Александр Перебейнос

Александр Перебейнос, режиссер-постановщик Дня города в Калининграде, директор театра кукол:

Александр Перебейнос: Не надо вытаскивать чиновника на сцену и бога из него делать

Главный режиссер-постановщик Дня города в Калининграде рассказал в интервью Афише RUGRAD.EU почему на организацию праздника может оказаться недостаточно бюджета в 40 миллионов рублей, как на в программе Дня города появилась группа «Дюна», как едва не сорвалось выступление Томаса Андерса, почему День тухлого помидора звучит лучше чем День города Калининграда и как Александр Ярошук однажды спас праздник, выложив из собственного кармана 3 миллиона.


- В этом году на организацию Дня города выделено около 11 миллионов рублей. По вашему мнению, этого достаточно, чтобы подобное мероприятие организовать?
- Цифра, конечно, звучит. Но в нее входит все. Вплоть до того, что сняли растяжки, повесили растяжки, сделали новое оформление. И на это требуются миллионные деньги, потому что там много составляющих. И когда доходит дело до творческой составляющей, остаются уже копейки. Без сцены обойтись нельзя. Нельзя сделать День города, если не повесить все это оформление, которое тоже денег стоит. Поэтому чуть ли не 2/3 суммы уходят на подготовительные моменты, технические моменты. Но все почему-то думают, что 11 миллионов — это только артисты и те, кто поют и танцуют.

- Той суммы, которая в этом году у вас осталась на творческую составляющую, достаточно?
- Никак не достаточно. Мы от многих проектов отказались. Надо учитывать, что у нас супер-форс-мажорная ситуация. Мы, буквально, за 2 месяца делаем День города. Есть законодательство, есть пресловутый 94 ФЗ и до тех пор, пока организация, которая выиграла торги, не подписала контракт, она не имеет права ни афишировать, ни вести подготовительную работу. Это просто подсудное дело. Если за эти деньги еще можно было что-то успеть за полгода, то в этой форс-мажорной ситуации, надо в 4 раза больше: чтобы кого-то перехватить, успеть пригласить, пообещать большие гонорары, быстро сделать. Это крайне тяжело. Если мы считаем, что День города — это наше общее дело, то горсовет и исполнительная власть должны провести какие-то финансовые процедуры, чтобы в конкурс можно было отыграть условно в феврале. Тогда 4 месяца можно готовить День города, а не работать пожарниками. Бюджет может быть, хоть 40 миллионов рублей. Если мы говорим о честно и порядочной команде, которая делает праздник (потому что можно все растащить и разворовать). Мы же знаем свои творческие силы, творческие способности города и области. Все говорят: «А чем вы удивите?». Как-будто не видят своих коллективов, что они выросли, у них другие программы, все какую-то звезду ждут, новое шоу... А это очень большие деньги на сегодня. У нас в этом году порядка 6 театров приезжают, но многим мы отказали в силу бюджета. Когда заходит вопрос, что нужно 5 тысяч евро ведь люди знают цену своему творчеству... Поэтому можно провести праздник на 11 миллионов, а можно и на 5. Были времена, когда мы проводили его вообще за 4 миллиона. Но время на месте не стоит и каждая услуга дорожает и дорожает.

- Если говорить о том времени, когда вы за меньшие бюджеты приходилось все это делать, то вам много от чего приходилось отказываться?
- На тот момент была другая позиция. В те времена праздник делал весь город. Сейчас любой коллектив за просто так уже не работает. Даже наши коллективы, которые полупрофессиональные. И я их понимаю и поддерживаю. Им надо костюмы сшить, кто-то там на полузарплатах... А тогда это был полуэнтузиазм, полуобязательная программа. Поэтому деньги уходили в основном на какие-то технические дела. Сейчас все по этой накатанной дальше и идут: думают, что все бесплатно будут выходить и работать. Энтузиастов — нет. А в творческую составляющую, за исключением звезды, не так много денег вкладывали. Но естественно, приходилось от чего-то отказываться. У меня давнишняя идея (и я вижу, что мы к этому постепенно движемся): нам надо придумать какой-то свою «фишку» в рамках Дня города. Я всегда думал, что это должен быть фестиваль уличных театров и театров уличных форм. Чтобы он был из года в год. Тогда можно расти, приглашать новые театры и Европа бы знала, что в Калининграде (День города для многих непонятен) в такие-то сроки есть фестиваль уличных театров. И все бы съезжались посмотреть. А это другие деньги.

- Вы говорили, что спонсоров под День города вам найти не удалось. Почему бизнес так неохотно идет на подобное?
- Есть одна объективная причина. Приличные компании свои бюджеты рассматривают в начале года. Они говорят: «Вы бы пришли в начале года, нас заинтересовали и у нас бы это было. А сейчас в статье расходов этого нет. Где брать, где вырывать?». А у нас опять месяц срока и мы говорим: «Дайте на праздник!». Хотя у нас все уже профессионально, есть пакет для генерального спонсора, просто спонсора, что мы за это по рекламе предлагаем. Но это мертвая зона. На сегодня есть две-три компании: «Автотор», по-моему, в двух вариантах и «Лукойл». Раньше это делалось добровольно-принудительно. Во времена Савенко эта процедура была такая: он лично приглашал тех, кого знал, это личная инициатива была. Просто приглашал, общался, доказывал, рассказывал. Мы при этом даже не присутствовали. После этого появлялись спонсоры, при чем разумные. Ведь никто здесь не просит: «Дай денег!». Были разные варианты: кто-то приглашал отдельную команду или звезду, кто-то брал себе стадион и делал праздник. Формы были разные. Не хотите вы деньги кому-то отдать, на ветер пустить, давайте вы тогда вот это сделаете, это на себя возьмите. Может быть сейчас престижность самого праздника пропала. Раньше любое совещание мэр начинал таким образом: «Это наш праздник, начиная от дворника и заканчивая бизнесом». А сейчас обратная ситуация: вы выиграли (как будто это такое великое счастье) вот вы и колупайтесь. А мы придем и будем критиковать. Я честно говорю, что это счастье я могу подарить любому. Мы всегда открыты для творчества. Но нет ни одной заявки, которая не тянула бы за собой конкретных денег. Человек приходит и говорит: «Дайте мне тысяч 60, я сделают то-то и то-то». А я говорю: «За 60 тысяч я и без тебя это сделаю».

- Как у вас появилась концепция праздника и этот образ моста, как чего-то связующего?
- Она просто в воздухе витает. Я когда делаю уличное действие или зрелище, то пытаюсь, в любом случае, обойтись без политики. Это принципиально для меня. Но без реалий обойтись невозможно. Поэтому родилась эта идея из-за постоянной анклавности, которая давит. Потом я как-то в интернете нарвался на 7 мостов Кенигсберга, почитал про них. И мне показалось, что как символ – это нам близко. Просто по идее. Эти мосты могут и виртуальными быть, это же творческое сравнение. Технически это будут конкретные некие оформленные конструкции. Они небольшие, где-то метр пятьдесят, символические. Такой горбатый мосточек, чтобы человек все-таки мог на него подняться. А здесь в парке у нас будет чисто виртуальный. Мы его называем «история Кенигсберга и Калининграда». Это будет коллективами и площадками делаться. Я все-таки очень люблю, когда в городе, семье есть какие-то традиции. Чем сильна Европа?тем что в любом городе, есть традиции. Мы в сложном здесь в политическом и геополитическом положении. С этими мостами есть такая грешная идея, она может еще и не получиться. Мы с театрами пытаемся какие-то традиции зародить. Этот мост может потом где-то появиться. Ну не получится, то хотя бы толчок будет.

- Вам не кажется что вся эта образность, которую вы перечислили, отдает наследием советского времени и советских праздников.
- Никогда в жизни. Какими советскими? Человек, пришедший на праздник, в любом случае, должен стать его участником. Сейчас наоборот все к этому идет: я не хочу просто жрать гамбургеры! Мне нужен интерактив, нужен флешмоб! А это что, не советская история? Созвонились ребята, вышли на площадь, подняли юбки и показали зад. Не меняется форма. И здесь, когда придет человек, то он может с утра до ночи гулять по пешеходной зоне. На сцену его никто не тащит. Но событийность быть должна.. Он должен прийти и чему-то удивится. Что-то для себя за кружкой пива понять. Мы его не загружаем. Не хочешь – ходи гуляй и любуйся. Ты сам хозяин своего настроения. Тебя никто никуда тащить не будет и никто на тебя пионерский галстук не надевает. Любой праздник все равно имеет идею. Даже любая пьянка собирается по какому-то поводу. Мы же для чего-то собрались. А потом уже нажрались и никто ничего не помнит. Для меня советское – это, что происходит на главной сцене. Вот это я бы точно отменил. Когда море полупьяных (а то и в дребодан) и все мы ждем звезду. Вот это для меня какое-то плебейство и холопство. Халява! Приезжает Томас Андерс! Я задавлюсь, но я туда влезу! Вот это раб внутри. А здесь, у нас, самое главное, чтобы ты стал самим собой.

- Вам не кажется, что муниципальные праздники в Калининграде сильно друг на друга похожи: и по контенту, и по манере организации. Это связано с тем, что часто вы и там, и там режиссером-постановщиком выступаете?
- Нет. Дело не в этом. Сейчас, кстати, другая тенденция. Я уже лет 10-15 никуда не прошусь. Мне это не надо и нет в этом необходимости: у меня целый театр и дай бог мне с ним справиться. Некоторые идут по тенденции. Они говорят: «Вот не будем мы условно Перебейноса приглашать, Сидоров будет». Сидоров приходит сам себя загоняет в форматы. Просто как пример, сколько я не делал еще в те времена дней города и так далее, я тогда еще пытался доказать, что не надо этих помпезных прологов. Не надо вытаскивать на сцену чиновника и бога из него делать. Это праздник всех и все здесь должны быть на равных. И только лет 7-8 назад удалось на этой здоровенной сцене обойтись без этих помпезностей. Мне понадобилось лет 15, чтобы сломать это. Раньше меня просто заставляли власть имущие: принесите пролог, покажите кого мы выводим, где у нас мэр хрюкнет? И это был не творческий сценарий, а что-то протокольное. Я говорил: «Да не это главное, да давайте не будем этого делать. Мы делаем для тех кто приходит». Поэтому есть большая пешеходная зона. И это не понты. Мэр так же идет в колонне. И перед ним в прошлый раз, пардон, насрала лошадь, он обошел и пошел дальше. В Европе никто дни города не празднует. У них событийно. А у нас вот День города: ты умудрись про всю историю сказать, умудрись ветеранов не забыть. И праздник обрастает теми и теми составляющими, которые вроде бы и надо… А хочется, чтобы это был просто большой красивый карнавал, с какими-то традициями.

- У нас активно местная самодеятельность во всех праздниках участвует. Вам не кажется, что тут уже какая-то грань нарушается, потому что на сцену вытаскиваются все коллективы разом: от полупрофессиональных до совсем любительских?

- Смысл в этом есть. Каждый муниципалитет должен рожать и придумывать свою историю. А не играть в игры «А ну ка Гурьевск! Давай я переплюну Калининград». Кто там был? Томас Андерс? Кто у нас круче? И все. Я делал и в Гурьевске День города и там только эти вопросы и задают. Был вариант, я предлагал сделать фестиваль «Гурьевская каша». Чисто в профессиональном плане, не надо обижать самодеятельное творчество. Оно у нас во многом сильнее чем профессиональное где-то в Европе. Но когда его свели на нет и думаю, что оно будет за 20 копеек плясать и петь не пойми где и что… Им тоже надо найти применение, у нас шикарные коллективы. А им говорят: «Будете здесь скакать у меня с утра до вечера!». А не придумано ни формы, ничего интересного.

- Просто те же какие-нибудь «Поющие горошины» вообще на каждом празднике выступают.
- Это естественно, но не нормально. Если у меня бюджет 50 рублей 40 копеек, а праздник надо делать, то где-нибудь на шестой позиции у меня коллективы уже кончатся. Когда депутаты начали: «А что нового? Придите расскажите!». Мне хотелось сказать: «А вы мне расскажите, что вы в культуру вложили?». Где хоть один коллектив, кого вы одели, пригласили хорошего руководителя с Польши или Литвы, дали рост. Ничего? Никто никого не прячем просто больше ничего нет. «Горошины» - это не мафия. Любой режиссер. Который что-то делают, влево-вправо подергались, потом качество посмотрели и все равно придется брать «Горошин». Можно этих, но они не одеты. Хотя если мы куда-то выезжаем наши коллективы фору и раздетым дают.

- Какими качествами по-вашему должен обладать хедлайнер фестиваля? Директор праздника Александр Емельянов говорил о некой «народности» исполнителя.
- Начнем с того, что я бы нашел на что другое эти средства потратить. За те же условно 2-3 миллиона можно пригласить снежное шоу Полунина, а шоу должно быть обязательно. А звезды… Ведь на них собирается настолько разные социальные и возрастные категории, что не в жизнь не угадаешь. Мы и по 4 коллектива приглашали. Но все равно потом все пишут: «Да ну, это отстой!». А когда приедет красивое шоу(допустим, водное, если бы у нас была такая возможность) – это все. Плюс ко всему, я не очень люблю такое, когда бесплатно, на площади, ближе к ночи собирается абсолютно неконтролируемая и даже неадекватно реагирующая на то, что там происходит на сцене толпа. Надо ли это? Любой рок-фестиваль, когда он на побережье выезжает – я понимаю. Музыка их к этому движет. Они за этим туда и едут – оторваться. А здесь…Не совместимые вещи. Опять же зачем спорить на тему хедлайнера, если его за месяц приглашают?

- Томас Андерс на ваш взгляд стал удачным вариантом?
- Люди моего поколения, младше меня – конкретно знают, что это была за группа. Сейчас он опять отсиделся и у него новые хиты. У него достаточно большое прошлое и за одно это его можно брать. А хедлайнер он или он бы всего на час приехал и Расторгуев был бы хедлайнером…Эту историю продюсеры запустили. Для меня, допустим, Томас Андерс не хедлайнер, а если бы был с ним на одном концерте Шевчук, я бы сказал, что Шевчук хедлайнер.

- Про Томаса Андерса дирекция праздника говорила, что это такой компромисс между ценой артиста и уровнем его известности. Какие-то еще варианты были по личности хедлайнера?

- Очень много. Тот же Левченко и Емельянов, как только подписали контракт, тут же начали обзвоны, скажем так, всех приличных хедлайнеров на что опять же есть деньги. Начали обзванивать и тут же первые позиции стали слетать. Начали отвечать: «У меня сороковник гонорар. Давайте мне 60 и я к вам». Целый список был. Собирались по два раза в день и очередной вариант рассматривали: этот улетел, эти просят в два раза больше. Потом вдруг нарвались на Томаса Андерса и узнали, что у него есть «окно». И он тоже чуть не слетел. Ему надо было делать предоплату, а денег еще не было. Не знаю, где они их вырвали. Его стали кормить обещаниями: «Да вы же нас помните! Да вы же нас знаете!». За него отцепились и уже не отцеплялись. Прям до хрипоты было. И артисты такого уровня, как Томас Андерс, на тот момент уже все послетали. В том или позапрошлом году такая же история была. Ярошук тогда лично свои 3 миллиона дал. Не достал бы мэр деньги хедлайнер бы тогда не приехал.

- Почему вы группу «Дюна» в качестве хедлайнера для концерта в Центральном парке?
- В силу обстоятельств. Кто-то мне сказал, что они в Светлый на День рыбака должны приехать. А это уже дешевле, и мы тут же в хвост пристроились. Связались с Лютаревичем и вдвоем скинулись, и пригласили их на два концерта. Если бы их не было в Светлом, мы бы их не выдернули. Денег не хватило бы.

- Вы их творческий багаж как-то учитывали? Вам не кажется, что по меркам даже поп-музыки того времени, группа «Дюна» совсем клоунадной выглядела и что это может кто-то как издевательство воспринять?
- Это как раз и есть принцип народности. Они сейчас опять в тренде, опять начали оживать. Они и сейчас так выглядят. Но это и есть формат праздника. Кого приглашать на сольный концерт – это надо думать. А на День рыбака я бы наш «Кури бамбук» бы пригласил, если бы они не уехали. О качестве можно спорить, но это именно тот формат. Что-то такое веселое и клоунадное. Все Дни рыбака у нас, практически, так и праздновались. Чуть-чуть Нептуна, а потом что-то веселое и бесшабашное. Почему издевательство? Это же бесплатная история: не хочешь – не ходи. Я даю гарантию, где-нибудь часов с 2-х люди сядут в парке и будут сидеть и ждать «Дюну». И у них достаточно красивых песен, кроме шлягеров, и полународных, и полушансон. Это как раз формат, а вот на большой сцене им делать нечего.

- Вы опыт европейских муниципальных праздников учитываете, когда к Дню города готовитесь?
- Я обратное скажу: они пытаются наш опыт учитывать. И немцы, и поляки, те с кем мы контактируем. У нас другие форматы. Я в Германии был там максимум может стоять сценка и большая-большая обжираловка вокруг. А на сценке такое, что у нас бы это за издевательство приняли. У них это не главное. Главное, чтобы собрались, попили, поели – и весь разговор. Они не так отдыхают и не так веселятся как мы. Года 3 или 4 назад у нас была идея делать «зарядку по-калининградски», «завтрак по-калининградски» , «велопробег по калининградски». Но с «завтраком по калининградски» почти не получилось. Это надо было застрелиться, чтобы наша торговля вышла. А у них с этим наоборот все заточено: тут сосиски, тут –столики, тут –скатерти. А у нас будут стоять одни шарики, какие-нибудь куколки…

- На брифинге вы говорили, что если праздник будет перерастать в формат фестиваля, то у него появится туристический потенциал.
- В этом случае появляется бренд. День города Калининграда – запусти это в интернет и все скажут: «А что это?». А скажи День тухлого помидора и все скажут: «Опа, стоп, что они с этими помидорами делают?». Бренд. Должен быть свой бренд в обязательном порядке. Как фестиваль «Дон Ченто Джаз», их же море джазовых фестивалей, но это бренд. Если делать фестиваль уличных театров будет формироваться некий бренд. Но надо помнить, что мы не первые. Для того, чтобы родить что-то свое –надо жизнь положить. Но можно частично спекульнуть, но опять же вложить свою идею. Что в Калининграде, каждый год собираются уличные театры, которые работают, допустим, только с бумагой или только с огнем, или только на велосипедах. Изначально это бредом может быть, но потом будет своя публика. Всем не угодишь, но все будут переть.

- Про тот же День селедки даже губернатор говорил, что у праздника есть туристический потенциал, но это пока не сработало. Хотя бренд определенный здесь есть.
- У нас любят власть имущие полемизировать, но когда их просят с визами решить, они отвечают: «Да подождите! Про это все знают». Они почему-то думают, что мы сейчас такое придумаем, что все попрут. С доступности же надо начинать. Но День селедки как раз сейчас превращается в старый формат. Там черт знает что продают лишь бы продать. Если идет фестиваль корюшки Литве, то это только корюшка. В разных ее проявлениях. Вокруг этой корюшки они какие-то свои национальные штучки делают, но ничего нового в этом нет. Но только корюшка и все. Народ приезжает поесть эту корюшку, почувствовать атмосферу, отдохнуть и свалить. Но все гостиницы заняты. Но даже мне туда приехать туда было проблемно, хотя виза у меня на все время есть. Пусть они нам, творческим людям, которые праздники рожают, ставят при жизни памятники. Что хотя бы звучит: «есть День селедки». Его просто надо переформатировать. Я на первый праздник предлагал: давайте всю набережную заставим рыбацкими лодками, пусть там селедка будет. Пусть будет атмосфера тех времен, чтобы ты пришел –тебе в сумку селедки навалили. Но никого не нашли. Но последний раз там уже шашлыки воняют, все в полный рост и сама селедка –постольку-поскольку, плюс для Сивковой не менее важно (и я ее понимаю), чтобы народ попер на все ее экспонаты и оставил билетики… Но на корюшке никто не зарабатывает, кроме гостиниц. Но самое главное, если бы была доступность границ, не надо тут плохо о себе думать, на наш День города приперли бы – мама не горюй!

- Андрей Левченко как раз говорил, что День города как раз выпадает на тот период, когда билет до Калининграда стоит как до Лондона.
- К нам Россия не поедет, потому что это застрелиться. Наши туристы – это поляки, литовцы и белорусы. Мы их менталитет точно знаем. мы даже можем какой-то праздник форматировать, прикидывая, что им будет интересно. Но доступность - это–первая очередь. Я открыл карту: Ой, я бы сюда съездил!». Посчитал – вроде не так дорого. А потом началось: виза и еще что-то... И досвидос.

Текст: Алексей Щеголев

1 Июля 2013





Комментарии