные, чисто журналисткие вещи. Ссылки на день сегодняшний, на власть и так далее. Осталась исключительно историческая и литературная часть. И об этих книгах отзывы очень хорошие. «Прогулки по Кенигсбергу» мы даже переиздавали. Первую версию мы делали альбомным вариантом, потом делали версию исключительно для чтива — такую черно-белую маленькую, чтобы доступно было. Заканчивается работа над четвертой книгой из этой серии, рабочее название пока - «Моторы Кенигсберга». Это исторические очерки вокруг машин. Понятно, что машина главной быть не может, что главное — это человек, но там все крутится вокруг автомобилей.

- Те книги, которые вы издаете, это же, как правило, подарочная продукция?
- Да. Очень много идет именно на подарки, очень много книг увозятся за территорию области, потому что гостям города дарятся. Мы собираем деньги со спонсоров, и они у нас закупают небольшую часть тиража. Мы размещаем на разных условиях их логотипы. Они это все берут на подарки. Просто это фирмы, не имеющие отношения к книготорговле. Компании прекрасно понимают, что это не является рекламой, что к ним толпы народа сразу не побегут. Но для подарка — это приятно, что они обозначились. И они по оптовой цене у нас небольшую часть тиража покупают.

- Издательство «Янтарный сказ» напротив достаточно активно продвигало линию местной художественной литературы. Возможно это и стало одним из причин их банкротства?
- Я, честно говоря, не знаю как издательства раньше были организованы. Они же деньги получали и из бюджета. Фактически они просуществовали на хозрассчете очень недолго. Кого-то они издавали на свои деньги, кто-то издавался на свои деньги...У нас тоже заказные вещи есть. Приходит автор говорит: «У меня есть деньги, есть материал. Давайте?». «Давайте!».

- Может быть такое большое издательство как «Янтарный сказ» - это была слишком большая роскошь для такого маленького города как Калининград?

- Они очень много и в России продавались. Два года подряд мы участвовали на международной выставке в Москве, и, в принципе, все, кто книгами интересуются, знают «Янтарный сказ». Я думаю, что там было необходимо делать многомиллионные вложения. При чем в евро, а не в рублях. Книжное оборудование — это очень дорогое оборудование. Я даже не имею ввиду печатные машины, а просто сборка, твердый переплет — это все крайне дорогое удовольствие. Под полмиллиона стоит евро только нож стоит. Мне кажется, что их еще погубило то, что здание в центре города находилось. Это аренда. Плюс еще какие-то темные истории. Были желающие завладеть местом. Там же сейчас рестораны, офисы. Даже в Питере есть издательство, которое находится в центре города, и их, фактически, закрывают сейчас. Хотя они рентабельны. Потому что центр города, проще там поставить какой-нибудь торгово-развлекательный центр.

- Этот спад на художественную литературу касается и федеральных изданий?
- Вообще всех, даже монстров. Все сейчас в тяжелом положении находятся. Им проще выживать, потому что у них идет большой поток авторов за деньги. Мы сейчас будем издавать Олега Черенина «Шпионские истории». Он издавался в «Янтарном сказе» и был всем доволен. А года два назад он издавался в московском издательстве. Оно в первую тройку входило. Ему книгу так сделали, что, по его словам, даже стыдно дарить.

- Когда-то издательства шли по схеме, что был один «золотой» автор, который тащил все издательство. Как Пелевин у «Вагриуса», к примеру. Сейчас за счет каких-то топовых авторов издательству возможно рентабельность держать?
- Ну за счет топовых, наверно, возможно, но топовые же к нам не придут. И то все в интернет уходит. Я думаю, что даже с топовыми авторами сейчас стало тяжелее.

- К антипиратскому законодательству как относитесь? Сейчас уже достаточно мощный книжный торрент Flibusta перестал распространять свою продукцию из-за жалоб крупных издательств. Такие тенденции улучшат состояние дел на рынке?
- Наверно. Но это же все медленно и печально будет. Наверно, это здравая инициатива. Может быть такое издательство как АСТ это где-то на себе и ощутит, но нас это не касается. Я думаю, что если бы нас кто-то скачал и пользовался в частном порядке, мне бы и в голову не пришло в суд подать.

- Вы сказали, что в тендерах не участвуете. Та программа, которая у регионального минкульта существует по изданию местных авторов, вам неинтересна именно с коммерческой точки зрения или еще какие-то причины есть?
- Всегда выигрывают одни и те же. Собирать бумаги для того, чтобы тебя прокатили нет никакого смысла. Это потеря времени, какие-то надежды рисуются. Они иногда выделяют деньги на какой-то проект, но я даже не знаю как за эту сумму его можно сделать. Не то что заработать, а просто что-то сделать. Поэтому там все делается по 500 экземпляров. Я даже не знаю как эти книги распространяются. Их никто не видит. Я многое вижу, потому мне это приносят, показывают. А так, покажи большинству эти книги и они их в первый раз увидят. Что такое 500 экземпляров, при условии, что 200-300 где-то на складе лежит? Их там на подарки держат.

- Как вы качество эти программ оцениваете, тех авторов, которых министерство выбирает? Вам эти имена известны?
- Конечно. Попадин там есть. Но с ними нужно налаживать какую-то дружбу многолетнюю...Калининград — это какой-то замкнутый регион. Я сам здесь совершенно недавно. Здесь присутствует кумовство в каком-то гипертрофированном виде. Кто-то с кем-то учился, женился, крестился. Это везде есть, даже в Москве. Но здесь — это просто гипетрофировано. Поэтому многое губится на корню. У кого-то мама работает в правительстве, у кого-то — папа.

- Грантовые программы для издательств вас не интересуют?
- Есть такие программы, но на них надо очень много времени уделять и отдельного человека. Мы в них не влезаем, потому что нет временного ресурса. Должен сидеть человек, это отслеживать, подавать заявки. Мы были на московской выставке и к нам сами подошли с Ассоциации книгоиздателей России. Сказали, что посмотрели нашу продукцию и попросили у нас на участие в конкурсе «Щит и меч Кенигсберга». И мы стали лауреатами конкурса «Лучшая книга о российской армии и флоте. История и современность». Она, конечно, не про российскую армию, но там нельзя менять формулировки. Достаточно смешная формулировка по отношению к этой книге. Но это общероссийская премия, ее нельзя пролоббировать, проплатить. Об этом откуда-то даже наше министерство культуры узнало, прислали поздравление. Я удивился. А мы даже на сайте это не выкладывали.

- По вашему мнению издательский рынок в Калининграде может развиваться? Перспективы для того, чтобы появились еще какие-то издательства в городе есть?
- Я вообще не вижу никакой почвы для этого. Это очень тяжело. Вряд ли кто-то будет в этот бизнес инвестировать. А инвестировать надо много. И неизвестно как это отобьется. Мы хоть как-то заявили о себе, у нас есть круг клиентов. А вот просто так взять и появиться...

- Книжные ярмарки в вопросе продвижения сейчас помогают? Тот же «Янтарный сказ» возил свою продукцию в Лондон, и это была определенный статус.
- Спад идет. Если раньше выехать за границу — это было событие, то сейчас — пожалуйста: плати и езжай. Это просто вопрос денег. Не знаю насколько это может быть интересно. Нам бы было интересно такое мероприятие в Германии. В Лондоне — нет. Мы все-таки про Кенигсберг и все что с ним связано. Мы вошли в контакт с немецкими издательствами, с Берлинской библиотекой. Возможно, какие-то проекты будут. Это только начало контактов, но обоюдный интерес есть.

Текст: Алексей Щеголев

Поделиться в соцсетях