Андрей Горохов

Андрей Горохов, бизнесмен, советник губернатора:

Андрей Горохов: Инвесторы не любят «терра инкогнита»

Андрей Горохов сегодня является, пожалуй, самым известным донором различных проектов по изменению к лучшему внешнего облика небольших городов региона. С его именем связан подъем новой волны интереса к истории битвы при Прейсиш-Эйлау (современный Багратионовск) во времена войн антинаполеоновской коалиции. Горохов пригласил в регион съемочные группы телеканала «История» и французского TV5 Monde. В разговоре с Калининградским деловым порталом RUGRAD.EU бизнесмен и советник губернатора рассказал, как связана история XIX века с современными инвестициями и почему самое сложное в создании бренда территории переломить пассивность муниципальных властей.


— Вы являетесь председателем общественного совета федерального партийного проекта «Городская среда» по Калининградской области. В том числе благодаря вашей работе маленькие города получают деньги на довольно дорогие проекты благоустройства. Со стороны процесс кажется предельно простым: город направляет в Минстрой РФ заявку, а тот ее одобряет или нет. Как на самом деле это устроено?

— Пока я этим занимаюсь, уже открыл для себя и узнал массу всего интересного. И какое получил удовольствие, участвуя в конкурсе малых городов! В прошлом году я познакомился с тем, как работает федеральное Министерство строительства и ЖКХ с этим проектом, и с сотрудниками министерства. Конечно, в этом общении я в том числе занимался лоббированием Калининградской области. Когда победа состоялась, когда муниципалитеты получили награду в виде грантов, то отцов у победы сразу стало много, называются имена. Но на самом деле я видел, сколько людей работали над тем, чтобы заявки трех городов получили поддержку.

Каким был лично мой вклад в этот процесс: я связался с муниципалитетами, с Мариной Оргеевой, и мы на площадке областной Думы провели семинар о том, как делать заявки для этой федеральной программы. 



Мы пригласили сюда экспертов-урбанистов и архитекторов из Москвы. Они провели семинар для всех наших специалистов, которые хотели бы претендовать на федеральный грант. В России есть компетентные лаборатории, которые умеют готовить проекты и документацию для подобных конкурсов, там существует определенный алгоритм. Нам хотелось по результатам семинара, чтобы и местные муниципалитеты, часть из которых адресно получила от меня и моих бизнес-партнёров дополнительные поступления по налогу на дивиденды, заключили бы договоры с такими грамотными проектировщиками, лучшими в стране.

Я лично заплатил за этот уставной семинар. Потом муниципалитеты — по 1 млн руб. — заключили договоры на разработку конкурсных заявок. А получили они 155 млн руб. от федерации на свои проекты. Там еще добавятся деньги региона, то есть в сумме будут сотни миллионов рублей на благоустройство. Чувствуете мультипликатор? На один местный рубль в муниципалитет приходят сто сверху из разных источников.


— В благоустройстве виден практический смысл: люди ходят по целым тротуарам и смотрят на красивое. А в чем, по вашему мнению, состоит экономический эффект от таких проектов?

— Любой проект, который вводит деньги в область извне, то есть не через перераспределение денег областного бюджета по адресной инвестиционной программе или как-то еще, а именно из Федерации, приводит к тому, что в любом случае эти деньги будут здесь, в Калининградской области потрачены и что-то произойдет: или повышение зарплат или изменение качества жизни.

Поэтому когда у нас раньше радовались и говорили: вот, мы 80 % продукции, которую производим, у себя же и потребляем, — я понимал, что это фактически изоляция, и должно быть ровно наоборот. В Западном Берлине, который был анклавом и походил на Калининградскую область, 20 % ВРП потреблялось внутри, а остальное шло на «материк». Потому что только за счет экспорта может расти анклавная экономика, и потому что это интеграция с общей территорией страны. Именно поэтому нам нужен экспорт в принципе и экспорт услуг, в частности. В этом смысле я смотрю на исторический туризм как на экспорт услуг.


— Поэтому вы сейчас спонсируете и активно участвуете в съемках документальных фильмов о Калининградской области и ее истории, чтобы запустить новый интерес к такому виду инвестиций?

— Это информационное продвижение региона в России и в мире. Необходимая вещь, чтобы к нам поехали туристы. Но главное, чтобы у Калининграда появился бренд, красивая историческая «легенда», это важно для прихода инвесторов, они любят престиж места и не любят «терра инкогнита»... Если говорить о конкретных проектах, связанных с историческим туризмом, то подходим мы к этому так: создаем презентацию и показываем, что мы сделаем из того, что есть сейчас. Живой пример — это проект по восстановлению кирхи Прейсиш-Эйлау. Самая большая работа здесь уже проведена: я получил согласие на эту работу от руководства области, представителей полномочного представителя президента, от Русской православной церкви. Чуть сложнее при этом идет согласование на уровне местной власти в муниципалитете.



Вот эта задача — выстроить работу так, чтобы каждое согласование влекло за собой дальнейший «зелёный свет», — это самое сложное. А я считаю, что по большому счету оно не должно занимать много времени. Но вокруг этого процесса всегда много разных вещей, в том числе и политических, если мы говорим о культурном наследии.

Поэтому с кирхой мы будем последовательно двигаться дальше. Но торопиться не будем, важно сделать это плавно и органично, с полным содействием всех сторон. Полагаю так, что если столько лет руинированная кирха не восстанавливалась, то мы можем позволить себе не делать резких движений. Здесь важнее не выиграть время, а не сделать ошибок.


— Что было раньше: идея восстановить кирху в Багратионовске или снять фильм про Прейсиш-Эйлау?

— Всё началось с реконструкции Центральной площади в Багратионовске. В своё время меня на это подбил Максим Федосеев (бывший вице-премьер области по вопросам ЖКХ и строительства. — Прим. ред.). Я тогда обратил внимание на этот муниципалитет, поддержал финансово определенные инфраструктурные проекты.

И в тот же год я оказался в Сербии, в Русском селе, где открывали после реконструкции православную церковь, восстановленную на деньги российских меценатов. Я со стороны увидел, что церковь является хорошей доминантой по высоте, очень живописно получается. Тогда же я сопоставил: в Багратионовске такой доминанты нет.

Но я помнил, что на гравюрах прежних лет я видел такую доминанту — кирху, и оказалось, что есть даже её руины, есть, что восстанавливать. Я понял, что если мы вернем Багратионовску доминанту, то привлечем сюда и туристов, и внимание к этому городу, и восстановим легендарную историю. А она ведь легендарная: Денис Давыдов ставил битву при Прейсиш-Эйлау для России в чем-то даже выше, чем Бородино.


— Вы общаетесь с сообществом исторических реконструкторов и с историками-профессионалами, организуете съемки документальных фильмов (русского и французского), вас самого еще не затянула эта бесконечная тема — наполеоника? Может быть, уже начали собирать коллекцию артефактов?

— Наполеоника — это, скорее, такой французский взгляд на вещи. Давайте говорить о «Славе русского оружия» и российской истории: для меня этот акцент важен. А конкретно по вашему вопросу — мне постоянно предлагают что-то купить в коллекцию. Вот, серебряного орла (знак на знаменах воинских частей императорской армии Наполеона. — Прим. ред.), но зачем? Я уверен, что сначала нужно создать место, историческое пространство, а потом уже наполнять его артефактами. Уверен, что при правильной организации работы с нами и парижские музеи экспонатами поделятся. Я так говорю, потому что личные контакты по этой теме во время моей поездки во Францию уже завязались, хотя это и не было целью встреч с местными экспертами.

От реконструкторов тоже предложения поступают: надевай мундир, кивер надень — и вперёд, в кадр! Но, надеюсь, это шутка, ведь это всё не про «Мирамистин», не про мое фармацевтическое производство в регионе. Я лишь помогаю процессам, в кадре пусть будут другие.



Хотя… Про «Мирамистин» тоже будет разговор, в фильме Тьери Перуза для телеканала TV5 Monde. Первая серия про Калининградскую область снимается о ее истории, а вторая — о инвестиционной и туристической привлекательности региона. Здесь будет упомянута особая экономическая зона, янтарь, футбол, Куршская коса и немного «Мирамистин», там я, наверное, пару слов в кадре скажу. Но надо отметить, что мы от этого позиционирования пока ничего не имеем, европейские рынки мы для себя только открываем. Нужно представить область за рубежом. Прейсиш-Эйлау — сильный бренд, важный для страны и понятный европейцам, и он привлечет за собой инвесторов.


Текст: Елена Шакотис
Фото: 
sovetsk.gov39.ru, RUGRAD.EU


* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.

29 Августа 2019





Комментарии