RuGrad.eu

30 , 04:53
$73,19
-0,42
86,86
-0,05
18,94
+ 0,05
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КИНО КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Давид Смелянский: Главный орган у продюсера – это нос

Давид Смелянский

Давид Смелянский, Художественный руководитель фестиваля "Балтийские сезоны":

9 сентября 2013


Художественный руководитель фестиваля “Балтийские сезоны” рассказал в интервью Афише RUGRAD.EU почему в программе фестиваля нет мюзиклов, почему массовый зритель плохо воспринимает эксперименты на театральной сцене, почему из всех “Балтийских сезонов” только последний получился у него на 90% и почему “Балтийским сезонам” требуется реструктуризация.

- На первой пресс-конференции перед «Балтийскими сезонами» вы говорили, что когда фестиваль приходил в город, то тут были только афиши «Фабрики звезд» и Бориса Моисеева, а больше ничего не было. За эти годы, пока существовал фестиваль, вам удалось улучшить здесь театральную обстановку?

- Я думаю, что здесь не только моя работа, но и работа времени. Взять на себя смелость и сказать, что это мы изменили полностью художественную картину, было бы неправильно. За время, которое мы здесь существуем, появился замечательный конкурс для органистов, существует замечательный джазовый фестиваль. Культурная панорама Калининградской области заметна. Когда я говорю, что здесь были такие афиши, это не значит что здесь ничего другого не было. Это просто ту эпоху характеризовало. Это было характерно не только для Калининграда, а вообще для этого времени. Просто, в моем случае, это было первое, что в глаза бросилось. Мне много приходится ездить по России: Калининград сегодня, на мой взгляд, становится более просвещенным и европеизированным городом.

- Вам, кстати, не кажется, что вот это улучшение театрального пространства должно еще за счет местных театров происходить?

-Да, конечно. Художественное движение вперед существует в любом театральном коллективе. На мой взгляд, театральный процесс, за время моего здесь пребывания, прогрессирует в позитивном направлении.

- Провинциальные театры всегда сталкиваются с такой сложностью, что они, может быть, и хотели бы на сцене ставить что-то экспериментальное, но сталкиваются с тем, что публика это не слишком хорошо принимает. В результате они вынуждены придерживаться достаточно консервативного репертуара. Из этой ситуации есть какой-то выход?

- Это вопрос, который всегда меня мучает…Это же свойственно не только Калининграду, а всей провинции (я говорю это слово с большим пиететом, потому что сам вырос в провинциальном городе). Меня в театральном искусстве огорчает, что засилье эксперимента, с одной стороны - это позитивно сказывается на развитии художественного процесса, но это стало во всем мире доминировать. Коллективный зритель – не специалист – хочет реалий. А по всем европейским фестивалям главенствует эксперимент и уход в технологизацию театрального процесса. Существует масса экспериментов, которые находятся ниже санитарной нормы.

- Но вот режиссер Кирилл Серебренников может же, к примеру, позволить себе Ларса фон Триера в театральном пространстве поставить?

- Такое тоже должно быть. Но ведь Москва большой город с большим количеством молодежи. И Гоголь-центр работает в этом направлении. Именно поэтому у нас на фестивале появилась программа «Будущее театра. Плоды просвещения». Студенты же все время экспериментируют. Они молодые, им этого хочется. Я, таким образом, привлек молодую часть публики, которую готовлю как будущего зрителя.

- Но программа «Будущее театра» наверно гораздо меньше зрителей собирает, чем основная?

- Нет. Она, конечно, очень затратная. Когда ты привозишь один коллектив, то ты на него потратился и привез. А когда ты привозишь труппы из разных учебных заведений, то в это надо вкладываться. Но эта программа всегда пользуется успехом, в том числе и у молодой части населения.

- В Калининграде много публики собирают антерпризы, потому что там, как правило, играют актеры, засвеченные в телевизионных ситкомах, и зритель идет на знакомые лица. Вы собираетесь подобный формат использовать на фестивале?

- Я человек, который в этой стране первый начал заниматься антерпризами. Я сделал на постсоветском пространстве первый антерпризный спектакль. Но лет через 5 я антерпризами перестал заниматься именно в силу тех обстоятельств, что антерприза рассчитана на звездную ситуацию. Звезды бывают порой безответственны в своей гастрольной политике. Но они в этом не виноваты. Виновато время и обстоятельство. В результате там рассчитывают на минимум декораций, но на максимум звезд и сбора денег. А мы все-таки театром занимаемся. Когда мы везем спектакль, то мы все равно должны нести художественно-социальную функцию. Коммерция в этой ситуации должна уходить на второй план. А она выходит на первый, что мною не воспринимается. Спектакль, созданный в антерпризных условиях, не может быть художественно состоявшимся, если он абсолютно одинаково ставится сегодня на этой сцене, завтра – на другой, послезавтра – на третьей. Поэтому я перестал этим заниматься. Мне все-таки театром хочется заниматься. Вы вот хоть раз жизни включали телевизор, переключали с канала на канал? Что там показывают? Это тенденция жизни. «Смехопанорама», которая там идет, ее возможно смотреть? Эти бесконечные сериалы: где либо кровь, либо слезливая драма. Полная бессмысленность. Это политика, потому что…Ну, дальше не буду. Лучше расскажу анекдот. Приходит Карабас-Барабас домой. На полу растерзанная Мальвина, в углу пьяный Пьеро, Буратино в печи догорает. Карабас-Барабас садится, берет сигару, достает из печи Буратино, прикуривает, бросает его обратно в печь, затягивается и говорит: «Да, не о таком театре я мечтал….». Для «Балтийских сезонов» - это табу.

- Вы много работали с мюзиклами. Ставили, к примеру, мюзикл «Продюсеры». В рамках «Балтийских сезонов» этот формат возможен?

- Он практически невозможен с технологической точки зрения. В тех же «Продюсерах», которые собрали абсолютно все награды, очень много технологий, которые сюда вывезти практически невозможно. Если бы были деньги, то я бы с удовольствием сделал мюзикл здесь.

- Вы как-то говорили, что у вас есть мечта поставить мюзикл «Дети свинга». В Калининграде его, как раз, можно было бы сделать?

- Умираю по этому поводу по сей день. Я сейчас работаю с американским агентством и хочу получить права на инсценировку этого киносценария на театральной сцене. С удовольствием его сделал бы в Калининграде. Why not?

-На юбилейных «Балтийских сезонах» у вас есть аккумуляция зрительского интереса на громких именах: шоу Вячеслава Полунина, театр «Ла Скала». Вы до этого не могли подобного себе позволить?

- Я не мог себе этого позволить финансово. Но в этом году, благодаря поддержке Правительства Калининградской области и лично губернатора Николая Цуканова, удалось аккумулировать достаточное количество спонсорских средств, и я смог себе это позволить. Я каждый год готов везти лучшие художественные произведения со всего мира. Такие организационные возможности у меня существуют. До этого года мне часто задавали вопрос почему я стал меньше привозить музыкальные формы: большие симфонические оркестры, звезд симфонической музыки. Только потому, что это дорого. Настоящий симфонический оркестр – это 100 человек, их привезти – стоит денег, солист – стоит серьезных денег и дирижеры стоят серьезных денег, если это хорошие дирижеры. Приходится принимать решение: либо везти два театра, либо один симфонический оркестр. Бизнесу это было неинтересно. Бизнес-сообщество оставалось абсолютно индифферентным к «Балтийским сезонам. Оно и сегодня остается индифферентным, но благодаря всяким усилиям извне, мы заставили их повернуться в сторону «Балтийских сезонов». Нам очень активно «КД Авиа» помогало. Оно давало нам такие цены на билеты, что были возможности привозить серьезные коллективы.

- Вы по какому принципу выбираете артистов для итоговой программы?

- Вам правду сказать? Я выбираю то, что я люблю. То что я люблю и то что я чувствую. Ведь какое место у продюсера главное? Нос. Ощущение времени и ощущение пространства, в котором ты существуешь. Если он у тебя в хорошем состоянии, то все сходится.

- Какие «Балтийские сезоны» вы могли бы оценить как фестиваль, где вам удалось воплотить все, что хотелось бы или пока не было такого фестиваля?

- Ну на 90% получился последний, юбилейный фестиваль. А так, конечно, мне большего хотелось бы. Я очень жадный человек. И я всегда завидую. Когда вижу чью-то хорошую работу, то говорю: «Черт, молодец какой. Почему я так не сделал?». Поэтому мне всегда хочется большего.

-Какие вам примерно суммы нужны для того, чтобы воплотить эти желания?

- Бесконечные. Я сейчас бьюсь, хочу в Россию Аль Пачино привезти с чеховским спектаклем. Сколько это будет стоить - я даже боюсь подумать. Но я бьюсь и у меня в ноябре должна быть встреча с ним в Нью-Йорке для обсуждения этой темы.

- «Балтийские сезоны» сейчас какое место на фестивальной карте России занимают? Региональный министр культуры Светлана Кондратьева отмечала на пресс-конференции, что такого фестиваля в России больше нет.

- Я не думаю, что это действительности соответствует…Мы не можем конкурировать с фестивалем имени Чехова. Он масштабней, качественнее и роскошно представляет театральную картину мира. С точки зрения провинциальной России, «Балтийские сезоны» занимают одно из лидирующих мест, если не лидирующее. Если честно, я не ставлю перед собой задачу положить кого-то на лопатки. Несмотря на то, что я КМС по греко-римской борьбе у меня нет этой темы, что надо всех победить. Мне надо, чтобы в Калининграде был мощный европейский фестиваль.

- Вы как видите дальнейшее развитие «Балтийских сезонов» и их продюсирование?

- Я думаю о какой-то реструктуризации фестиваля. И не потому, что меня какие-то обстоятельства заставляют…Просто любое художественное произведение должно чувствовать время. Просто набор привезенных коллективов, на сегодняшний день, мне кажется малой формой. Нужны какие-то лаборатории, развитие вокруг фестиваля. Это придает больший смысл. Мы немножко вещь в себе. Зритель пришел, поаплодировал и ушел…Но вокруг фестиваля должна еще жить профессиональная составляющая структура. Должен существовать какой-то художественный обмен. Это тоже проблема бюджета, но вокруг фестиваля должны вырастать наслоения: лаборатории, художественные мастерские и прочее, прочее, прочее.

Текст- Алексей Щеголев






Поделиться в соцсетях